Евгений Корнийчук: Турчинов проверял факты лоббирования мной интересов фирмы «Магистр и партнеры»

Евгений Корнийчук: Турчинов проверял факты лоббирования мной интересов фирмы «Магистр и партнеры»

Пусть "Магистры" получили право на арбитраж в Стокгольме. Но, если есть опыт и умение у кого-то другого - пусть докажут это... Интервью

Когда юридическая фирма, к которой до последнего года имел отношение первый заместитель министра юстиции, получает право защищать в международных судах Национальную Энергетическую компанию и тратить на это 26 миллионов государственных долларов, это становится темой для журналистов и оппозиции. В какой бы стране это не произошло (если это, конечно, не Россия и не Сомали). Именно из-за этого Евгений Корнийчук, первый заместитель министра юстиции Украины, а к тому же еще и зять председателя Верховного Суда Украины Василия Онопенко, переживает острую волну интереса к своей персоне со стороны СМИ и некоторых политических соратников. Как так вышло, что такой  многомиллионный бюджет на защиту НАКа тихо отошел его “бывшей” фирме? Отчего это так оскорбило его соратников? Именно об этом УНИАН спросил у заместителя министра.

Евгений Владимирович, Вы в последнее время в печати фигурируете едва ли не как  коррупционер. Юридическая компания “Магистр и партнеры”, к которой вы формально не имеете отношения, но с которой вас так или иначе ассоциируют, подписала 26-миллионный контракт на юридическое обслуживание НАК Нафтогаз. Что Вы, собственно, сами  об этом думаете? 

Евгений КОРНИЙЧУКМне неизвестны все факты, получали ли что-то “Магистры”, потому что я давно этим не интересуюсь. Согласно закона “О госслужбе” я, как госслужащий, мог оставаться среди основателей предприятия и получать дивиденды от его деятельности. И я так и поступал, когда был депутатом. Я тогда не выходил  из основателей “Магистров”, но моя деятельность там была «заморожена». Когда я был назначен на должность первого заместителя министра, я решил разорвать любые связи с компанией, во избежание конфликта интересов. В начале прошлого года я вышел из основателей этой кампании, и к «Магистрам» я на сегодня не имею никакого отношения. В печати появляются разные сплетни, в том числе, что я лоббирую их интересы. Мне не хочется повторяться и постоянно опровергать глупые выдумки. После публикации в прессе вице-премьер-министр Украины господин Турчинов дал указание руководителю Главгосслужбы проверить факты лоббирования мной интересов "Магистров" в НАКе. НАК и Минюст, и Налоговая предоставили информацию по этому поводу. Первое, что "Магистры" не выигрывали никаких тендеров, а лишь были продлены их прошлогодние контракты. Налоговая предоставила информацию, что я не являюсь основателем "Магистров", не получаю от них дивидендов. Проверка проведена и злоупотреблений не обнаружено.

Ясно, что Турчинов не мог бы обнаружить нарушений у своего политического соратника...

Минуточку. Турчинов не принимал персонального решения. Он дал поручение Главгосслужбы разобраться.  Этот орган имеет такие полномочия - проводить расследование относительно соблюдения госслужащими закона о госслужбе. Кстати, “Магистры” представляют интересы Нафтогаза еще с 2002 года, задолго до моего прихода на любые должности.

В том числе, когда вы были старшим партнером кампании? 

Да. Например, лично я, будучи партнером, занимался выпуском еврооблигаций в 2004 году, я занимался урегулированием всех исторических задолженностей Газпрома на 1,6 млрд. долларов в 2005, я занимался их кредитными проектами вплоть до моего захода в Верховную Раду, когда я прекратил свою деятельность. Не может быть и речи о том, что эта кампания никогда не работала, а затем пришел Корнийчук и компания получила какой-то проект. Компания работает с НАКом постоянно с 2002 года и меньше миллиона долларов на год она не получала. Это сотрудничество началось еще во время руководства Нафтогазом Копыловим, потом сменялись друг за другом руководители НАКа, а юридическое сопровождение оставалось. Что касается упомянутых вами юридических услуг, то, насколько мне известно, компания получила право представлять Нафтогаз в Стокгольме в сложных арбитражных процессах против УкрГазЭнерго и РосУкрЭнерго еще в позапрошлом году. И менять представителя в ситуации, когда идет спор и он продолжается на протяжении какого-то времени, не просто неправильно, но и вредно. Я могу сказать, что компания представляет интересы Нафтогаза совместно с одним из мировых лидеров в арбитраже – юридической компанией “White and Case”, которая параллельно ведет Нафтогаз по международным проектам.

Мы не имеем каких-то персональных отношений с Андреем Портновым, но, если быть справедливым, то во время газовых переговоров журналисты именно ему звонили и расспрашивали о юридических деталях газовых переговоров, об одиннадцати миллиардах растаможенного газа, о репликах России, знаем, что именно он мог позвонить Куприянову и попросить его, скажем, о том, чтобы Газпром дезавуировал некоторые свои заявления или  более четко высказался, о том, что он уступил Украине именно требование имущества. А сотрудники "Магистров" во время конфликта даже комментарий УНИАН отказались предоставить относительно ситуации из растаможкой. А чем занималось в это время Министерство юстиции и вы, в частности? Почему не поехали в Москву?

...Меня Юлия Владимировна приглашала приехать, и я хотел, но я до сих пор в России - персона нон-грата. Знаю, что переговоры были очень тяжелыми. Но, поверьте, такие тяжелые переговоры происходят каждый год, и я сам принимал участие во многих из них. В этом году ситуация была сложной, но три года назад, когда регулировался долг в 1,6 миллиардов долларов, переговоры были не легче. Возникают дополнительные проблемы. Такие, как проблема баланса газа.  После Кучмы, во времена сегодняшнего Президента, в три-четыре раза упал баланс, который мы получаем взамен на транзит. При Кучме мы благодаря транзиту получали объемы газа, достаточные для продажи населению, а теперь "благодаря" усилиям Банковой мы потеряли этот баланс. Но это уже не вопрос юридической практики. Это вопрос политики и экономики.

В любом случае Нафтогаз должен кто-то обслуживать. Почему не проводить публичный тендер на предоставление юридических услуг, чтобы не было лишних вопросов?

Евгений КорнийчукНАК сопровождают десять - пятнадцать фирм во всех направлениях. Это же не так: одна компания навсегда выиграла тендер на пожизненное обслуживание. Пусть "Магистры" получили право на арбитраж в Стокгольме. Но, если есть опыт и умение у кого-то другого - пусть докажут это. Но в Украине есть всего три-четыре фирмы, которые принимали участие в международных арбитражах и разбираются в этом. Я уже не говорю о том, что нужно элементарное: хорошо английский язык знать. Я для того, чтобы представлять государство в арбитражах в Стокгольме, в свое время заканчивал юридическую школу в США, работал консулом Украины в Нью-Йорке пять лет, возглавлял отдел международных договоров в МИД, приобретал опыт по разным делам, в частности по ТУ – 154, сбитому над Черным морем, Норскгидро, Элаент-Киев.

Относительно всех этих инсинуаций вокруг "Магистров". Недавно вышло интервью Алексея Резникова, где он расставляет все точки над «і». ..

Сейчас самой дискуссионной темой остается форма новой коалиции БЮТ и ПР и конституционного процесса. И главная дискуссия происходит вокруг того, как это так сделать: чтобы Янукович стал Президентом, Тимошенко - премьером и чтобы никто никого не кинул. Если реформа осуществится, и проведут изменения в Конституцию, то вам будет стыдно, если Президента будут избирать  в парламенте? 

Мне будет стыдно. У людей нельзя забирать право выбора. Если кто-то из политиков надеется, что можно заключить новый союз и перенести выборы в парламент, мне кажется, что это просто невозможно. До выборов осталось несколько месяцев. В эту минуту идет заседание КС, относительно того, когда президентские выборы состоятся - в октябре или в январе. Но если Президент будет держаться еще четыре месяца за свое кресло, то это ничего не изменит. Он сделал все, что мог за эти четыре с половиной года. Он заявляет, что будет баллотироваться на новый срок, так пусть посмотрит, какой его реальный рейтинг. Вы назовите еще одного человека, современного политика, который начинал с рейтинга 60-70 процентов, а заканчивает двумя. Но возвращаясь к избранию Президента в парламенте, я повторяю - это право у людей забирать нельзя. Если же кто-то захочет внедрить такую норму в Конституции, то это желательно согласовывать на всенародном референдуме. Что касается, будет ли "широкая" коалиция или нет - не знаю, я не принимаю участия в переговорах.

О дате избрания Президента... Если по-честному, то пятый год президентских полномочий истекает в январе. Кому бы как не надоел Президент, и чтобы не говорил Конституционный суд, середина января - это по Конституции настоящая дата выборов. Вы так не думаете?

В истории юриспруденции бывает такое, когда юристы пытаются доказать, что черное - это не такое уже и черное, скорее – кремовое или даже белое. Но дата выборов Президента - это не тот случай... Президент избирался по Конституции 2004 года, и эта Конституция предусматривала другой порядок выборов. Новая Конституция вступила в силу в 2006 году, она вступила после его прихода. Если Конституционный суд примет решение, что выборы должны состояться в январе, то думаю, люди будут помнить не это решение, а голосование в парламенте, когда 402 депутата решили, что Президент должен пойти уже в октябре. И если бы Президент имел остатки самоуважения, он бы уже должен был пойти на досрочные выборы. И я не исключаю, что если КС примет решение в интересах Президента, то народные депутаты опять соберутся и объявят такое же повторное решение в 430 голосов.

Говорили, что одним из условий союза Партии регионов и БЮТ было то, что Юлия Тимошенко спустит на тормозах дело Венко. Вы нас очень убеждали, что соглашение по Венко – плохое для страны, а дело правительства против Венко в суде - практически беспроигрышное.

Я и дальше занимаюсь Венко. Дело идет, как должно идти. В конце года планируются дебаты по нему. Минюст уже получил требования к государству со стороны Венко. На сегодняшний день они так и не определили сумму материального ущерба. Но я вижу, что Венко сама не заинтересована ускорять процедуру. Мы идем вперед и мне кажется, что по упомянутому делу позиция правительства агрессивнее, чем позиция Венко. 

А если бы мы начали добывать нефть на шельфе, то, может, с Россией можно было бы говорить увереннее?

Дело не в том. Они в этом году вообще не могли бы добывать. Для того, чтобы начать добычу технологически, нужно три-четыре года.  Я за то, чтобы добывать. Кто мешает сегодня нашим межведомственным комиссиям, которые занимаются соглашениями о разделе продукции, подписывать новые соглашения и двигаться в этом направлении? С новыми инвесторами на других участках побережья Черного моря?  Венко хоть и взяло большую часть территории, но не всю. Нам даже в суде было бы хорошо показать, что правительство сейчас активно и эффективно работает с другими инвесторами. Потому что один из пунктов обвинения со стороны Венко заключается в том, что это политический заказ, а мы говорим, что главными были экономические причины невыгодности соглашения для государства. Жаль, что за этот год мы не подписали ни одного нового соглашения.

Вы бываете за рубежом, общаетесь с юристами, как они воспринимают идею вот так, раз - и превратить страну в парламентскую республику?

Коллеги за рубежом редко следят за нашей внутренней политикой. Их больше интересует внешняя, торговая активность. Безусловно, все коллеги считают, что Украина более открыта по сравнению с Россией.

Эксперты, которые понимают в наших внутренних реалиях, соглашаются, что у нас царизм невозможен  исходя из исторического опыта Украины. И возвращение к сильной президентской республике народом будет воспринято негативно. Думаю, что вопрос парламентской республики решен исторически. Это лишь вопрос времени, когда она будет воплощена в Украине. Президент сделал все, чтобы создать спрос на парламентскую республику среди граждан. Но спрашивать у граждан на референдуме,  стоит ли изменять форму правления, нужно. В той ситуации, какая сложилась, переход к парламентской республике будет поддержан и бизнесом и гражданами.

Ситуация в парламенте, в правительстве, на Банковой - это вопрос личностной культуры, а не государственного строя...

Мы с Бразаускасом встречались в Литве, как соратники по социал-демократическому движению. Он там - отец нации, дважды президент, руководитель парламента. Он говорит, что его самое большое достижение, что он отделил власть от бизнеса с самого начала. Все бизнесмены были представлены, но через юристов и экономистов, которые зашли в парламент. 

Что Вам удалось сделать в должности Первого заместителя министра? Что считаете своим достижением?

В прошлом году мы выиграли несколько дел. В этом году по арбитражам все как-то замедленно. И истцы и ответчики смотрят, сколько они способны потратить на арбитражные трибуналы. С точки зрения инвесторов, мы имеем неплохой показатель – мы не проиграли ни одного иска по арбитражу. Но новые иски появляются, и это уже плохо. У нас идут активные слушания по делу Альфа Проект Холдинг, это австрийская компания, которая заключила соглашение относительно совместной деятельности с гостиницей Днепр. Они проинвестировали немногим больше миллиона и фактически требовали  в собственность гостиницу.  Но самая интересная ситуация сложилась, когда проходили слушания, и вдруг появляется письмо посла Украины в Греции господина Цибуха, который на официальном бланке посольства пишет, что Альфа Проект Холдинг - один из лучших инвесторов в Украине. Это называется свидетельствовать против интереса собственного государства. Чтобы писать такие письма,  человек должен быть или очень мотивирован или не совсем понимать… В любом случае такой человек не имеет права занимать должность посла. Таких досадных случаев вообще очень мало в истории арбитражей. Относительно моих достижений. Я считаю большим позитивом то, что за время моего пребывания на этом посту вынесено решение в интересах государства в по иску компании «Норск Гидро», в результате чего в Государственный бюджет возвращено 1,8 млн. дол. США, по делу по иску египетской компании «Алим Эйрлайнз» вынесено решение в интересах Кабинета Министров Украины, Министерства финансов и других украинских ответчиков. Я считаю большим позитивом то, что мы  создаем существенную конкуренцию среди юридических фирм на представительство государства в международных судах. Мы взяли новых представителей - Latham & Watkins, Dewey & LeBoeuf, Freshfields Bruckhaus Deringer. Эти юридические компании входят в десятку мировых лидеров по арбитражам.

Это на них в бюджете в этом году предусмотрено 25 миллионов гривен?

В государственном бюджете Министерству юстиции было выделено 13 млн. гривен, из которых 4 млн. было потрачено на уплату обязательных регистрационных платежей и взносов. Кроме того, согласно с распоряжением Кабинета Министров из резервного фонда Министерству юстиции было выделено 25 млн. гривен, из которых 8 будет потрачено на оплату обязательных регистрационных платежей и взносов, а остальные по мере необходимости на юридические услуги по делам, которые находятся в производстве, и по новым делам, которые могут возникнуть в 2009 году.

 Но хочу отметить, что расходы западных компаний-истцов на юристов в разы больше, чем наши.

Это потому мы проиграли суд в Гааге по Змеиному?

Змеиный - это была компетенция не Минюста, а МИД.

Вы думаете, что решение могло быть другим? Нас убедили, что суд в Гааге всегда выносит решение и вашим, и нашим. Правда, румыны отмечали это решение значительно дольше, чем мы.

Мне кажется, что с самого начала был порочный посыл. МИД говорили, что им важно, чтобы Змеиный был признан островом, а не скалой. И суд сказал: да, это остров. Прекрасно. Но что от этого изменилось? В результате требования Румынии были удовлетворены на 80%, а Украины  - лишь на 20%. Я думаю, что следовало активно работать с внешними юристами. Вы же знаете, что у победы много родителей, это лишь поражение - всегда сирота...

Кстати, как продвигается дело по Керченскому проливу?

Сейчас прорабатываем претензии к Российской Федерации относительно загрязнения Керченского пролива. Я ожидаю в середине мая меморандум от наших юристов, потом будем проводить закрытое заседание с руководством правительства для того, чтобы определиться, двигаемся ли дальше. Это вопрос бюджета, к сожалению. Ради того, чтобы понять, стоит ли подавать иск, необходимо иметь бюджет, чтобы дать западным юристам изучить вопрос, а это сто-двести тысяч долларов из бюджета. А чтобы их получить, необходимо решение правительства. Наши экологические интересы вполне возможно защитить. Во многих случаях там нет исковых сроков давности. Просто нужно более агрессивно действовать. 

Вскоре будет год, как вы объявлены невъездным в РФ. Вы так и не пытались съездить в Россию?

Для чего? Я обратился в МИД. МИД обратилось к Российской Федерации, и они ответили, что я невъездной. Тогда ситуация выглядела так, что мне запретили въезд в ответ на наш запрет въезда Затулину и Лужкову. И пока эти двое невъездные в Украину,  я готов не ездить в Российскую Федерацию.

Российские депутаты готовят законопроект, которым предусматривается ряд мер против бывших советских республик за реабилитацию нацизма. В уголовном кодексе должна появится статья, по которой за это будут караться российские и иностранные граждане, если они окажутся на территории России. Как это корреспондируется с международными нормами?

Национальное законодательство применяется только на территории своего государства.  Но есть много случаев, когда национальное  законодательство пытаются распространять на другие юрисдикции. Американцы это делают с нацистами. Израильтяне также... А относительно законопроекта Российской Федерации, то если человек, который по их законам считается нарушителем, въедет на территорию РФ, то он может быть задержан. Детальнее можно комментировать, лишь ознакомившись с законопроектом.

Вы рассуждаете, как государственник. Вы готовы не ездить в Москву, чтобы Лужков здесь не появлялся. Но недавно нам сказали, что процесс создания новой Конституции, к которой причастна ваша лидер, координируется в том числе Москвой. Как вы воспринимаете, что Конституцию Украины помогает писать Кремль?

Я не могу ни отрицать, ни подтвердить этого. Но любой текст Конституции будет вноситься в парламентский зал. И если Конституция координируется Кремлем, то депутаты (если это действительно так), смогут внести достаточно изменений, когда она попадет в парламент. Вспомните, что в нашем парламенте едва ли не каждая политсила пишет свой текст Конституции. Если то, что вы говорите, - правда, то этот текст, якобы согласованный с Кремлем, не имеет никаких перспектив, потому что он попадет в парламентский зал, потому что другого пути нет, а в украинском парламенте любой обсуждаемый документ изменяется. Полгода тому назад Президент затеял дискуссию о принятии Конституции на референдуме. Это неконституционный путь и мы об этом говорили. И я хочу отметить, что исключительно важно писать Конституцию не в кабинетах, чьих бы то ни было, а открыто, совместно, с привлечением национальных и мировых экспертов по конституционному праву. И произвести такой компромиссный проект с учетом мирового опыта с достаточным количеством рычагов и противовесов. И не под кресло конкретного политика, а для блага государства. Потому что нельзя быть Президентом пожизненно. Когда-то придется отдать власть оппоненту и чувствовать себя комфортно, когда на должность придет другой человек. 

Разговаривала Лана Самохвалова

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter