Среда,
16 августа 2017
Наши сообщества

Наша Украина и позиция Президента: фактор Мельниченко?

Президент остается заложником какого-то шантажа… Возможно, это тот же “крючок”, на который Ющенко “поймался” во время тайных переговоров с Морозом и Януковичем...

Прошло аж два дня между заявлением Президента Ющенко, которым он позволил министрам от “Нашей Украины” подать в отставку, учитывая оппозиционность НУ, и его же выступлением на съезде партии, которым он фактически остановил процесс окончательного перехода “Нашей Украины” в оппозицию, снова позвал ее на переговоры с коалицией и отметил потребность стабильности и нецелесообразность выборов.

Конечно, являются важными и интересными объяснения лидеров НСНУ о том, что без тщательной подготовки кадрового и программного обновления партии продолжать съезд было нецелесообразно.

Но факт есть факт: под этим или другим поводом – съезд не принял и других решений, которые бы касались статуса оппозиционности “Нашей Украины” и окончательного завершения переговоров с парламентской антикризисной коалицией. Следовательно – на данный момент осуществились заверения коалициантов, да и подозрения БЮТ, что “Наша Украина” еще не потеряна для расширения коалиции. И эту победу сторонников стабилизации правительства Януковича за счет НУ достигнуто именно благодаря Ющенко, который и навязал съезду перерыв.

Понятно, опять возникает вопрос: что принудило Президента в который раз уступить интересам Януковича и Мороза, хотя буквально за два дня до этого он уже не желал идти ни на какие уступки.

Можно перечислить несколько заметных событий, которые произошли в промежутке между двумя решениями Ющенко, на которые приходится списать его дежурную покладистость.

Во-первых, Украину посетил давний друг Ющенко и посол ЕС Хавьер Солана, который выразил пожелание, чтобы в Украине хранилась правительственная стабильность. По крайней мере до саммита “УКРАИНА–ЕС” у Гельсинки 27 октября.

Во-вторых, Верховная Рада, как будто из мести Ющенко за его согласие с оппозиционностью НУ, демонстративно проигнорировала поданный Президентом пакет относительно ВТО, даже не включив его в повестку дня. Хотя заместитель председателя Секретариата Александр Чалый все еще продолжал призывать парламент действовать быстро, чтобы не откладывать вступление в ВТО еще на год.

В-третьих, на заседании возобновленной парламентской следственной комиссии по делу Гонгадзе опять появился господин Мельниченко и сделал несколько намеков на возможную причастность к промедлению расследования и к гарантиям Кучме со стороны окружения Ющенко. Плюс Мельниченко впервые, и первым среди публичных спикеров, заявил, что Ющенко получил власть за счет “жертвы” Гонгадзе и сообщил о каких-то своих новых записях, которых еще нет в распоряжении комиссии…

В-четвертых, в СМИ появилась “утечка” из правительственных источников о том, что вроде бы в пакете с межправительственными газовыми соглашениями Россия намеревается предложить Украине несколько политических требований: как вот срочное проведение референдума относительно НАТО – с известным негативным результатом, пролонгацию пребывания в Украине ЧФ РФ, и, собственно, окончательную фиксацию газового “соглашения” от 4 января 2006 года, где изменена лишь цена на газ для Украины с 95 до 130 долларов, но оставлен неизменным тариф на транспортировку газа в Европу и присутствие “РосУкрЕнерго”.

В-пятых, партия “Реформы и порядок” заключила соглашение с БЮТ о будущем слиянии.

Если бы все эти вещи происходили не в промежутке между предпоследним и последним решениями почетного председателя НСНУ относительно судьбы партии, их можно было бы не связывать с этой судьбой. Но все они имеют очевидный характер давления на Ющенко, который, судя по непоследовательности его действий и решений, опять не выдержал…

Можно допустить, что наибольшее влияние на изменение позиции Президента совершила просьба господина Соланы удержать правительство в стабильности, поскольку ЕС просто не  с кем говорить в ближайшее время.

Хотя в действительности господин Солана не объяснил, откуда у него возникли сомнения в стабильности правительства Януковича без поддержки “Нашей Украины”. Ведь коалиция храбро сообщает, что обойдется и без лишних подпорок. Разве что госпожа Тимошенко убедила господина Солану в том, будто правительству Януковича действительно осталось недолго. Но даже БЮТ, который держит в тайне от самих украинцев механизм отставки Януковича, обещает оставить правительство   поруководить по крайней мере до весны…

Так что и на Ющенко волнение Соланы произвести особенное впечатление было не должно. Тем более, что хотя представитель ЕС и обещал отстоять интересы Украины в газовых переговорах с Россией, но, как известно, ЕС и собственные интересы там соблюсти не смог.

Второй пункт: зависит ли от статуса НУ темп и содержание решений Верховной Рады относительно ВТО? Очевидно, нет. Это было понятно уже после визита в Москву спикера Мороза, который должен был хотя бы процедурно среагировать на внесение Ющенко “пакета по ВТО” в парламент. Вместо этого коалиция быстро отложила на ноябрь парламентские слушания относительно ВТО, а президентские инициативы – в долгий ящик. Ничем в этом процессе не мог помочь и сам Янукович, даже если бы хотел обменять это решение на коалицию с НУ, потому что ему подписывать газовые соглашения с Фрадковым.

Сами газовые соглашения, с политическими “дополнениями” к ним, от состава коалиции не зависят. Здесь как раз все полностью зависит от Президента и его способности через СНБО урегулировать ту часть договоренностей в пределах комиссии Ющенко–Путин, которые касаются национальной безопасности.

Что должна бы под давлением Президента в пределах переговоров с коалицией сделать здесь НУ? Просто молчать, вместо того, чтобы затрагивать вопрос о прозрачности таких соглашений и их конституционности или даже агитировать за них свой электорат? И этим обеспечить Ющенко за счет остатков собственного рейтинга последующую лояльность со стороны России, которая в действительности отработанному материалу никаких гарантий не дает и не даст?

Но если Ющенко  рассчитывал на это, то намного раньше остановил бы оппозиционность НУ, а не ожидал бы утечек в СМИ о “политических условиях” со стороны России, значительная часть из которых – как вот референдум о НАТО и сроках базирования ЧФ, – просто неисполнимые. А собственно газовые вопросы, судя по его позитивному отношению к РУЭ, являются согласованными и с Януковичем, и с Бойко.

Тем более не способствовало бы участие “Нашей Украины” в коалиции сохранению внепарламентского альянса с ПРП, поскольку та давно перешла в оппозицию. Можно иметь претензии к руководству НСНУ, что не уберегла ПРП для своей “ оппозиционной конфедерации”, но это уже другой разговор.

Поэтому из перечисленных обстоятельств, что могли быстро и радикально повлиять на последний “вираж” Ющенко, остается появление Мельниченко. Собственно, его заявление о “новых” пленках и торможениях “окружением Президента” расследования дела Гонгадзе – это лишь продолжение и подтверждение угроз со стороны Соцпартии, которая несколько дней назад предостерегала Ющенко от выхода НУ из коалиционных переговоров и пугала каким-то “общественным сопротивлением”. Этих угроз Ющенко не услышал, поэтому и появился господин Мельниченко.

И, похоже, именно на него Президенту теперь пришлось среагировать, что подтвердило: он остается заложником какого-то шантажа… Возможно, это тот же “крючок”, на который Ющенко “поймался” еще в августе, во время тайных переговоров с Морозом и Януковичем, перед представлением кандидатуры премьера. В настоящее время, возможно, наблюдаем публичное подтверждение того, что “аргумент” работает.

Впрочем, здесь все могло бы быть наоборот: именно Ющенко к делу Гонгадзе и “кассетному скандалу” непричастен, а пытался лишиться в партии того “окружения”, создавшему упомянутый “крючок”.

Но тогда он не останавливал бы съезд, а немедленно воспользовался бы случаем быстро изменить виновных на совсем новых людей.

Ющенко этого не сделал, оставив время тем, кто его, возможно, компрометирует, переиграть следующий этап съезда под давлением внешнего шантажа на свой манер, сохранив и свой статус в партии, и перспективы широкой коалиции с ПР и СПУ, и использования “Нашей Украины” для интересов “стратегического партнера”. А также возложив на Президента полную ответственность за всю эту ситуацию.

Поэтому на данный момент остается в наличии достаточно таки простая и яркая картина “кнута и пряника” для Президента Ющенко: Мельниченко и “РосУкрЭнерго”.

При этом непонятно, почему Мельниченко, вместо того, чтобы все свои свидетельства предоставить СМИ, а затем сразу следствию, – делает публичные намеки, которыми просто таки напрашивается на расправу, которую легко списать на Ющенко и положить конец его карьере.

Возможно, Мельниченко думает, что его бережет потребность еще некоторое время сберечь Ющенко, чтобы завершить процедуру полной сдачи национальных интересов Украины?

Но, если верить господину Франчуку, над этим активно работает второй “спецпроект” Кремля – министр Бойко с “РосУкренЭрго”, которым патронат Ющенко нужен лишь к окончательному правовому закреплению долгосрочных газовых соглашений…

Между тем Президент, отправив НСНУ “познавать саму себя” в поисках идеологии и опять пытаться перевоспитывать ПР и СПУ, чтобы те не лелеяли планов федерализма и остальных несоответствующих Универсалу вещей, – остался один на один с партнерами Януковичем и Морозом перед решением газовых и других проблем с Россией.

Возможно, вопреки всем пессимистическим обстоятельствам, он сам-один, разве что при поддержке Гайдука, продемонстрирует настоящее чудо дипломатического, экономического, энергетического и геополитического искусства? По крайней мере ожидать осталось не так долго.

Ирина Погорелова

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение