Закон также устанавливает, как исчисляется доля украинского языка в продуктах телерадиоорганизаций / фото gsp.ro

Квоты на язык

В условиях гибридной войны «нежная украинизация» необходима для информационной гигиены и появления в стране собственного качественного контента. Квоты для украинского языка уже сработали в кинотеатрах, в рекламе, на радио. Пришла очередь телевидения.

Закон также устанавливает, как исчисляется доля украинского языка в продуктах телерадиоорганизаций / фото gsp.ro

Во вторник, 23 мая, немногим больше полугода после введения языковых квот на радио, Верховная Рада приняла схожий закон для телевидения. За такое решение проголосовало 269 народных депутатов при необходимых 226. Документом, в частности, определяется, что в общем недельном объеме телерадиовещания передачи и/или фильмы, произведенные на государственном языке, должны составить не менее 75% общей их продолжительности. А выполненные на государственном языке – не менее 60% общей продолжительности. В то же время, если телерадиоорганизации вещают на языках коренных народов Украины, то 75% вещания – это суммарный недельный объем и на языках коренных народов, и на государственном. При этом доля государственного должна составлять не менее 30%.

Закон также устанавливает, как исчисляется доля украинского языка в продуктах телерадиоорганизаций, когда передача или фильм считается выполненной на госязыке, какие именно фильмы или программы должны быть продублированы на украинском.

За невыполнение требований по квотам грозит штраф в размере 5% общей суммы лицензионного сбора лицензии, выданной в соответствии с лицензией на вещание. А, чтобы у телерадиоорганизаций было время для приведения своих эфирных сеток в соответствие с законом, дается отсрочка: документ вступит в силу через четыре месяца с момента опубликования. Законодатели также отмечают, что в течение первого года после вступления в силу закона, в долю выполненных на государственном языке будут засчитываться программы и передачи, «полностью или частично созданные и/или профинансированные телерадиоорганизацией, а также национальный аудиовизуальный продукт».

Язык как оружие

«Это очередной шаг для обороны нашего национального пространства и нашего языка. В условиях гибридной войны против Украины со стороны России, речь сегодня - это не только общение, речь становится оружием, а оружие врагу не отдают. В условиях войны - это вопрос национальной безопасности», - отметил спикер Верховной Рады Андрей Парубий перед голосованием и напомнил, что аналогичный закон о языковых квотах для радиостанций спровоцировал ренессанс украинской песни.

Член Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Сергей Костинский убежден, что украинский язык – ключевая составляющая информационного суверенитета Украины. И считает принятие этого закона своевременным. «Еще год назад я не мог себе представить, что такой закон будет принят так быстро. Вспомните, было очень много дискуссий вокруг закона о языковых квотах на радио, а не прошло и года, как у нас уже есть ресурсы, чтобы, как и в сфере радио, обеспечить выполнение аналогичного закона на телевидении», - рассказал он УНИАН.

В законе есть и недостатки / фото УНИАН

Конечно – как без этого – в законе есть и недостатки. Во-первых, по словам Костинского, это еженедельный мониторинг выполнения закона вместо ежесуточного. «Мы настаивали, чтобы делать срез раз в сутки. Это позволило бы лучше видеть, кто нарушает. Потому что, если мы ограничиваемся неделей, это означает, что, условно, с понедельника по пятницу на телеканалах будет звучать украинская речь, а в субботу/воскресенье – русская», - отметил он.

Другими словами, эта норма закона открывает возможность манипуляциям. К примеру, телеканал может ставить развлекательные рейтинговые телепрограммы на русском языке, хотя формально будет поддерживать и выполнять принятый закон.

Во-вторых, пока не совсем понятно, как выполнение закона будет происходить на спутниковых телеканалах. «Я не могу прогнозировать, как это произойдет на спутниковых телеканалах, потому что они могут спокойно идти за границу получать лицензию, возвращаться в Украину как иностранные компании, и они не будут подпадать под жесткое регулирование Нацсовета», - посетовал Костинский.

И, в-третьих, региональным телеканалам для адаптации необходимо некоторое время. «В режиме, предусмотренном этим законом, работает большинство центральных телеканалов. А региональным телеканалам, особенно, на юге и востоке Украины, будет тяжелее. Нужно будет больше работать, чтобы продукция была украиноязычной», - считает народный депутат от «Блока Петра Порошенко», советник министра информационной политики Александр Бригинец.

В свою очередь, политически й эксперт Тарас Чорновил называет принятый закон «чрезмерно либеральным». «В нынешней редакции квота украинского языка – понятие очень широкое. Поскольку в те проценты квот, которые устанавливаются законом, входят и программы собственного производства (на переходный период) на других языках, также нет требований к языку, на котором в информационных программах говорят гости… Таких нюансов довольно много. И некоторые региональные каналы, пользуясь этими лазейками, будут по-прежнему вещать, в большей мере, на русском языке. Но уже не полностью, как раньше. Поэтому, для начала, нужен хотя бы такой закон», - считает он.

Тарас Чорновил называет принятый закон

Чорновил убежден, что этот закон еще будет совершенствоваться в будущем. А сейчас он лишь возобновляет статус-кво украинского языка в эфирах, «который существовал до принятия русификаторского закона Кивалова-Колесниченко»: «А то, как даже против этой очень компромиссной версии борется вся агентура «русского мира», - лучший показатель его актуальности». 

Действительно, наиболее ярые противники нежной украинизации, фракция «Оппозиционный блок», уже зарегистрировали в Верховной Раде проект постановления об отмене закона о языковых квотах на телевидении и обещают обратиться в Конституционный суд, поскольку, по их мнению, принятие такого закона - «это новое наступление на права и свободы граждан».

Впрочем, аргументы оппозиционеров, возмущенных принятием такого закона, если и свидетельствуют о защите прав граждан, то конкретных прав конкретных граждан. К примеру, некоторых собственников телеканалов, которым якобы будет крайне трудно за четыре месяца создать или купить достаточно продукции на украинском языке, или перевести ее на украинский. Более того, по мнению представителей парламентской оппозиции, это может «подорвать» рейтинги многих телеканалов и создать сложности зрителям.

Конечно же, прозвучала и старая песня, которую Украина уже слышала при введении квотирования на радио: дескать, в стране нет достаточного количества украинских фильмов, сериалов и телепрограмм, которые были бы интересны зрителю.

Зеленый свет для собственного производства

С одной стороны, с этим трудно не согласиться. По словам президента Клуба Арт-директоров Украины Александра Смирнова, который в принципе считает любое государственное регулирование языковой политики полным абсурдом, регулировать контент, особенно, креативный, по языковому принципу, все равно, что сказать: «Становись Леонардо да Винчи» или «Делай скульптуры, как Микеланджело», потому что «у нас такие квоты». «Это просто невозможно, - убежден он. - Качественный контент создается тогда, когда талант получает зеленый свет, а также созданы все условия для того, чтобы он расцветал, тогда это работает. И это не вопрос языка. Это вопрос таланта».

С другой стороны, сами таланты, реагируя на закон о квотах, оказывается, не против украинского языка. К примеру, украинский режиссер Леонид Кантер поддерживает такие методы фильтрации российского продукта в Украине. Если говорить о кино – то это вообще едва ли не единственный шанс для украинских творцов «засветиться» перед собственным зрителем. «Долгое время у нас все было исключительно на русском языке. Продукт производился в России, а затем отдавался в дистрибуцию всем бывшим республикам Советского Союза в несколько раз дешевле [рыночной стоимости], это уничтожило любую конкуренцию – потому что я, например, не могу производить фильм за 100 долларов. Они, когда фильм в России, в Казахстане, в Узбекистане, в Беларуси распродали – то в Украину его привозили по очень демпинговой стоимости», - объясняет режиссер.

По его словам, зрителю все это пока еще нужно объяснять. Но режиссер уверен, что постепенно спрос на украинские фильмы появится, а это, в свою очередь, будет способствовать финансированию и возможностям для работы украинских актеров. «Раньше считалось, что вообще нет смысла в украинском актере, потому что в кино работают только те, кто учился на русском драме и умеет без акцента говорить на русском. Долгое время кинотеатры даже не брали украинские фильмы и говорили, что на них никто не придет. Но как такое может быть, что в Украине никто не придет на фильм на украинском языке?», - говорит он.

Квоты дадут дополнительные рабочие места украинским переводчикам, украинским актерам, режиссерам / фото УНИАН

С таким мнением соглашается и программный директор ОО «Детектор медиа» Роман Шутов. «Квоты дадут дополнительные рабочие места украинским переводчикам, украинским актерам, режиссерам и так далее. Это решение будет стимулировать производство украинского национального телепродукта», - отметил он.

По его мнению, накопление в стране опыта и практики создания собственного телепродукта со временем в любом случае приведет и к росту качества этого телепродукта.

В этой связи, «Детектор медиа» ожидает от внедрения квот больше положительных результатов, чем отрицательных. А аргументы, которые приводят оппоненты, можно считать манипулятивными. «К примеру, есть аргументы, что это ограничение языковых прав каких-то групп населения, но, простите, мы же все понимаем, что русскоязычное население имеет свободный доступ к русскоязычным СМИ, русскоязычному контенту на телевидении, и в Интернете, и пресса у нас больше русскоязычная, чем украиноязычная... Второй аргумент, который используется, что, мол, это сделает телеконтент дороже. Но у нас и раньше медиа финансировались, по большому счету, олигархами, они так же будут финансироваться олигархами, СМИ от того хуже не станут», - говорит Роман Шутов.

А стоит ли в скором времени ожидать аналогичного введения обязательных квот в печатных СМИ? По словам Шутова, это будет не так просто: «Эфирное телевидение сейчас для людей фактически бесплатное, а прессу люди покупают, то есть это уже элемент их потребительского выбора. Если русскоязычные издания будут более привлекательными для читателя и более интересными, то, конечно, читатели будут выбирать этот продукт».

Таким образом, квотирование в этой сфере вряд ли будет эффективным. На рынке печатной прессы, скорее всего, будут действовать несколько иные механизмы. В частности, государству следует делать ставку на методы поддержки украиноязычного производителя прессы и повышение привлекательности для читателя.

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter