Бизнес и выборы: передел не ожидается, но конфликтов не избежать

Бизнес и выборы: передел не ожидается, но конфликтов не избежать

Результат прошедших выборов на руку профессиональным лоббистам, состав правительства будет полностью зависеть от воли Януковича, а оппозиции и власти в будущей ВР придется договариваться о реформах в энергетике и о приватизации

В нашей стране любой бизнес, будь он хоть немного крупнее мастерской по ремонту обуви или парикмахерской, очень чувствителен к политическим раскладам. Так уже исторически сложилось, что успех предпринимательской деятельности в Украине напрямую зависит от степени инкорпорированности во властные структуры самого бизнесмена или близких к нему людей. Отсутствие хотя бы минимального прикрытия от «произвола» фискальных органов и других госрегуляторов ставит перед бизнеспроектом на пути к прибыльности и успешности практически непреодолимую преграду. То есть, определенный рост и развитие возможны и «на вольных хлебах», но по-настоящему крупным игроком в своей отрасли не станешь, пока не вольешься в систему. В результате, получение депутатского мандата (лично или для «своих») стало для крупных украинских бизнесменов сверхзадачей, а финансирование той или иной политсилы – обязательной статьей расходов или, точнее говоря, инвестиций 2012 года.

Кто окажется основным бенифициаром инвестпроекта «Выборы-2012», станет окончательно ясно не ранее чем через один-два месяца, но уже сейчас можно говорить о тех тенденциях, которые могут привнести в экономику Украины прошедшие выборы.

Партия власти продолжит диктовать правила игры

Эксперты еще накануне парламентских выборов склонялись к мнению, что они вряд ли приведут к кардинальному обновлению Кабинета министров. Предварительные результаты голосования говорят о том же. Как считает директор политико-правовых программ Центра Разумкова Юрий Якименко, изменения кадрового состава правительства после выборов возможны, но решение этого вопроса будет зависеть от позиции Президента Виктора Януковича.

Якименко отмечает, что «по нынешней Конституции Кабмин слагает полномочия не перед новоизбранным парламентом, а только в случае избрания нового президента. То есть, прямой связи (между нынешними выборами и сменой правительства) и правовых оснований для того, чтобы менять состав правительства, нет. Получается, что это внутреннее дело власти, и решение вопроса будет зависеть от позиции Президента, который имеет полномочия сменить правительство или отдельных его членов».

Вместе с тем, по словам эксперта, переформатирование правительства возможно, но, скорее всего, это станет предметом внутригрупповых договоренностей власти. «Есть возможность воспользоваться выборами: дескать, правительство примет новые формы, туда войдут новые люди, но пока говорить об этом наверняка довольно сложно», - добавляет Якименко.

Выходит, что основной украинский инструмент для передела собственности остается фактически в тех же руках, в которых он находится последние два года.

Из этого можно сделать вывод, что парламентская оппозиция, не имея возможности сменить правительство, останется слишком слабой для того, чтобы попытаться пересмотреть результаты распределения госактивов за последние 2 года. Однако, локальный передел сфер влияния, а, возможно, и собственности, все же возможен. Ведь известно, что за вхождение в провластное большинство той или иной парламентской фракции или группы депутатов расплачиваются должностями в министерствах и ведомствах. Новый чиновник на ключевой должности, несомненно, будет проявлять лояльность к бизнес-партнерам своей политической силы.

Но кто не из Партии регионов или их союзников (например, из КПУ), может рассчитывать пропихнуть своего человека на теплое место? Представить себе, что кто-то из непримиримой оппозиции сможет в нынешних условиях получить серьезные государственные должности, практически невозможно. Значит, представители «Батьківщини» в качестве кандидатов отпадают, не больше шансов и у свободовцев. Остаются темные лошадки из УДАРа, позиция которого в новом парламенте продолжает оставаться под вопросом. Перед выборами в СМИ появился ряд публикаций, посвященный тесным связям некоторых соратников Виталия Кличко с Дмитрием Фирташем. Если эти связи будут конвертированы в голоса за интересные для олигарха законопроекты, окажется, что и без того «уверенно идущий к успеху» Фирташ получит дополнительную поддержку в парламенте. При этом сфера его интересов очень широка и охватывает активы в химической промышленности, энергетике и недвижимости. Процесс их консолидации продолжается, и лишние штыки в парламенте ему будут очень к стати.

Приватизация как отдельная отрасль ненародного хозяйства

Выведение из госсобственности промышленных предприятий и объектов энергетики - та сфера, на которую Верховная Рада действительно имеет огромное влияние. К примеру, на 7 ноября Фонд госимущества назначил продажу 94% акций Харьковской ТЭЦ - первый актив  в данном секторе энергетики, полностью выводимый из под контроля государства. До конца года планируется приватизировать еще три ТЭЦ. При этом в ФГИ отмечают, что продажа ТЭЦ – единственный вариант для привлечения инвестиций, которые позволят перевести теплоэлектроцентрали с газа на уголь, а, значит, снизить зависимость от российского газа.

Закон о приватизации ТЭЦ был принят парламентским большинством в апреле текущего года. Тогда оппозиция выступила с резкой критикой данного решения в очередной раз отметив, что законы о продаже ТЭЦ, как и облэнерго, принимаются под конкретных олигархов, близких к партии власти. Так что если представители оппозиции консолидируются, то вопрос о приватизации ряда объектов может быть пересмотрен.

Стоит напомнить и о том, что 26 сентября Кабмин принял решение направить законопроект, предполагающий продажу 1200 государственных предприятий, в Верховную Раду. Если данный документ будет принят, то «под раздачу» попадет большинство угольных предприятий. На продажу даже могут выставить «Нафтогаз Украины», «Черноморнефтегаз», «Укринтерэнерго», «Укспецтрансгаз», «Магистральные трубопроводы «Дружба». Весьма вероятно, что приватизация коснется значительной части концерна «Укроборонпром», а на десерт подадут авиастроительные активы. Эксперты всерьез рассуждают о сроках корпоратизации и акционирования НАЭК «Энергоатом», и что за этим последует зависит от новоизбранных депутатов. Одним словом, перед парламентской оппозицией открывается широчайшее поле для «антиприватизационной» деятельности. Главное – не перегнуть палку и не оставить бюджет без поступлений от приватизации, а сами предприятия – не бросить загибаться в госсобственности. Нельзя окончательно списывать со счетов и реприватизацию, но только не после этих выборов.

Разновекторный лоббизм оживит бизнес

Если оппозиция получит достаточно мест в парламенте для блокирования инициатив провластного большинства, то можно ожидать, что голосования по законопроектам экономического блока будут проходить ситуативно. Удалось «заказчику» лоббистского документа окучить достаточно парламентариев – будет ему счастье, а нет - так нет. В парламенте, где отсутствует ярко выраженный центр силы, для всевозможных лоббистких групп вырисовываются значительно более яркие перспективы, чем в Раде с оформленным конституционным большинством. Появляется возможность успешно рекрутировать «кнопкодавов» для принятия законопроектов, в том числе под заказ внесистемных олигархов. Например, зарубежных. Не исключено, что нынешние выборы привнесут в бизнес чуть больше демократии – за последние пару лет система власти стала все больше напоминать единый вертикально интегрированный холдинг.

Но не всем же ворочать миллиардами и выделять десятки миллионов долларов на проталкивание правильных законопроектов. «Мелким» олигархам хочется, чтобы и о них кто-то замолвил словечко наверху. Реальная забота о малом и среднем бизнесе должна стать логичным продолжением предвыборной риторики оппозиционеров, иначе они просто растеряют свое электоральное ядро.

Теневикам придется не легко?

Стоит вспомнить и о тех, кто создает рабочие места «в тени». Если формирование большинства и оппозиции в парламенте затянется надолго, то это приведет к провисанию полулегального и полностью нелегального бизнеса, которого у нас хоть отбавляй. Известно, что работа теневого предприятия требует тщательного согласования со «смотрящим» госчиновником, который должен быть более-менее уверен в своем будущем, иначе риск попасть под каток «политических» репрессий очень велик. При прошлой смене власти теневому бизнесу пришлось долго ждать, пока в контролирующих госорганах улягутся страсти и можно будет подойти передоговориться с новыми или старыми-новыми «решалами». Так было во многих отраслях — от пищевой до машиностроительной промышленности (ведь даже у полностью легальных, «белых» предприятий может оказаться небольшой теневой «придаток»).

В качестве курьеза можно привести пример из неэкономической плоскости. Последняя «пересменка» в МВД привела к тому, что резко сократилась выдача водительских прав, которые стали оформлять только тем, кто действительно честно сдал экзамены. Сдать их, правда, стало в разы труднее, формировался «отложенный спрос», который планировалось удовлетворить, как только ситуация в верхах устаканится…

Ради чего придется договариваться

Стоимость энергоресурсов является одним из ключевых показателей, формирующих прибыль того или иного производства. При этом цена тысячи кубов газа и киловатта часов электроэнергии остается в Украине очень далекой от рыночно обоснованного уровня. С одной стороны, газ для промышленности у нас один из самых дорогих в Европе, а с другой – население платит за голубое топливо почти столько же, сколько составляет себестоимость его добычи в Украине. Низкая цена газа для населения компенсируется перекрестным субсидированием за счет промышленных предприятий, что, естественно, не лучшим образом отражается на их финансовых показателях.

Очень похожая ситуация сложилась на украинском рынке электроэнергии – дешевое электричество для домохозяйств и высокие цены для промпроизводств. При этом стоимостный дисбаланс, установившийся на энергорынке для самих энергогенерирующих компаний (тепловая энергетика фактически дотируется за счет атомной), ведет отечественную электроэнергетику к глубокому кризису. Изменить ситуацию могло бы реформирование энергорынка, соответствующий законопроект (хотя и требующий серьезной доработки) зарегистрирован в ВР, а его принятие и реализация требуют политической воли, на проявление которой можно рассчитывать как раз в поствыборный период.

Ну, и, конечно же, всем известно, что основным условием возобновления программы сотрудничества с МВФ является выполнение Украиной обязательств относительно повышения тарифов на газ и теплоснабжение для населения. Таким образом, от реформирования энергорынка напрямую зависит и стабильность украинской валюты, ведь получение очередных траншей МВФ значительно усилит позиции НБУ в борьбе с девальвацией гривни.

Получается, что перед обновленным парламентом будет жестко стоять вопрос - оздоровление энергетического сектора за счет потери поддержки электората, или дорога в никуда, но с любовью избирателей. В этой связи крайне важно, чтобы нынешняя партия власти сохранила желание проводить реформы, несмотря на результаты выборов, а оппозиция – не впала в популизм и желание быть в оппозиции ради оппозиции.

Петр Черных (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter