Волонтер из Херсона Оксана Фетисова / фото героини

Волонтер из Херсона Оксана Фетисова: Неизвестно, с кем россияне "воюют" сейчас в Херсоне. Инфраструктуру они разрушили раньше

16:58, 25.11.2022
10 мин. 13308 Интервью

Волонтер Оксана Фетисова в интервью УНИАН рассказала о том, как жители Херсона выживали во время российской оккупации, где удавалось добывать еду в условиях блокады, и как сегодня, после бегства россиян из Херсона, удается справляться с отсутствием света, воды и связи.

Расскажите как оккупация началась для вас? 

Когда началась широкомасштабная война, никто не понимал, что нужно делать. В первые дни оккупации всем было просто страшно. Люди стояли в огромных очередях, чтобы запастись продуктами. Магазины сразу же опустели. 

Чем дольше длилась оккупация, тем больше становилось заметно, что многие не могут купить себе еду. Тогда я увидела в фейсбуке запись о сборах средств и волонтерской помощи Херсоне. Я спросила, чем могла бы помочь. В нашей команде в городе было два волонтера. Мы собирали деньги на карту, обналичивали ее и за наличные покупали людям продукты, лекарства и предметы гигиены.

Слышала, что за такую помощь оккупанты запросто могли арестовать. Но зачем арестовывать человека, который принес кому-то пару пакетов с едой?  

Чтобы не помогали людям. Вероятно, по их мнению, помощь должна быть только от них, то есть от России. Поэтому они делали все, чтобы не было никакой другой помощи. Особенно от Украины, хотя никакой украинской гуманитарки не было…

Я приносила людям только украинские продукты, только наше. Некоторые люди к нам обращались и просили не продукты, а,   например, памперсы или какие-то лекарства.

Сначала мы бегали по аптекам, пока еще можно было что-то найти. Затем наши волонтеры даже пытались завезти медикаменты из Николаева. Но россияне не пропустили автомобиль, груз простоял в Николаеве все эти месяцы, вот только сейчас пришел. 

Когда в наших аптеках закончились лекарства, в Херсон завезли российские из Крыма. Но цена их, конечно, намного выше, а качество —  ниже.  Вообще абсолютно все, что завозили в Херсон из Крыма, не идет в сравнение с нашей продукцией. Мне как-то понадобилось что-то из химии для уборки по дому: вся российская продукция просто ужасного качества. Не знаю, как они там живут.

Волонтеры покупали людям продукты, лекарства и предметы гигиены / фото Оксаны Фетисовой

Когда стало понятно, что в Херсоне гуманитарная катастрофа? 

На мой взгляд, продукты для пропитания в Херсоне были всегда. К примеру, во время оккупации продолжал работать херсонский маслозавод и в городе можно было найти даже сливочное масло. Просто из-за отсутствия работы, пенсий и соцвыплат у людей не было наличных на руках, чтобы хоть что-то себе купить. 

Магазины очень быстро опустели. Поэтому все частники съезжались на базар и продавали, кто что вырастил на своем огороде. А фермеры привозили крупы и овощи… Кстати, фрукты были очень дешевыми в этом году, потому что из-за россиян никто не мог вывезти товар на продажу в другую область. Так что нас спасали жители Херсонской области. 

Первое время я даже покупала людям яйца, но потом их стали продавать по космическим цена. Мы же ориентировались на ту сумму, которую закладывали в один набор… Каждому развозила по два пакета, в которых собирала борщевой набор: картофель, лук, капуста, свекла, томатная паста, растительное и сливочное масло, большая пачка макарон "Чумак", сахар, мука, какая-то крупа и хлеб. 

Волонтеры развозили по два пакета, в которых собирали борщевой набор / фото Оксаны Фетисовой

А как вам удавалось доставлять эти пакеты? Ведь личный транспорт оккупанты могли досматривать на десятках блокпостов?

Я всегда ездила на маршрутке. Иногда просила тех, кто к нам обращался за помощью, подойти в мой район. Но в большинстве случаев ездила сама - на Таврический, в центр, на остров, на Сухарку. Ездила даже в Степановку и в Антоновку. В районе Чернобаевки, конечно, не была, там было очень опасно. 

Одной и правда было страшно так волонтерить. Нужно было быть предельно острожной. Были случаи, что волонтеров россиянам просто сдавали. Тогда их задерживали, и, наверное, били. Но мы, к счастью, ни разу не попадались… В телеграмме писали, что россияне вывезли некоторых волонтеров и активистов с собой. Потому что когда они уезжали, были такие автомобили с решетками, которые вывозят заключенных. К слову, мы до сих пор не знаем, где наш мэр Игорь Колыхаев.

Во время оккупации россияне вели себя так как "хозяева". Например, по рынку ходили с оружием, а расплачивались наворованными гривнами. 

Один мой знакомый шел мимо нашей площади Свободы с велосипедом и сказал русским, чтобы те возвращались к себе домой. Они его забрали и отпустили только к вечеру - избитым и без велосипеда. Наверное, ему повезло.

Фетисова: Одной и правда было страшно так волонтерить / фото героини

В какой момент стало понятно, что россияне собираются бежать?

Мне кажется, они уезжали где-то в течение месяца. Сперва мы увидели много автомобилей на выезд, но не понимали, куда они едут.  Обычно идешь по городу — едут одна-две машины. А тут они выезжали целой колонной. И только люди, живущие в районе Антоновки, нам передавали, что россияне переезжают на левый берег. 

Позже стало заметнее, когда они все грабили и с собой вывозили. Они же вывезли скорые помощи, пожарные машины, автобусы, оборудование из больниц вывезли! У меня не хватит пальцев, чтобы перечислить все, что они украли. Даже детский паровозик из парка... Понятное дело, в квартирах тоже гребли все, что хотели.

10-го ноября их уже здесь не было. Когда они вышли, сразу все подорвали: что-то в горводоканале, связь, электричество… Во время оккупации воды и света не была только в тех районах, где продолжались обстрелы. Им же тоже нужно было здесь жить. 

Россияне уезжали из Херсона где-то в течение месяца / фото Оксаны Фетисовой

Слышала, что сейчас в Херсоне все еще много россиян, которые маскируются под мирных жителей города. 

Скорее всего, это правда. Я не видела, но знакомые говорят, что они еще здесь есть. Слухи такие ходят. Возможно, они хотят как-то контролировать ситуацию. Ведь несколько дней подряд идет обстрел Херсона. 

Не знаю, кого они тут обстреливают. Инфраструктуру россияне и так разрушили. А теперь попадает в жилые дома. 

Как Херсон выживает теперь, уже более двух недель в состоянии блекаута?

И без света, и без воды, и без отопления. А в Белозерском районе Херсонской области, ближе к Николаеву, нет даже газа. В самом Херсоне газ есть, но не у всех. В многоэтажках живут люди, у которых электроплиты. Поэтому многие готовят на улице. 

Техническую воду нам раздает пожарная часть. А за питьевую — спасибо волонтерам, которые ее привозят. В очереди за водой стоять минут 30, но это не слишком долго.  

Связь есть далеко не у всех. Я вообще удивляюсь, что мы с вами разговариваем. До 20 ноября не могла никому дозвониться.

Связь есть в центре, на ХБК, на Таврическом, на острове... Но, видимо, не все могут подключиться. А некоторые пенсионеры вообще не знают, где зарядить телефон. Например, возле моего дома пожарная часть, где стоят генераторы. "Пожарка" раздает Wi-fi. Там поставили много удлинителей с розетками, с помощью которых  можно заряжать телефоны. 

Некоторые люди ставят генераторы, только просят помочь их заправить. В другом районе люди просят около 20 грн за зарядку телефона. 

В остальном, у кого - фонари, у кого - свечи. Только цены зашкаливают. Свечи по 50-60 грн, повербанки - по 2,5 тысячи гривен. 

Фетисова: 10-го ноября россиян в Херсоне уже не было / фото героини

Депутат Херсонского облсовета Сергей Хлань заявил, что тепло- и водоснабжение в Херсоне возобновится только после возобновления энергоснабжения в городе. Но это требует времени. Вы не думали выехать? 

Много людей сейчас стараются уехать туда, где есть тепло и свет. У меня даже соседка приехала из Киева в Херсон, чтобы вывезти родителей. Люди уезжают сейчас. Кто-то жалуется, что похолодало и квартиры начинают сыреть. Естественно, все сейчас могут начать болеть…

Но я не могу уехать. Здесь остаются пенсионеры, которым нужна помощь. Недавно я постучалась не в ту квартиру, а там сидит человек, которому даже некому занести воды. Принесла ему воды… 

Да, и мы уже такие закаленные, что все выдержим. Я надеюсь, все скоро отремонтируют. Тем более, погода нас пока баловала.

Фетисова: Я не могу уехать, здесь остаются пенсионеры, которым нужна помощь / фото героини

Работают ли больницы в таких условиях?

Работают и больницы, и поликлиники. Недавно я привезла лекарства в больницу имени Лучанского. У них в шестиэтажном здании стоит генератор. Кстати, возле больницы Лучанского стояли котелки, готовили еду на улице.

А потом я была в поликлинике имени Петровского. Там также нет света, но персонал ходит на работу. То есть, если люди придут, им окажут какую-то помощь. В городе видела машину скорой помощи. 

Что уже работает в Херсоне после деоккупации? 

Заработали "Ощадбанк" и "Приват". Пока это единичные места, где возобновилась работа банков. Но, вот, люди уже смогли снять пенсии, которые им начислялись. Все эти месяцы оккупации пенсионеры, у которых есть карточки, искали, где можно их обналичить. 

В Херсоне уже работает две "Новых почты". Одна на Черноморской, одна на Ушакова. Еще одна "Новая почта", возможно, откроется на Таврическом. Я видела там их машину. 

Фетисова: Херсон сейчас очень сплотился / фото героини

Кроме того, открылся АТБ. Правда, я не смогла в него попасть — там километровая очередь. Люди говорят, что цены остались довоенными. Работает магазин "Сита хата". Открываются магазины нашего маслозавода. Они клеят плакаты "масло, сыр"...

Остальные точки пока закрыты из-за отсутствия света. Но жизнь в город возвращается. Люди ходят к соседям, чтобы помочь с приготовлением еды. Мне кажется, Херсон сейчас очень сплотился. Есть уверенность, что раз наши здесь, все скоро стабилизируется. Нам всем сейчас стало легче дышать.

Анастасия Светлевская

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь