ВНО, Табачник и ректорское лобби

ВНО, Табачник и ректорское лобби

Введение теста по русскому языку – это политическая комбинация... Законопроект о языках – антиукраинский шаг... У нас проталкивают проекты, где много денег и мало образования... Интервью с Павлом Полянским

Введение теста по русскому языку – это политическая комбинация... Законопроект о языках – антиукраинский шаг... У нас проталкивают проекты, где много денег и мало образования...

В октябре Министерство образования утвердит условия приема на 2011 год. До сих пор там ничего не сказано о вступительных экзаменах, хотя главный «образователь» Дмитрий Табачник не раз озвучивал свою идею о так называемом “балле вуза”. При этом в новой редакции законопроекта “О высшем образовании” вступительные экзамены предусмотрены. И если он будет принят без изменений, то всем абитуриентам-2011 придется кроме ВНО, сдавать экзамены, а родителям традиционно готовить бумажники.

На наши вопросы ответил руководитель Центра образовательного мониторинга Павел Полянский.

ГОВОРЯТ, ЭТО ВСЕ ПРОИСХОДИТ С ПОДАЧИ РЕКТОРСКОГО ЛОББИ

Господин Полянский, министр образования и науки Дмитрий Табачник не раз заявлял, что в следующем году, помимо тестирования, одним из условий вступления будет так называемый “балл вуза”. Однако в условиях приема на 2011 год, вынесенных на общественное обсуждение, ни о каких вступительных экзаменах не шла речь.

 Павел Полянский В проекте условий приема на 2011 год не предусмотрены вступительные экзамены. Однако они могут появиться в окончательной редакции.

В то же время в проекте значительно расширен круг тех, кто может попасть в университеты не через “сито ВНО”, а обходными путями. Например, выпускники прежних лет, которые заканчивали школу до введения ВНО, те, кто поступает на заочную форму обучения, граждане Украины, получившие среднее образование за рубежом и в год вступления вернувшиеся в Украину. Последняя норма неминуемо приведет к тому, что в выпускном классе часть небедных родителей отправит своих детей на один-два завершающих месяца школы в соседние страны. Например, в Молдову или Российскую Федерацию. У нас с этими странами действует соглашение о взаимном признании документов об образовании. Поэтому эти «иностранные» выпускники вернутся с аттестатом другой страны и не будут проходить ВНО. Отдельная проблема – придание среднему баллу аттестата значимости прохождения ВНО одного из предметов.

В таком в формате ВНО, отмена которой была предусмотрена предвыборной программой Януковича, станет неактуальной. Ее не нужно будет отменять. Она уже не будет решающим элементом, поскольку растворится во всевозможных бонусах, испытаниях, баллах вуза и т.п.

В частности, «бонусы» для слушателей платных факультетов доуниверситетской подготовки - плохо замаскированная форма преимущества тем, кто наперед платил деньги конкретному вузу. По моему, здесь должен быть лишь один бонус – высокий уровень знаний поступающего.

Возможно, напрямую и не пропишут вступительные экзамены, но параллельные с ВНО формы значительно снижают роль тестирования. К тому же, не исключено, что в новой редакции закона «О высшем образовании» появятся еще какие-то новации, которые потом автоматически будут учтены в условиях приема.

В новой редакции данного закона как раз и предусмотрены вступительные экзамены...

Я и говорю, что эти два документа тесно корреспондируются между собой.

Выходит, если закон принимается в таком виде, то вступительные экзамены будут, даже если их не пропишут сейчас в условиях приема?

Конечно. Я имел возможность ознакомиться с проектом нового закона. Нужно дождаться, пока он не будет обнародован правительством или кем-то из народных депутатов. В частном порядке один из народных депутатов из Партии регионов выражал намерение стать «автором» законопроекта. Фактически этот проект закона разработан Министерством образования и науки. Но поскольку министерства не наделены правом законодательной инициативы, то будут вносить законопроект нардепы.

Очевидно, что в случае принятия закона в такой редакции, где предусмотрены вступительные экзамены и преференции поступающим после доуниверситетской подготовки, в последней строке документа будет прописано: Кабмину в такой-то срок привести подзаконные акты в соответствие с законом. И тогда его разработчики в стенах МОН умоют руки, мол: «А что мы можем сделать? Такой закон». И допишут это все в условия приема.

Приходилось слышать, что развал ВНО и возврат к 11-летке происходит с подачи ректорского лобби. Потому что если бы не вернулись к 11-летке, то в 2012 году из школ не было бы выпуска. Не буду ни подтверждать, ни опровергать этот тезис – каждый уже сделал собственные выводы.

В свое время вопрос о поступающих в 2012 году был согласован с советом ректоров и, по подсчетам, набирались достаточное количество, чтобы заполнить места государственного заказа. Вероятно, кого-то интересует не столько госзаказ, сколько количество поступающих на платную форму обучения. В 2012 году практически все могли вступить на места госзаказа. Но о том, что в 2012 году не будет выпуска из школ, было известно еще с 1999 года, когда принимали новый закон «Об общем среднем образовании». И все соглашались. Говорили: “Ради модернизации школы потерпим, ничего страшного не случится”. Теперь почему-то о тех свои слова предпочитают не вспоминать.

ВВЕДЕНИЕ ТЕСТИРОВАНИЯ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ – ЭТО ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОМБИНАЦИЯ

Табачник вводит ВНО по русскому языку. Получается, что на какие-то специальности будут требовать сертификат по этому предмету. На мой взгляд, такое тестирование нужно сдавать разве что на русскую филологию. Каким еще факультетам нужен русский?

У нас готовят учителей по русскому языку и литературе в лишь в нескольких университетах. Лицензированный объем на эту специальность также небольшой. Потому введение тестирования по одному лишь из языков национальных меньшинств – русскому – это какая-то политическая комбинация. Почему тогда проигнорированы крымскотатарский, польский, болгарский, венгерский, румынский, молдавский? Почему берется только один из языков национальных меньшинств? С одной стороны, декларируется верность Хартии региональных языков, которая направлена на защиту языков вымирающих или число носителей которых сокращается. А с другой – предпочтение отдается самому распространенному из языков национальных меньшинств.

В Украине русский язык не является обязательным предметом для всех школ, а лишь в школах с русским языком обучения. В других – это предмет по выбору. У нас множество школ, где дети, кроме родного, учат также польский, румынский, венгерский и другие. Если бы такой шаг не был замешен на политическом тесте, то можно было бы предоставить право университетам, готовящим специалистов по русскому языку и литературе, так же как и других языков, проводить творческий экзамен. И экономия бюджетных средств была бы, и все были бы в равных условиях.

Новым проектом закона “О языках” предусмотрено, что родители будут иметь право выбирать язык обучения, когда приводят ребенка в первый класс, а студенты будут выбирать язык обучения в вузе. Эксперты уже называют такую “либерализацию” очередным шагом русификации, ведь понятно, что большинство студентов из Донецка, Крыма или даже Харькова предпочтут русский...

Что касается школы – ничего нового нет. До сих пор родители так же определялись, в школе с каким языком обучения им отдавать детей. У нас нет венгерских, польских, румынских, болгарских или молдавских школ. У нас все школы украинские. Дети учатся по стандартным программам, идентичным учебникам. Отличие лишь в языках обучения, но не в содержании образования. Едва ли не единственное исключение – русская школа в Севастополе, которая выдает аттестаты одной из школ Москвы. Там учатся как дети российских военных, так и украинские дети. У нас классы комплектуются не на основе национальности, а по языку обучения.

Что касается высшей школы – то расцениваю предусмотреннре в проекте закона намерение как антиукраинский шаг. Это шаг намного назад. Даже по сравнению с законом УССР “О языках”. Не удивлюсь, если следующим шагом будет норма о написании и защите диссертаций на разных языках.

ЗА ПОСЕЩЕНИИ НЕКОТОРЫХ ЛЕКЦИЙ СТУДЕНТАМ ЕЩЕ НУЖНО ДОПЛАЧИВАТЬ

Студенты активно выступают против постановления Кабмина о введении платных услуг в вузах. Пропустил пару – плати, задержал библиотечную книгу – плати и т.д. Может ли образование настолько коммерциализироваться?

Этот вопрос действительно требует законодательного урегулирования. В конкретном случае, мне кажется, уже существующую практику пытаются формализировать законодательным актом.

Хотя поддерживаю идею, что если студент без уважительных причин прогулял лабораторное или другое технически насыщенное и дорогое занятие, то должен платить деньги за пересдачу.

А если лекцию?

Интересные лекции студенты редко прогуливают. Если студенты игнорируют лекции, то не лишним будет поинтересоваться уровнем того преподавателя. Может, он такой низкий, что за посещение таких лекций нужно студентам доплачивать.

Думаю, одна из причин этих нововведений – с сокращением числа поступающих расширяется возможность их поступления на госзаказ и сужается сектор образования по контракту. И тогда начинаются поиски: где же взять деньги.

Думаю, что с таким постановлением не следовало торопиться. Его статьи следует доработать с привлечением студенческого самоуправления. Говорят, что со студентами нововведения согласовывались. Тогда что-то одно – или говорят неправду, или у нас студенты какие-то особенные. Не верю, что такое согласование проводилось.

У НАС ПРОТАЛКИВАЮТ ПРОЕКТЫ, ГДЕ МНОГО ДЕНЕГ И МАЛО ОБРАЗОВАНИЯ

В этом году поступающие страдали от очередей. Поэтому в следующем году Табачник пообещал электронное поступление. Но были серьезные технические проблемы с системой “Конкурс”. Способно ли министерство обеспечить бесперебойное электронное поступление?

Физически эта система не может быть так быстро создана. В проекте условий приема написано, что потребуется подтверждение на бумажных носителях. Это может быть техническая поддержка, вспомогательное средство, но не полноценная «электронная» регистрация.. Речь идет о предварительной регистрации. Пока еще, к сожалению, бумажной регистрации и физического присутствия поступающего при подаче документов не избежать.

 Павел Полянский А за рубежом нет такой практики?

В чистом виде нет.

Также ни в одной стране мира не учат по так называемым “электронным учебникам”, которые сейчас активно лоббируют в наших политических кругах. Как вспомогательные пособия – используются, но как заменители печатных учебников – нет. Там люди не глупее, чем мы, а уровень инновационных внедрений во многих странах несравнимо выше, чем у нас. Но до такого они не додумались.

Это не образовательный проект. Это еще один многомиллиардный бизнес-проект, который хотят реализовать. Во всем этом много денег и мало образования. Книгу задержал – плати, восстановление в университете – плати. Сплошная «бухгалтерия».

МИНИСТЕРСТВО ОТНОСИЛОСЬ К ВНО КАК К НЕЖЕЛАТЕЛЬНОЙ БЕРЕМЕННОСТИ

Вы заявили, МОН в этом году отпустило тестирование в “свободное плавание” и тем самым продемонстрировало свое отношение...

Министерство не мешало Украинскому центру оценивания качества образования проводить тестирование. В этом заслуга МОН. Заслуга же УЦОКО в том, что тестирование прошло без срывов, в целом успешно.

А законодательно урегулировано, какую роль должно играть Минобразования в проведении тестирования?

Министерство полностью отвечает за все, что происходит в образовании, за проведение вступительной кампании и зачисление поступающих в студенты. УЦОКО не является исполнительным органом. Отношение к ВНО было как к нежелательной беременности – и прервать поздно, и ребенка не хочется. Не было ни препятствования, ни вмешательства, ни помощи. Может, в нынешних условиях, это было лучшим выходом.

Важно увидеть, будут ли министерством приняты меры к тем, кто допустил нарушения во время вступительной кампании. Если нарушителям все сойдет с рук, то напрашивается вывод, что все эти нарушения делались не только с молчаливого согласия министерства, но и с прямой его подсказки.

В этом году министерство совершенно не проявило заинтересованности в присутствии независимых наблюдателей на тестировании. Кроме Общественной сети «Опора» и в меньшей степени Комитета избирателей Украины, мониторингом вступительной кампании на местах никто не занимался. А в прошлые годы десятки организаций проводили мониторинг вступления. Директор УЦОКО Игорь Ликарчук не успевал выписывать удостоверения общественных наблюдателей. Потому когда говорят, что в этом году меньше публичных нарушений, то это естественно – не было кому «разоблачать».

Анна Ященко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter