Суд над Тимошенко: «Разбудите его честь судью Киреева!»
Суд над Тимошенко: «Разбудите его честь судью Киреева!»

Суд над Тимошенко: «Разбудите его честь судью Киреева!»

14:13, 03 сентября 2011
10 мин. 12948

"Я не вижу никаких оснований держать Юлию Тимошенко под стражей, я очень удивлена ​​происходящим, тем, какие решения принимает суд, и тем, как судебная милиция выводит нардепов", - сказала Ханне Северинсен...

По уровню напряжения этот судебный день в Печерском суде (пятница) был сопоставим с днем ​​ареста Тимошенко.

Северинсен: «Европа на такое не будет закрывать глаза»

Все привыкли, что суд отказывает защите Тимошенко во всех ходатайствах. Освободить из-под стражи, допустить своего врача, приобщить к делу результаты аудита "Эрнст и Янг». Но все присутствующие - и журналисты, и политики - верили, что последняя черта правового приличия не будет перейдена. Тимошенко отказали в праве вызвать свидетелей. Точнее из двух десятков свидетелей, которых просила вызвать защита, позволили вызвать только одного.

- Почему вы позволили выступить в суде министру по делам семьи и молодежи, как хотело обвинение, но не разрешили выступить министру жилищного хозяйства? Почему вы приглашаете Азарова, который не имел отношения к событию, но не приглашаете министра Кабинета министров Крупко, который готовил все документы Кабинета министров на заседание 19 и 21 января? - риторически вопрошала Тимошенко.

Хотя все прекрасно все понимали. Людей из команды собственно Тимошенко сюда не приглашали ...

После того как прозвучало постановление об отказе привлечь свидетелей, нардепы встали и начали скандировать «Позор». Судья Киреев попросил «Грифон» удалить их из зала. Я увидела, как округлились глаза Ханне Северинсен, когда судебная милиция выводила нардепов. Поскольку для выдворения депутатов дали двадцатиминутный перерыв, я подошла к госпоже Северинсен, бывшему докладчику ПАСЕ по Украине.

- Госпожа Северинсен, - спросила я, - насколько долго хватит Европе последовательности в защите Тимошенко?

Юлия Тимошенко пытается поздороваться с Ханне Северинсен, прибывшей в Печерский суд- Я не занимаю сейчас официальной должности. Но постараюсь рассказывать об изменениях в Украине широкому кругу людей. Я не вижу никаких оснований держать Юлию Тимошенко под стражей, я очень удивлена ​​происходящим, тем, какие решения принимает суд, и тем, как судебная милиция выводит нардепов.

- Некоторые наши эксперты говорят, что правительства западных стран «простят» Януковичу арест Тимошенко, если мы пустим в страну западный бизнес, если будем посылать украинских солдат в неспокойные страны. Что вы скажете?

- Я не представляю такой ситуации. Даже не знаю о такой возможности. Но ЕС это не только правительства отдельных, пусть даже мощных, стран. Это Совет Европы, Европарламент, Еврокомиссия, все за этим следят. Да и европейское сообщество, хотя и обеспокоено собственными проблемами, интересуется этим. Но я сделаю все возможное, чтобы об этом писали западные газеты. Я буду говорить об этом с очень широким кругом людей. Поверьте, я знаю очень большое количество людей, которым интересно будет услышать о том, что происходит.

Разбудите судью Киреева

Киреев вернулся, и началось заседание. Точнее, оно продолжилось после того, как вывели непослушных нардепов. Защита начала читать ходатайство, чтобы выпустить Тимошенко, зачитывали известное письмо в поддержку Тимошенко за подписями Вацлава Гавела, Далай Ламы, нобелевского лауреата мира Десмонда Туту. В окружении БЮТ нам сказали, что к этому письму в понедельник-вторник должен добавить свою подпись представитель Администрации Президента США.

Тут я увидела, как судья Родион Киреев уснул в кресле. Я достала айфон и умоляюще посмотрела на «грифоновцев» напротив меня (снимать в зале суда запрещено, но на старожилов заседания милиция смотрит снисходительно).

- Позвольте сделать только один снимок, пока он спит? - Попросила я тихо.

- Не хулиганьте, вас выставят из зала, - улыбнулся он.

- Ну один-единственный, ради демократии, пока он не проснулся. Я же вижу, что вам самому смешно.

- Нет, - не разрешил он.

Я посмотрела на Тимошенко. Все же она не спит на процессе, хотя ее в пять утра будят. А он дремлет. Здесь помощница нардепа-бютовца громко сказала: прошу разбудить судью.

- Господа прокуроры, разбудите его честь, - повторила я.

Судья проснулся.

- Кто нарушает порядок?

Мой приятель «грифоновец» сокрушенно посмотрел на меня.

- Довольны? - прошипел он.

- Мы же помочь человеку хотели, - поддержала меня Наталья Королевская.

- Господин судья, я только хотела вас разбудить, - оправдываясь сказала я (мне очень не хотелось вылететь с заседания).

- Председательствующий не спит. Я вас предупреждаю о порядке в зале суда.

Я заверила судью, что это в последний раз. Он не обиделся. Что значила моя реплика по сравнению с тем, что ему удалось о себе услышать в этом зале? Тимошенко после очередного отказа приобщить их материалы к делу начала цитировать статью, где исследуется непростая биография судьи.

Называла Киреева «беспредельщиком», «фальсификатором».

Я присела на скамейку, но тут меня начал «соблазнять» секретарь суда, который тоже уснул. Я полезла за айфоном. Но увидев красноречивый взгляд «грифоновца», положила его обратно. Впрочем, секретарь заснул только на несколько секунд. Снять бы его я не успела.

Хорошо им, спят как люди с поистине чистой совестью. Да и неудивительно, заседание уже шло десять часов.

Эксперт без экспертизы?

В суде выступил лишь один эксперт. Это эксперт Киевского института судебных экспертиз Галина Ильчук. Напомню, что в суде сейчас исследуются доказательства обвинения. Среди доказательств есть и экспертиза этого института.

Эксперт Галина Петровна, встав перед судом, заявила, что экспертиза их института признала ущерб государству на 20 миллиардов гривен, но она участвовала только в третьем и четвертом пунктах исследования, и отвечает лишь за 5 миллиардов гривен убытка, т.е. те убытки, которые получил НАК «Нафтогаз» после решения Стокгольмского арбитража. Основная же часть, на которой базируется обвинение, содержится в первых двух пунктах экспертизы.

- Галина Петровна, вы сделали все очень профессионально в своей части, - мягко спросила Тимошенко. - Но вы ставили подпись под всей экспертизой, а не только под третьим и четвертым пунктами? Поэтому позвольте спросить, чем вы пользовались, когда устанавливали убытки?

- Заключение экспертизы делалось на основании копий документов, которые были заверены штампами НАК «Нафтогаз», а также копиях решений Шевченковского, апелляционного судов, Верховного суда Украины и Стокгольмского арбитража, заверенных СБУ.

- А какие цифры вы использовали при подсчете? -снова спросила Тимошенко.

- Промежуточную справку комиссионной экспертизы о деятельности Нафтогаза.

- А почему вы не использовали бухгалтерскую отчетность компании Нафтогаза? Признайтесь, для того, чтобы делать экспертизу, нужно иметь первичные документы, правда?

После того, как этот вопрос был задан несколько раз, Галина Петровна согласилась.

Даже дилетанту было ясно, что «научно-исследовательская экспертиза» делалась не на основе бухгалтерской отчетности НАКа, а на основе другой экспертизы, комиссионной, оперативно сделанной под уголовное дело.

Молчание общественных истцов

Эти показания сопровождал интересный момент. В суде присутствовал представитель общественного истца. Обычно, когда судится компания, то такое лицо присутствует. Этот наковский представитель гражданского истца преимущественно молчал. Но, наверное, молчание - это не то, что устраивало руководителя Нафтогаза, и представителя общественного истца сегодня заменили. Сегодня представителем истца стал некий господин Куница из юротдела НАК «Нафтогаз». Поэтому когда нового представителя спросили, стоит ли приобщать к делу аудит "Эрнст и Янг» и стоит ли приглашать в качестве свидетелей бухгалтеров НАКа (которые отвечали на вопросы по убыткам) он оба раза сказал, что привлекать аудит и приглашать бухгалтеров не нужно. Потому что аудит - это не первичные документы, а бухгалтеры не были участниками переговоров. Зал возмущенно гудел. Убытки в Печерском суде считают без бухгалтерской отчетности.

Суммируя показания эксперта, защита требовала присутствия председателя экспертной комиссии господина Александра Маслака. Но господин Маслак оказался в числе тех людей, кого этот судебный процесс уложил на кровать как раз накануне собственных показаний в суде. 31 августа человека, на основании выводов которого лидеру оппозиции собираются дать от семи до десяти лет, положили в больницу. И сколько он будет лечиться, неизвестно. Так сказал судья. Правда, сказал сделать запрос в Первую клиническую больницу и выяснить это.

Она еще и шутит

Юлия Тимошенко Последний перерыв в заседании был в семь вечера. Во время перерыва присутствующие журналисты выходят из зала, но если вернуться на десять минут раньше начала заседания, то можно увидеть трогательные картины.

Как Тимошенко-старшая поправляет сережку. И как через пару минут жестом один-в-один притрагивается к уху Тимошенко-Карр. Сегодня дочь Юлии Владимировны заходила только утром, но я увидела и услышала, как вечером соратники всеми силами смешат лидера оппозиции.

- Юля, мы знаем, как привлечь к делам аудит "Эрнст и Янг», - серьезно говорил Турчинов. - Мы разместим его в Твиттере. Они привлекали к делу твои высказывания в Твиттере. Надо только разбить его на маленькие куски.

- Нет, лучше передать их Богословской, чтобы она зачитала их у Шустера, - говорила Наталья Королевская, тогда точно привлекут.

- Представляете, они слушают запись Богословской в ​​зале суда, но не могут пригласить бухгалтеров, - улыбалась Тимошенко.

- Они легче привлекут фонограмму записей Калашникова, чем наши материалы, - говорил Михаил Ливинский, бывший руководитель аппарата Кабмина, единственный, кого позволили привлечь в качестве свидетеля.

- Михаил, ты еще сохранил эту футболку? - спросила его Тимошенко (он был одет в черную футболку с ее портретом).

- Да. Мы делали такие в 2005 году, - подтвердил Ливинский.

- Вступлю в «Батькивщину», пусть меня оденут, - пошутил один из адвокатов.

- Партия регионов тогда оденет тебя в арестантскую робу, - продолжила его мечту Королевская...

Юлия Тимошенко от этого теплого общения повеселела. Все слушали, как судья шестнадцатый раз отказывает ей в изменении меры пресечения. Она снова всем благодарила и улыбалась.

- Мы победим. Держитесь, мои дорогие, - махала она рукой.

- До понедельника, держись, Юля, - отвечали соратники.

Елена Мигачева

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности