Вторник,
22 августа 2017
Наши сообщества

Глава МИД Литвы: У Украины есть шанс и было бы глупо им не воспользоваться

Министр иностранных дел председательствующей в Европейском Союзе Литвы Линас Линкявичус дал в Брюсселе эксклюзивное интервью УНИАН, рассказав о«деле Тимошенко», российском экономическом давлении, совместном украино-литовском существовании в Великом Литовском Княжестве в средние века и о том, почему не стоит рассчитывать на «План Б» в случае неподписания ассоциации между ЕС и Украиной в 2013-м.

Несколько недель остается до вильнюсского саммита «Восточного партнерства», однако до сих пор нет ясности – будет ли подписано Соглашение об ассоциации с Украиной... Почему все делается в последнюю минуту?

Ну, здесь, наверное, надо спрашивать в Киеве. Действительно, получается как у студентов – все оставляется на последний день...  А, если серьезно, то все идет в нормальном русле, идет нелегко, но ведь никто и не обещал, что все будет легко. Мы движемся вперед. Мы всегда выделяли три сегмента, по которым хотели бы видеть ощутимый прогресс: реформа избирательного процесса, реформа юридическая и применение выборочного правосудия. По избирательному законодательству был прогресс, оцененный – что очень важно! – Венецианской комиссией. Есть некий прогресс и в юридической реформе. Мы бы, конечно, хотели ожидать большего, но понимаем все сложности. Ну, и остается решить вопрос насчет выборочного правосудия. Есть разные проекты законов, работает посредническая миссия. Но главное решение – за украинскими властями.

Линас Линкявичус. Фото: ru.delfi.lt
Линас Линкявичус. Фото: ru.delfi.lt

Почему в Европе такой сильный акцент сделан на освобождении Юлии Тимошенко? Этот вопрос многие задают и в самой Украине.

Вопрос бывшего премьера Юлии Тимошенко – он во многих столицах Евросоюза воспринимается как лакмусовый тест, как символ правового государства. Так это воспринимается. Можно на это обижаться, это может не нравиться, но так есть. И здесь лучше всего убрать этот барьер, чтобы не рисковать. Никто не навязывает никакого решения, все  равно, в конечном счете, решение будет за украинскими властями. Но мы должны все сделать, чтобы, когда Европейский Совет будет принимать решение (18 ноября, – УНИАН), оно было позитивным. Я этого желаю, и я, кстати, в это верю. Я верю, что мы сможем подписать Договор об ассоциации с Украиной. Это был бы действительно большой этап в истории Украины – да, кстати, и в истории Европы! Да и России это пойдет на пользу и экономически это выгодно. Мы как-то драматизируем ситуацию, исходя иногда из порочных философских взглядов – что если кто-то выигрывает, значит мы проигрываем. Но так ведь не бывает – ведь можно же так поступать, чтобы выигрывали все.

То есть Вы хотите сказать, что Россия не должна так сильно переживать, что Украина, мол, куда-то уходит?

Ну, здесь не надо далеко ходить – возьмем примеры из шести стран «Восточного партнерства». Беларусь — член Таможенного Союза. Армения недавно объявила, что тоже собирается в него вступать. И что, Евросоюз из-за этого говорил о каком-то своем поражении? Этого не было, потому что в ЕС – другой подход. Мы уважаем любой выбор, и мы готовы идти так далеко, насколько далеко готовы идти страны – наши партнеры. Мы не видим поражения в том, что кто-то выбирает Таможенный Союз. Ну, а если выбор несвободный, если играют роль силовые рычаги давления – это уже вопрос этики и нашей заботы и защиты. Это уже вопрос не только этих государств. Так что я бы призвал Россию отойти от принципа игры с нулевым результатом и уважать выбор суверенных государств.

А то, что украинским кондитерам, да и литовским молочникам вдруг стало сложно на российском рынке – это шаги из вчерашнего дня, стало быть?

Ну, так я об этом и говорю. Если есть аргументы – то можно понять, а когда аргументы слабые, когда задействуются другие рычаги – это не всегда продуктивно. И ведь оно в конечном счете ни к чему не приведет! Результата ведь не будет. Если выбирать такие методы, исходя не из экономических, а из политических причин – здесь надо вовремя остановиться, потому что такие методы не содействуют диалогу.

Сейчас – на фоне пока еще неопределенности по подписанию Договора об ассоциации – много говорят о так называемом «Плане Б» -- мол, подписать не в Вильнюсе, а позднее...

Я не думаю, что это перспективно. Даже думать об этом «Плане Б» неперспективно. Надо придерживаться «Плана А». Тут даже не стоит больше рассуждать. Я, откровенно говоря, думаю что если мы вот сейчас потеряем этот момент, то в будущем это будет очень сложно наверстать. Я не уверен, что тогда получится.

Приходилось слышать и о таком сценарии: если не удастся подписать в Вильнюсе, то, мол, тогда Ассоциацию надо подписывать уже с другим президентом Украины...

Я вот и говорю, что фактор времени – он очень важен. Есть такая фраза: «время на нашей стороне». У нас сейчас наоборот – время не на нашей стороне!

А какой вариант лечения за границей Юлии Тимошенко устроил бы Европейский Союз? Вариант, что она едет лечиться, а потом опять возвращается досиживать свой срок за решеткой  – он ЕС не устраивает?

Исходя из чисто гуманитарных соображений само освобождение из заключения – это уже шаг вперед. Чтобы она имела возможность получить медицинское обслуживание. Я здесь не говорю о каких-то условиях  со стороны ЕС – это тоже, конечно важно, но, самое главное – это найти решение, чтобы выйти из этой ситуации (с выездом за границу, – УНИАН). А как это будет сделано – мне сложно об этом говорить.

Сейчас Литва председательствует в ЕС. А что ваша страна вообще получила от членства в Евросоюзе?

У нас было две цели, которые разделял весь политический спектр Литвы. У нас в 1994-м году был полный консенсус и левых, и правых – присоединиться к НАТО и Евросоюзу.  НАТО – это безопасность, а Евросоюз – это экономическая интеграция. Мы сознательно и довольно долго к этому шли,и это было безвозвратно. Для нас членство в ЕС дало свободу передвижения – сейчас, когда уже что-то имеешь, то не замечаешь, принимаешь что-то как само собой разумеющееся. Но ведь такого не было всегда. Того, что наши люди сейчас могут везде ездить и свободно устраиваться на работу или учебу. У нас даже полмиллиона людей уехали из страны, но большинство  вернется, поработав за рубежом, приобретя опыт. Большую поддержку мы получаем из структурных фондов ЕС. Если проехаться по Литве – вы увидите много стендов – что, вот, дорога строится на средства ЕС, и так далее. Ну, и членство в клубе с полумиллиардным населением с правилами, по которым можно с удовольствием жить. Это клуб не самых бедных государств в мире!  Надо об этом и в Украине больше говорить – ведь такая большая страна с почти 50-миллионным населением!.. Конечно, есть и проблемы в начале после присоединения к ЕС, но, если смотреть на перспективу, то здесь позитивов на много больше. Я не призываю заниматься пропагандой ЕС в Украине, но информировать население необходимо.

Литва и ваши партнеры в Центральной Европе сначала к НАТО присоединились, а потом уже к ЕС. Но в случае с Украиной эта практика не сработала.

Правильно, ибо есть страны-члены Евросоюза, которые не являются членами НАТО – и таких не один, и не два. А есть случаи и наоборот – член НАТО, но не член ЕС.  Здесь все-таки нет какого-то твердого правила. Все зависит от ситуации,  от выбора той или иной страны.

Для Украины очень важен вопрос энергетической безопасности – сейчас опять приближается зимний сезон. Плюс саммит в Вильнюсе и Ассоциация. Насколько, по вашим оценкам, вероятны новые осложнения в газовых отношениях Киева и Москвы?

Могут осложнения возникнуть, если опять использовать экономические рычаги в политических целях. Энергетическая безопасность – она важна не только для Украины, но и для Литвы, и для ЕС – кстати, энергетическая безопасность является одним из приоритетов литовского председательствования в ЕС.  Мы должны до 2014 создать внутренний энергетический рынок, а до 15-го года ликвидировать так называемые энергетические острова – ведь Литва на 100 процентов энергетически зависима от одного источника. Это не является безопасным моментом!  Так что мы не можем предвидеть, как будут развиваться события в будущем, но мы можем призывать, чтобы контрактные отношения не уступали место политике. Правда, это легко сказать, но иногда тяжело сделать…

Не секрет, что в ЕС есть разные группы стран – кто-то более склонен к украинской евроинтеграции, -- так сказать, энтузиасты, а кто-то, может быть, немного скептичнее относится к Украине...

Не надо думать, что в ЕС есть какие-то враги Украины. Просто, есть страны, которые более чувствительно подходят к самой теме расширения ЕС – тем более, что мы говорим еще не о членстве Украины, а только о Договоре об Ассоциации. Так мы именно так и говорим тем, кто более осторожно смотрит на Украину, что это процесс, что это очень важный процесс, тем более, что Украина – большое государство, что она сделала выбор в пользу Европы, что Украина – в Европе не только географически, но и по другим параметрам – украинцы – европейцы! Так что внутри ЕС происходят нормальные процессы, просто мы, Литва, не можем на них смотреть пассивно, а должны быть активными. Я хорошо помню, когда нам в 1999-м году говорили в контексте вступления в НАТО, что мы никогда не будем членами Альянса. Мне об этом лично говорили! Тоже самое и с ЕС. Так что не надо терять мотивацию и темпов – и время Украины придет! Политическая ситуация такова, что все меняется быстро.

То есть, в будущем Украина может надеяться на то, что станет членом Евросоюза?

Конечно! Украина может и должна надеяться на такую перспективу. Согласно копенгагенским критериям, членом ЕС может быть любое европейское государство, отвечающее определенным критериям. Дополнительные причины – это субъективизм и они искусственны. Если Украина будет проводить реформы и соответствовать всем стандартам – почему бы ей не быть членом ЕС?

Есть ли особый символизм Вильнюса как места закрепления европейского выбора Украины, с оглядкой на столетия совместного существования Украины и Литвы в Великом Литовском Княжестве?

Несомненно. То что, было в истории – оно не исчезает. Первый европейский саммит созвал в начале 15-го века наш литовский князь Витаутас в Луцке. Там участвовали несколько европейских монархов. Так, что есть некий исторический символизм ныне. В истории есть моменты, которые не исчезают, а запоминаются – и можно какие-то даже параллели проводить.

Вы лично, все-таки, оптимист насчет вильнюсского саммита и Ассоциации с Украиной?

Да, оптимизм – это один из моих многих недостатков. Все-таки, есть ныне шанс, и было бы глупо им не воспользоваться. Вильнюс будет иметь большое стратегическое значение!

Ростислав Хотин, Брюссель

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение