В законе об Антикоррупционном суде появилась опасная "лазейка" / фото УНИАН

«Развели их, как котят»: кто ответит за подмену текста в законе об Антикоррупционном суде

Страх украинских политиков за себя любимых на несколько лет затянул создание в стране Антикоррупционного суда. Причем, глаза у этого страха оказались настолько велики, что власть не побрезговала сфальсифицировать одну из норм соответствующего закона на глазах у всего мира.

В законе об Антикоррупционном суде появилась опасная "лазейка" / фото УНИАН

Всего неделю назад Верховная Рада приняла долгожданный закон об Антикоррупционном суде. Казалось бы, теперь в Украине создана полноценная цепочка – от антикоррупционных следователей и прокуроров до антикоррупционных судей, которые должны появиться в скором времени – чтобы бороться с топ-коррупцией. Но эти «мечты» разбиваются о жестокую реальность – уже после опубликования подписанного президентом закона выяснилось, что в нем «внезапно» появилась норма, которой, к моменту финального голосования за закон, не было в сравнительной таблице к документу.

По информации Центра противодействия коррупции, речь идет об опасной лазейке. Суть ее в том, что апелляции по делам НАБУ, которые сейчас уже рассматриваются в судах, будут проходить в судах общей юрисдикции, а не в новом Антикоррупционном суде. Ранее же речь шла о том, что апелляции дел, которые сейчас находятся на рассмотрении в общих судах, должны были проходить уже в апелляционной палате Антикоррупционного суда, как только он будет создан.

«Эта норма – это амнистия для всех топ-коррупционеров, чьи дела уже в судах. Это изменение предварительных договоренностей и текста самого законопроекта прямо перед голосованием... В сравнительной таблице, изложенной на сайте Верховной Рады, этой правки не было, и апелляция должна быть в Антикоррупционном суде», - утверждает глава правления ЦПК Виталий Шабунин.

Кроме того, в ЦПК отмечают, что спорная поправка не была зачитана председателем комитета правовой политики и правосудия Русланом Князевичем в сессионном зале перед принятием закона и не обсуждалась на комитете. «Эта норма появилась в тексте поправок в закон, розданном в комитете за час до голосования, а сегодня – в уже опубликованном законе. Этой нормы также не было в предложенной комитетом редакции сравнительной таблицы ко второму чтению, опубликованной на сайте Верховной Рады», - заявили в ЦПК в день публикации закона об Антикоррупционном суде в «Голосе Украины» 13 июня.

В ответ на это в комитете Верховной Рады по вопросам правовой политики и правосудия разразились оправданиями. Мол, на самом деле, действительно, в сравнительной таблице поправка звучала так, как говорят общественные активисты. Но ее редакция претерпела технико-юридическую обработку, в результате которой «были обнаружены логические и терминологические несогласованности некоторых положений УПК в редакции законопроекта». «В частности, в редакции законопроекта осталась норма, что суды апелляционной инстанции (кроме апелляционной палаты Антикоррупционного суда) прекращают принимать к рассмотрению апелляционные жалобы по уголовным производствам в отношении преступлений, отнесенных этим кодексом к подсудности Высшего антикоррупционного суда», - отметили в комитете.

А это, мол, грозило возникновением ситуации, при которой вообще исключалась бы возможность подать апелляцию на судебные решения судов первой инстанции. «Такие формулировки положений законопроекта могли привести к грубому нарушению Конституции Украины, которая гарантирует каждому обеспечения права на апелляционный пересмотр дела», - посчитали в комитете и добавили, что это могло бы увеличить и количество исков украинцев в Европейский суд по правам человека.

Именно поэтому, мол, «с целью недопущения таких неблагоприятных последствий» потребовалась «доработка» некоторых положений. Причем, глава комитета Руслан Князевич, мол, объявил об этом на заседании парламента еще 6 июня «под стенограмму». В общем, «оцените красоту игры», «мы развели их, как котят».

В ответ на эти махинации, цинично произведенные на глазах у терпеливых западных партнеров, Виталий Шабунин назвал депутатов «дешевыми шулерами». Во-первых, по его словам, «приведенные в «опровержении» цитаты [Князевича] не имеют ничего общего с попаданием этой нормы в проголосованный законопроект». Во-вторых, глава правления ЦПК отмечает, что «Князевич зачитывает под стенограмму решение комитета, в котором ни слова не говорит об этой правке».

В Европейском союзе пообещали выразить свою официальную позицию по этому вопросу в течение нескольких дней / фото УНИАН

«Уверен, что этот нюанс будет замечен всеми, и со стороны наших международных партнеров будет очень негативная реакция», - уже заявил директор НАБУ Артем Сытник.

В свою очередь, в Европейском союзе пообещали выразить свою официальную позицию по этому вопросу в течение нескольких дней. По словам главы представительства Евросоюза в Украине Хьюга Мингарелли, европейские эксперты отдельно обратят внимание на поправку относительно апелляционного обжалования коррупционных дел: «Мы только вчера узнали об этом положении… Конечно, мы его рассмотрим».

Шансы на то, что мы узнаем имена «гениев», придумавших столь нехитрый ход конем, к сожалению, пока не велики. Но ситуацию исправлять надо. По словам исполнительного директора Transparency International Ukrainе Ярослава Юрчишина, исправить ошибку можно, внеся соответствующие изменения в закон. «Поэтому президент Украины должен безотлагательно подать изменения к закону и исправить эту ошибку», - подчеркнул он.

Если же этого не произойдет, приговоры против топ-коррупционеров страны украинцы увидят не раньше, чем через 2-3 года. Где-то столько же, вероятно, мы будем ждать и финансовой помощи и кредитов от Запада (где принятие закона об Антикоррупционном суде было названо одним из условий продолжения сотрудничества Украины с международными финансовыми институтами).

«Внести эту правку можно уже на этой сессии, было бы желание, но пока шансы на это нулевые», - считает член правления Центра политико-правовых реформ, доктор юридических наук, профессор Николай Хавронюк.

По его словам, разбираться в том, как норма, которой не было, вдруг появилась в опубликованном законе, должен регламентный комитет Верховной Рады. И, по результатам детального изучения ситуации, в случае фальсификации, должен передать данные внутрипарламентского расследования в органы досудебного следствия.

Впрочем, надеяться, что за несколько недель до длинных «летних каникул» депутаты хоть как-то напрягутся и действительно начнут такое расследование – глупо.

По словам эксперта программы реформирования правоохранительной и судебной систем аналитического центра «Украинский институт будущего» Татьяны Ющенко, к сожалению, в Украине не существует практики, когда депутатов привлекали бы к персональной ответственности за подобные вещи. «Если у нас нет ответственности для депутата за то, что он не ходит на работу, то как можно говорить о какой-то ответственности сейчас», - отмечает она.

«Единственный вариант, при условии того, что правку признают ошибочной, могут наказать какого-нибудь сотрудника аппарата Верховной Рады. Да и то, если найдут тех людей, которые это «нарушение» допустили», - добавила она.

Более того, по словам Ющенко, закон об Антикоррупционном суде – не единственный, в который «закралась» подобная ошибка – норма, которой до голосования за документ не было, такие случаи «были и с другими законодательными актами».

Вместе с тем, по мнению эксперта, это чревато двумя большими неприятностями. Во-первых, весь этот скандал и даже объяснение ошибок парламентариев не добавляет Украине репутационных баллов на международной арене. «Парламент – не тот орган, которому позволено так ошибаться. Поэтому было бы хорошо, если бы Верховная Рада исправила эту ошибку. Но это не умаляет того, что международные партнеры будут воспринимать нас как двоечников, которые не принимают ничьих советов», - говорит Татьяна Ющенко.

Во-вторых, нарушение процедуры принятия закона может стать основанием для признания документа неконституционным. «В нынешнем виде это будет основанием для того, чтобы КСУ, пересматривая этот нормативный акт, обратил внимание на процессуальные нарушения и признал их таковыми, которые не соответствуют Конституции. Мы уже знаем, что основанием для признания неконституционным закона про референдум как раз и было нарушение процедуры принятия этого закона», - отмечает Ющенко.

Да, вполне вероятно, что нынешний созыв парламента не станет обращаться в Конституционный суд по этому вопросу. Но нет никаких гарантий, что следующий созыв (а до выборов Верховной Рады осталось чуть больше года) не воспользуется таким правом. Тем более, что к тому моменту Антикоррупционный суд уже, по идее, должен быть создан и начнет работу. А оказаться на лавке подсудимых в этом суде не желает ни один представитель власти.

Татьяна Стежар, Анастасия Заремба

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter