Фото УНИАН

Приграничье: как изменился Мариуполь за два года войны

Мариуполь – город, который почувствовал на себе войну, доказал, что он - Украина и может стать символом нового Донбасса. 20 июля он первым в стране присоединился к международной инициативе Агентства ООН по делам беженцев «Города солидарности».

Фото УНИАН

Мариуполь, каким жители его знали до печальных событий 2014 года, всегда был городом металлургическим. Ни курортная инфраструктура, ни развитие культурно-образовательных проектов, не были для местных властей приоритетными. Но война изменила многое и многих.

Новые мариупольцы

Изменения эти, в том числе, произошли с появлением в городе новых жителей – переселенцев из других городов и поселков Донецкой области, которые не смогли дать отпор захватчикам два года назад. Любопытно, что среди них есть как те, кто изначально бежал от войны в Мариуполь, так и те, кто сначала переехал в другие регионы Украины, но, по разным причинам, в результате вернулся на «малую родину» - на Донбасс.  «Мы видим такую тенденцию, что люди, которые выехали из донецкого региона дальше по стране, и у которых там не все хорошо сложилось по разным причинам, предпочитают забрать свой бизнес и разместить его в Мариуполе», - отмечает советник мэра Мариуполя Татьяна Ломакина.

По ее словам, все потому, что город относится к переселенцам с пониманием и отзывчивостью: «Мы очень сильно сопереживаем, понимая, что с ними произошло. Не везде встретишь такое сопереживание». К тому же, в Мариуполе для переселенцев открыты три конкурса от разных международных организаций, которые позволяют желающим пройти обучение и начать свое дело.

Читайте такжеВ Мариуполе накануне праздников СБУ предотвратила диверсию

Власти города считают, что переселенцы способны изменить традиционное восприятие города жителями других регионов, привнеся в его развитие свежие мысли, новые идеи. Глядя на кафе, которое открыл в Мариуполе бывший партизан из отряда «Равлик» Богдан Чабан, веришь, что так и будет. Его «Изба-читальня», открытая на средства от полученного гранта, принимает гостей почти два месяца и похож по стилистике и формату на заведение Богдана, которое было в Донецке. А Мариуполь был выбран предпринимателем для развития бизнеса не случайно. «Хотелось оставаться в родном регионе, здесь работать и развиваться. Развивать, скажем так, регионы, которые освобождены. Мариуполь был выбран принципиально, потому что, на данный момент, это самый крупный город Донецкой области, который находится близко к линии соприкосновения. У меня есть четкое понимание, что сейчас здесь создается вторая – гражданская – линия обороны Украины. Если люди на оккупированных территориях будут видеть, как у нас здесь все развивается, как жители Мариуполя живут, чем дышат, то они, собственно, начнут понимать, что же все-таки лучше», - рассуждает Богдан.

Фото

У него много планов – получить высшее образование, запустить летнюю площадку в кафе, привозить в город известных музыкантов… Партизанить дончанин больше не планирует, но отмечает: если стране понадобится, чтобы он снова взял в руки оружие, то будет готов. Пока же его ждут несколько судебных заседаний, так как действия партизанов по отлову сепаратистов в Донецкой области оказались в Украине вне закона.

Еще одним ярким, но не коренным мариупольцем, можно считать бренддизайнера, одну из организаторов проукраинских митингов в Донецке в 2014 году, Диану Берг. По ее словам, ее выбор места жительства пал на Мариуполь, потому что город по атмосфере и колориту напомнил ей родной Донецк. К тому же, в нем ощущалась нехватка публичных пространств, очагов молодежного творчества. А это – именно то, что девушка может и готова привнести в жизнь города.

Артисты и писатели, которых она уже приглашала, выступали в местном дворце культуры. Однажды Диана с друзьями просто расчистили старую синагогу, включили музыку и провели там выставку. В другой раз - устроили артпикник во дворике краеведческого музея. Но это были точечные акции, нужна была некая точка сборки. Ею стал тот факт, что организация UCBI предложила грантовый проект по созданию культурной резиденции в Мариуполе именно Диане.

Так на месте бывшего спортзала возникла артплатформа «Тю». Пока это белые стены и разноцветные пуфики. А в планах - антрессольный этаж и терраса. Но уже сейчас артплатформа пользуется популярностью: сюда приезжали художники Маша Куликовская и Иван Семесюк, поэт Артем Полежака, посол Бельгии общался с местными активистами, удобно расположившись на лежаке…

Близость войны не пугает бывшего дизайнера и не влияет на ее планы. «Я знаю точно, что боятся - а вдруг это все зря - самая деструктивная штука. Я страдала после того, как уехала из Донецка. Я уезжала на неделю, неделя длится третий год», - рассказывает она.

Коренные жители

Справедливости ради, Мариуполь и раньше мог похвастаться разными общинами. «У нас тут и греческая община достаточно мощная, и армянская, и российская, и украинская… И все вместе выходили рыть окопы, неважно, какой ты национальности. Все вместе думали, как сохранить город», - рассказала советник мэра города Татьяна Ломакина.

Фото

Чиновница отмечает, что в Мариуполе люди стараются не разделяться на группы по убеждениям и не упрекать друг друга из-за них. Поэтому в городе живут и те, кто верил в Россию и ждал ее прихода на Донбасс, но позже осознал, что это было заблуждением, болезненной фантазией, и те, кто прекрасно понимают, кто бомбил Мариуполь. Вместе с тем, в городе никто не пытается выпячивать свои позиции – делиться на «титульную нацию» и «переселенцев».

За последние два года мариупольцы стали больше ценить то, что имеют. Конфликт обострил любовь к своему городу, сплотил жителей, увеличил доверие к украинской армии. «Мы видим, как ребята со всей Украины приезжают, и мариупольцы тоже, те, кто находится в Вооруженных силах, и в Национальной гвардии, все защищают город. И мы считаем, что нашим воинам можно доверять», - говорит чиновница.

По словам Татьяны Ломакиной, примером для мариупольцев служат Израиль и Молдова, которые давно живут в условиях военного конфликта. Однако все испытания, которые пережил город, позволяют ему гораздо успешнее, чем раньше, реализовывать множество общественных проектов. Среди них – программа минигрантов для ОСББ, «Уютные дворы», Региональный центр обучения и развития, в рамках которого работает Летняя муниципальная школа, и другие.

Читайте такжеВ СБУ рассказали о заданиях захваченных под Мариуполем боевиков

Кроме того, Мариуполь получает и мощную волонтерскую поддержку, которая многократно возросла за последние два года. Если в 2014 году волонтерские движения концентрировали свое внимание на продуктах питания для военных, занимались одеждой для армии и вывозили раненых, то сейчас задачи изменились. Волонтеры разделили между собой направления, по которым необходима помощь. Есть те, кто специализируется на приборах ночного видения, тепловизорах, медицине. Другие ремонтируют теплогенераторы или автомобили, занимаются поиском запчастей. Третьи - помогают с питанием подразделениям МВД, направленным в сектор «М» для охраны различных объектов.

Фото

По словам участника волонтерской организации «Восточные ворота», фотографа Дмитрия Чичеры, активисты и неравнодушные жители города приложили немало усилий, чтобы Мариуполь не был захвачен. Собственно, когда иностранные журналисты интересуются у мариупольцев: «как вам жилось при «ДНР», те отвечают – ни на день не прекращали выходить на улицы на проукраинские митинги. «На той стороне, наверно, поняли, что не стоит трогать Мариуполь. Что они столкнутся с большим сопротивлением мирного населения. Даже моя мама ходила на митинги с такой старой, промасленной скалкой для теста», - говорит он.

«Мариуполь для многих, наверное, стал открытием. Это такой тупиковый город, не очень удобный с точки зрения транспортной развязки. Все мотаются севернее, и волонтеры, и журналисты. А дальше нас только море. Поэтому и стал Мариуполь в какой-то степени форпостом. Отсюда и название наше – «Східна брама». Мы – те самые восточные врата, через которые не прошел противник», - считает Дмитрий.

В целом же, волонтеры уверены, что украинцы – открытые люди, готовые протянуть руку помощи тем, кто в этом нуждается. Поэтому не сомневаются, что после окончания войны масса народу возьмется за восстановление разрушенного Донбасса. «Все происходящее - часть нашей новой истории. Мы были независимы, но не были свободны. Теперь же придется за эту свободу бороться. Нас всех ждет большая работа после возвращения Крыма и Донбасса», - отмечает Дмитрий Чичера.

Военные помощники

Третий кластер, который формирует образ нового Мариуполя, который теперь выполняет еще и роль форпоста в «приграничье» – военные. В городе действует структура по аналогу НАТОвской, созданная для координации деятельности органов военного управления, воинских подразделений с другими воинскими формированиями, органами местной власти, местного самоуправления, международными и отечественными благотворительными и гуманитарными организациями, местными жителями. «Симики» (от английского civil-military cooperation) также взаимодействуют с благотворительными фондами, гражданскими объединениями и волонтерами для оказания помощи подразделениям ВСУ.

Фото

«Структуре гражданско-военного сотрудничества уже два года, поэтому сейчас система налажена, существует определенный алгоритм работы. Благодаря нам международные организации знают, где наиболее острые проблемы в регионе», - рассказывает полковник, начальник группы гражданско-военного сотрудничества Дмитрий Бородавко.

Главная уникальность «Симиков» в том, что они, в отличие от НАТОвского опыта в Югославии или Ираке, работают на своей территории. И даже выполняют некоторые функции местной власти, чем очень удивляют западных партнеров. К примеру, пытаются наладить ремонт дорог в прифронтовой зоне, чтобы в некоторые населенные пункты можно было пустить рейсовые автобусы.

Впрочем, помощь от них поступает и по другим направлениям – от поставок воды, нехватка которой остро ощущается в «серой зоне», до обеспечения разминирования специалистами ГСЧС и координации режима тишины. По словам Дмитрия Бородавко, местные, увидев сельхозтехнику на полях, не скрывают радости, так как для них трактор - первый признак того, что возвращается мирное течение жизни. «Мы – «жилетка» для всех угнетенных», - говорит полковник.

Кроме того, группе гражданско-военного сотрудничества часто приходится снижать градус агрессии местного населения по отношению к украинской армии. В качестве примера Дмитрий Бородавко рассказал, как, во время минометного обстрела Чермалыка боевиками, снаряд попал в комнату, где находилась маленькая девочка. Малышка осталась жива, получив контузию, а односельчане тут же безапелляционно решили – стреляли украинские военные. «Симики» же показали людям, буквально, на пальцах, откуда прилетели снаряды, и жители села поняли, кто действительно стрелял. «Сейчас с людьми однозначно работать стало легче. Люди, которые хотят слушать (а таких все больше с каждым днем), видят ситуацию и понимают, что фейки и обещания «ДНР» здесь не имеют никакого подтверждения. Им просто замыливали глаза», - отмечает полковник.

Впрочем, помощь ВСУ – тоже одно из направлений работы «симиков». Они доставляют в армию материалы для оборудования позиций, блиндажей, оказывают помощь в ремонте техники, социальных вопросах, проводит юридические консультации.

… Жить в приграничье мариупольцам не просто. В период военного конфликта он стал городом-открытием для многих украинцев. Его защищают воины со всех регионов страны, а жители мечтают, что после войны Мариуполь превратится в промышленно-культурный центр Приазовья. Глядя на это, верится, что такое будущее у Мариуполя есть.

Ольга Ерохина

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter