Экспортная составляющая пока отнесена на второй план, говорит Згурец / фото УНИАН

Сергей Згурец: Украине нужно сформировать новое лицо оборонной промышленности, которое будет понятно потребителям и армии

​​​​​​​Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец в интервью УНИАН рассказал об основных итогах развития отечественной оборонной промышленности в 2019 году, производстве нового вооружения для украинской армии и вызовах нового года.

Экспортная составляющая пока отнесена на второй план, говорит Згурец / фото УНИАН

Каким был прошедший год для отечественного оборонно-промышленного комплекса?

Оборонно-промышленный комплекс в прошлом году должен был решить ряд задач, которые были в основном связаны с удовлетворением потребностей Вооруженных Сил. Экспортная составляющая пока отнесена на второй план. В основном это касается государственных и частных компаний, которые задействованы в выполнении Гособоронзаказа. Это поставка в войска новой и модернизированной техники и ремонт техники, которая состоит на вооружении ВСУ. С точки зрения ремонта ситуация выглядит более-менее оптимистично.

Поставлены такие системы, как самоходные минометы «Барс», комплекс управления артиллерией «Оболонь-А». Армия получила значительное количество ракет к реактивной системе залпового огня по проекту «Ольха» и «Ольха-Р», более 6000 управляемых противотанковых средств – речь о противотанковом ракетном комплексе «Стугна» и противотанковой управляемой ракете «Комбат». К этому можно добавить дивизион «Барс-8», это мобильная минометная система.

Вспоминая прошлый год, нельзя не упомянуть визит президента Владимира Зеленского на харьковские оборонные предприятия. Тогда глава государства был шокирован тем, что армия за десять лет получила только один новый танк.

Что касается новых танков, то в течение некоторого периода выполнялись только экспортные контракты. «Завод имени Малышева» поставил порядка 45 новых танков «Оплот» для Таиланда. Сейчас завод работает над решением задач, связанных с производством БТР для Вооруженных Сил Украины. Что касается производства танков «Оплот» для нашей армии, то к этому можно приступить после того, как ХКБМ (Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А. Морозова - УНИАН) завершит работы по подготовке необходимой документации по импортозамещению.

Эксперт думает, что ближайшие два года ожидать танка «Оплот» явно не стоит / Фото УНИАН

Стоит ли ожидать начало производства «Оплота» в ближайшее время?

Думаю, что ближайшие два года ожидать танка «Оплот» явно не стоит. Сейчас более острая задача с точки зрения оборонной промышленности – это завершение работ по модернизации танка Т-64 по так называемому проекту «Краб». Он предусматривает, что танк сможет воевать ночью, для чего его оснастят всеми приборами и системами защиты. Кроме того, проект предусматривает увеличение подвижности танка. Это одна из приоритетных задач, потому что «Краб» с точки зрения боевой эффективности не намного уступает «Оплоту», а соотношение цены, думаю, будет один к пяти.

В конце прошлого года «Лига оборонных предприятий» обратилась к президенту с открытым письмом, в котором выразила обеспокоенность, что выполнение Гособоронзаказа фактически блокируется, несмотря на наличие предусмотренных средств в бюджете.

Заявление связано с теми рисками, которые несет текущая ситуация. Предприятия не могут запланировать загрузку на год и не имеют тех заказов, на которые они рассчитывали даже в рамках существующих госпрограмм развития вооружений, по которым в рамках Гособоронзаказа были на каждый год прописаны определенные потенциальные объемы загрузок. Учитывая, что начали менять правила игры в виде законопроекта об оборонных закупках и начали трансформировать систему закупок в Министерстве обороны, создана правовая коллизия, когда чиновники не спешат принимать решения, а из-за этого предприятия не понимают, что с ними будет завтра.

Также добавились риски закупки иностранной техники, которая может подкосить часть наших предприятий, производящих подобную продукцию. Более того, закупка технологически сложной техники зарубежного производства фактически замораживает те направления, где мы должны создавать собственную компетенцию. Это касается систем радиоэлектронной борьбы, систем автоматизации, авиационной техники, комплексов противовоздушной обороны, что особенно важно, потому что у нас есть серьезный задел. Участники рынка хотят более понятного механизма взаимодействия с властью и формирования правил игры.

Насущные потребные сегодня – насытить подразделения отремонтированной техникой до полного штата и повысить огневую мощь, заявляет Згурец / фото УНИАН

Нет ли риска, что оборонные предприятия развернутся в другую сторону, чтобы удовлетворять спрос других стран?

Такое опасение вполне возможно. Но когда мы говорим о повышении обороноспособности нашей армии, то мы не должны исповедовать ту стратегию, которую исповедуют нынешнее руководство Минобороны, которое говорит, что поддержка отечественной промышленности не является их задачей. Не смогут наши предприятия создать те проекты, которые будут востребованы на внешних рынках.

Мы уперлись в потолок возможностей, который был сформирован каждым предприятием в отдельности. Чтобы выйти на новый уровень, нужно правильно использовать деньги страны. Если мы отсекаем связь оборонной промышленности и армии, на чем настаивает Министерство обороны, мы отсекаем возможности для развития наших предприятий. Если мы эту связь нарушим, то останемся на уровне страны, которая занимается модернизацией советской техники, но этот путь уже практически пройден. Мы теряем свое лицо. Нам нужно сформировать новое лицо оборонной промышленности, которое будет понятно нашим потребителям и украинской армии.

Как вы можете в целом оценить 2019 год с точки зрения формирования «нового лица» отечественного ОПК?

Когда мы говорим о новом лице оборонной промышленности, то оно должно соответствовать тем трендам и потребностям, которые формируются новым обликом боевых действий. Сейчас в основе лежит надежная управляемость подразделений, способность наносить высокоточные удары с различных точек своих войск, иметь дисперсный характер подразделений, действовать в условиях радиоэлектронного противодействия, опираться на искусственный интеллект и системы связи. Если через эту призму мы посмотрим на украинский ОПК и продукцию, которую он производит, то пока это отражает не тренды будущего, а насущные потребности. Насущные потребные сегодня – насытить подразделения отремонтированной техникой до полного штата и повысить огневую мощь. Если говорить о лице с точки зрения будущих конфликтов и потребностей внешних рынков, к сожалению, такого узнаваемого лица нет.

В 2020 году ожидается начало серийного производства и закупки «Ольхи-М» / Пресс-служба СНБО

Есть ли понимание ответственных лиц, чиновников, что ситуацию необходимо срочно менять? Звучала идея о переформатировании «Укроборонпрома» в холдинговую компанию.

Ответ на этот вопрос нужно строить на основе обзора оборонного комплекса, который Минэкономики планирует завершить в конце первого квартала 2020 года. На основании имеющейся статистической информации и детального изучения каждого предприятия ОПК можно будет сказать, что мы можем производить, и оценить, в каком состоянии находятся наши компании. Помимо «Укроборонпрома», Минэкономики должно изучить возможности частных компаний, но работу с ними даже не начинали. Потому есть большой риск, что Минэкономики сорвет выполнение оборонного обзора оборонно-промышленного комплекса.

Я думаю, что есть большой разрыв между тем, что хочет армия, и на что способна оборонная промышленность. Что касается холдинга, то любая идея имеет право на жизнь, лишь бы она была доведена до конкретного результата, эффективность которого можно проверить. Если мы говорим, что государство плохой собственник, поэтому мы выводим отрасль на приватизацию и корпоратизацию, то есть контраргумент, что это не государство, а конкретные менеджеры - плохие исполнители. Другой позитивный пример - то же конструкторское бюро «Луч», которое опиралось не на рыночные методы, а на эффективную роль директора и генерального конструктора в одном лице. Можно брать их пример и переносить на другие кластеры.

Директор Defense Express думает, что есть большой разрыв между тем, что хочет армия, и на что способна оборонная промышленность / фото УНИАН

Госбюджет 2020 года предусматривает увеличение финансирования на безопасность и оборону примерно на 40 млрд грн. Эти дополнительные деньги как-то могут улучшить ситуацию в отрасли?

Объем выделяемых средств для меня не является существенным фактором. Крайне важно, чтобы оборонное планирование не имело уязвимых мест. Если взять во внимание, что политики пытаются принять закон об оборонных закупках, то у нас будут формироваться новые правила игры в финансировании Гособоронзаказа. Более того, этот законопроект подразумевает принятие ещё около тридцати подзаконных актов. Если закон изменит порядок планирования и ценообразования, то это может привести к тому, что «зависнет» еще большая сумма выделенных средств, потому что не понятно, кто за что отвечает, кто формирует цену и так далее. Потому принятие сырого закона может стать миной замедленного действия и серьезным риском для отечественного ОПК.

Чего еще отечественному оборонно-промышленному комплексу можно ожидать от 2020 года?

С моей точки зрения, 2020 год будет достаточно сложным, потому что мы попадем в ситуацию двух трендов. Во-первых, если правовое поле в области закупок и производства военной техники начинает меняться, это усложнит взаимоотношения между разработчиками и заказчиками. Во-вторых, Минобороны может настаивать на том, что мы должны начать закупку зарубежной техники, поскольку национальная промышленность не удовлетворяет потребности армии. Этот год даст старт началу переговоров с иностранными производителями. Как показывает опыт наших ближайших соседей, той же Польши, это несет в себе угрозы для национальной оборонной промышленности. Это основной риск.

Также нельзя забывать и о военных рисках, потому что потенциал Российской Федерации никуда не делся, несмотря на то, что Россия сделала ставку на расшатывание ситуации в Украине через политические механизмы. Год будет достаточно сложным из-за выборов в США, поскольку сама смена лидеров также несет в себе определенные риски.

Згурец: в 2020 год мы входим с необходимостью разворачивания серийного производства комплекса «Нептун» / defence-ua.com

Что новое в сфере вооружений должен принести 2020 год?

В 2020 год мы входим с необходимостью разворачивания серийного производства комплекса «Нептун», который завершает этап испытаний. Также ожидается начало серийного производства и закупки «Ольхи-М», которая имеет большую дальность по сравнению «Ольхой» и «Ольхой-Р».

Думаю, что все-таки мы дождемся поставки БТРов в большем количестве, чем это было до сих пор. Очень надеюсь на ускорение работ по модернизации танка Т-64.

Конечно же, важным элементом является продолжение работ по так называемой триаде. Это автоматизация управления войсками и оружием, проекты «Дзвин», «Орианда ПС» и «Простир». Это работы по обеспечению войск системами связи американо-турецкого производств, которые обеспечивают управляемость войсками. Это развитие национальных систем радиоэлектронной борьбы. Это то, что делает компания «Инфозахист» и другие. Эта триада крайне важна, потому что на этой основе стоят те же «Нептуны», танки, БТРы. Думаю, что по этой триаде должен быть заметный прогресс, потому что без этого нет смысла говорить о способности строить эффективную систему обороны, опираясь только на разрозненные платформы советского типа.

Дмитрий Шварц

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter