Адвокат Марк Фейгин: «Джемилев не хочет в Россию, он хочет вернуться домой»
Адвокат Марк Фейгин: «Джемилев не хочет в Россию, он хочет вернуться домой»

Адвокат Марк Фейгин: «Джемилев не хочет в Россию, он хочет вернуться домой»

15:01, 08.07.2014
22 мин. 9

В конце апреля сего года оккупационные власти Крыма запретили одному из лидеров крымских татар Мастафе Джемилеву въезжать на территорию полуострова. Экс-глава Меджлиса и действующий народный депутат Украины сразу заявил, что оспорит это решение. Но потом наступило затишье. И вот на днях – новый всплеск: стало известно, что интересы Джемилева в суде будет представлять известный российский адвокат Марк Фейгин.

Корреспонденту УНИАН удалось поообщаться защитником Джемилева и поговорить о его новом деле, других резонансных судебных процессах, отношениях Украина – Россия и многом другом.

Марк Фейгин / vesti.ru

- Марк, это не первый ваш процесс, где вы оппонируете российской власти. Но впервые вы защищаете не гражданина России. Наверняка есть какие-то особенности…

- Конечно! Начну с того, что в деле Джемилева у стороны защиты план будет таков: мы представим все нужные аргументы, которые покажут, что действия закона Российской Федерации о въезде и выезде не могут применяться к человеку, который хочет вернуться в свой дом, а не на территорию РФ. Ведь что получилось: за короткий промежуток времени изменился статус Крыма и людей, проживающих там. Кардинально изменился! В такой ситуации просто необходимо было дать время – этакий переходный период, чтобы люди, которые не желают принимать российское гражданство, но хотят проживать в Крыму, в своем доме, имели такую возможность. Российские законы разрешают двойное гражданство, но есть много ограничений, и выход за их рамки может привести даже к уголовной ответственности.

В то же время, всем очевидно, что дело Джемилева имеет не только юридическую, но и политическую составляющую. Потому мы через юридическое давление постараемся добиться политического решения. Ведь российские власти опираются не на нормы закона, а на политическую коньюктуру. Сейчас ФСБ, курирующая  процесс, думает, как угодить своему хозяину Владимиру Путину, сильно обиженному на Джемилева за отказ от посулов со стороны России. А ФСБ должна думать так: зачем нам нужны эти проблемы? Джемилева на Нобелевскую премию мира выдвигают, а мы лишь «накручиваем» ему рейтинг.

Кроме того, многое будет зависеть от международной реакции на ситуацию. Точно знаю, что Путину звонил премьер-министр Турции Эрдоган и просил за Джемилева. Были также обращения заместителя генерального секретаря ООН. Не исключено, что свое слово сказал и Азербайджан. Чем больше будет таких звонков и обращений, тем быстрее удастся решить вопрос Джемилева. Если мне удастся разбудить общественное мнение на Западе, чтобы оттуда активнее «давили» на Путина, то в ближайшее время вопрос решится позитивно. Пока же, по имеющейся у меня информации, Путин не хочет трубить отбой – уж очень сильно невзлюбил он Джемилева.

Нужно также понимать, что это дело важно не только с точки зрения восстановления справедливости в отношении Джемилева. Дело это, по большому счету, – модельное. Если удастся переломить ситуации и создать прецедент, то в дальнейшем можно будет добиться послаблений для всех крымчан. Это весьма актуально, ведь впереди их ждут непростые времена.

- Почему так считаете?

- Уверен, что позиция России по Крыму будет ужесточаться. Татар попытаются привести к полному повиновению, чтобы даже не думали о каких-то элементах автономии. Будут также проблемы с общением на украинском языке и с сохранением национальных школ. Бизнесмены должны приготовиться к рейдерским атакам на их собственность. Наверняка грядут захваты земли и недвижимости…

В таких ситуациях очень многое зависит от адвокатской помощи. Но вот беда: адвокаты в Крыму пока что с украинскими лицензиями, а суды будут работать по законам российским, которые очень сильно отличаются законов Украины. По сути, крымским адвокатам, чтобы получить российскую лицензию, придется учиться по новой, а, значит, год или даже два жители аннексированного полуострова будут лишены местной юридической поддержки. Поэтому мы – российские адвокаты – просто обязаны помочь крымчанам. И не только им, но и другим гражданам Украины.

Дело Джемилева – лишь вершина айсберга. К счастью, он не сидит в тюрьме, его не обвиняют в тяжких преступлениях... В то же время, к нам сейчас пошел целый поток обращений от украинцев в связи с тем, что есть люди де-факто похищенные и вывезенные в Россию. Не только в Крыму, но и на востоке Украины. Если они не получат юридической помощи, им грозит реальная опасность. По понятным причинам, пока не могу назвать фамилии. Скажу лишь, что некоторые дела схожи с нашумевшим делом режиссера Олега Сенцова. Отмечу также, что количество украинцев в российских тюрьмах, вполне возможно, будет расти. Например, есть дела против Коломойского и Авакова. Дела безумные по сути. Но это не значит, что в них не появятся новые фигуранты. Кого-то из бойцов батальона «Днепр» или Нацгвардии могут взять в плен и отправить в Россию, где суд запросто инкриминирует им выполнение незаконных приказов.

- Какой в этом смысл? Неужели банальная показательная порка?

- ФСБ собирает козыри, а потом по ходу игры решает, как их использовать. Можно в показательном процессе – как с тем же Сенцовым. Дескать, вот он, такой сякой, представитель «Правого сектора» – террористической организации, собирающейся совершать теракты в Крыму. А могу сыграть и по-другому: например, потребовать что-то взамен за освобождение Сенцова.

- То есть, информационная война России против Украины будет продолжаться, и узникам отведена в ней важная роль?

- Важнейшая! Ими будут, как и ранее, запугивать и «накручивать» россиян. Вчера рассказывали басни о «Правом секторе», сегодня говорят о боевиках Коломойского, завтра появятся сотни Порошенко… Кремлевская пропаганда продолжает работать на мобилизацию электората в истеричном «трешевом» варианте. Потому что если россияне успокоятся, то начнут думать, и у них возникнет много вопросов к власти. Почему на Олимпиаду в Сочи потратили несусветные деньги? Почему мост через Керченский пролив будет стоить так дорого? Кому уходят все эти миллиарды? Потому внимание людей переключили в сторону Украины: смотрите, бандеровцы и фашисты убивают русскоязычных. Не все россияне едут воевать на Донбасс. Но почти все включают телевизор и смотрят. Смотрят бездумно – и верят! Казалось бы, можно использовать разные источники информации, не только провластные. Но безумие настолько концентрировано, что даже вменяемые люди, имеющие альтернативный фактаж, все равно начинают верить в фашистов. Воображение человека искривлено полностью, его нельзя вернуть в нормальное состояние.

Судите сами. Рейтинги Путина и «Единой России» падали. А сейчас стремительно выросли. Все понимают, что Путин – диктатор, что «Единая Россия» – партия жуликов и воров. Но им готовы все простить ради великой цели. Крым наш! Теперь спасем Донбасс! Восстановим великую державу в границах СССР… Кошмар!

Конечно, рано или поздно россияне проснутся, будет точка катарсиса. Окружающая действительность прояснится и станет для людей такой, какой есть на самом деле. Но сначала должно произойти что-то серьезное. То, что люди почувствуют на себе. Простое и материальное. Скажем, пенсии перестанут давать. Россияне остро реагируют на социальные факторы и потрясения подобного толка. После «отрезвление» они иначе посмотрят и на Украину. И зададут себе вопрос: зачем нам враждовать с братским народом? Что делить, коль у нас такие глубокие исторические и родственные корни? И они поймут: конфликт выгоден только власти. Именно она его провоцирует и тем самым продлевает себе жизнь. Однако я уверен: это уже агония…

- Но пока антиукраинская истерия в России не утихает. Инакомыслящих по-прежнему преследуют. Тех же деятелей культуры, посмевших сказать слово в защиту Украины. Вам, наверное, тоже не сладко?

- Действительно, ситуация нынче жуткая: агрессивное большинство запугивает адекватное меньшинство. Люди, идущие против власти, не только в украинском вопросе, а вообще, становятся пятой колонной, предателями, потому что якобы помогают врагу. Да, никого у нас не убивают, нет насилия… Но есть невероятный прессинг. Мы, инакомыслящие, как будто в гетто живем, будто ходим со звездами на груди… Понятно, что многие боятся, ломаются... Известное письмо деятелей культуры в поддержку действий Путина подписывали, в основном, по двум причинам – одни боялись репрессий, другие – что отодвинут от корыта. Третья же малочисленная каста просто подписывала себе индульгенцию: мы никого не боимся, нам все равно, лишь бы отвязались. Как тот же кинорежиссер Павел Лунгин, который далек от всего этого, опустился на перископную глубину, снимает фильмы и не хочет, чтобы его тревожили.

Но если деятели культуры еще могут спрятаться в «домике», то для адвокатов это нереально. Тем более, если они занимаются делами так или иначе связанными с политикой. На нас оказывают невероятное давление! Впрочем, я к такой атмосфере уже привык. С 2007 года, с тех тор, как перестал быть чиновником, для меня это состояние обычное. Я человек свободной профессии, мне не платит ни Кремль, ни Запад. Также как и другим политическим адвокатам. Например, тому же Николаю Полозову. Мы апеллируем исключительно к нормам закона, а не так, как принято в России – решать вопросы «по понятиям».

- В отместку власть называет вас «самым скандальным адвокатом России»…

- Это целенаправленная политика. Скандальность – некий маркер, несерьезность, негативная аннотация. Власть говорит: мол, смотрите, кто нам оппонирует – пособник фашистов, жулик. И народ верит! Я ранее рассказывал – почему. Всем все не объяснишь, на ТВ я выступать не могу, так как внесен в «черные» списки. Потому к определению «скандальный» отношусь спокойно. Хочу просто пережить все это. Делаю ответственно свою работу. Это мой долг.

- Однако и здесь не все просто, ведь зачастую вам не позволяют выполнять свои обязанности. Как в деле Развозжаева, когда вас отстранили от процесса...

- Власть использует самые изощренные методы в борьбе с оппонентами. И дело Развозжаева – классический пример. Он попросил меня быть адвокатом, но следствие перевело в статус свидетеля, что автоматически лишило возможности защищать клиента. Понятно, зачем нужна была такая комбинация. Да и вообще все это дело состряпано на циничном вранье. Развозжаева в Киев похитило СБУ  и передало ФСБ. Но суд отверг все аргументы о похищении, приняв абсурдную версию: якобы он сам вернулся на машине в Москву и сдался властям, написав явку с повинной.

Сейчас де-факто Развозжаеву и Удальцову грозит от 5 до 7 лет. Суд «выпишет» столько, сколько скажет Кремль. Ребят попытаются сломать, на них давить будут, чтобы подвали апелляции, прошение о помиловании… Это все будет публично обсуждаться. Выглядит цинично, но я, скорее всего,  буду рекомендовать писать прошения. Главное – сохранить жизни. Ведь и Развозжаев, и Удальцов имеют проблемы со здоровьем и могут просто не выжить в колонии, где жутчайшие условия для заключенных. То же самое я советую и другим политическим арестантам – которые уже сидят или будут сидеть. В первую очередь, нужно выйти из тюрьмы, сохранить здоровье, а потом уже доказывать невиновность.

- Мне кажется, если бы в Украине минувший Майдан проиграл, и вступили в силу одиозные «законы 16 января», у нас было бы то же самое, что сейчас в России – политические репрессии, заказные суды…

- Не исключено. Хотя, по просшествии времени, я уверен, что ничем другим, кроме победы Майдана, в Украине закончиться не могло. Я однозначно симпатизирую вашей стране еще со времен Оранжевой революции. Потому, даже критически оценивая события, без всяких пиететов, скажу, что украинцы, в отличие от россиян, не могли согласиться с такой ситуацией, какая нынче в России. Майдан был обречен на победу. У нас, увы, массовые протесты не пошли дальше белых ленточек. И вообще к нашей оппозиции много вопросов. Я большой ее критик, хотя пребывают в хороших отношениях с тем же Алексеем Навальным. Я не могу понять и простить того, что они свернули на рельсы выгодные власти. Компромисс привел к тому, что некоторые из них уже сидят, а другие в спешке эмигрировали.

- Раз уж мы заговорили о политических эмигрантах… Сейчас вы защищаете казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова, который арестован во Франции, и ему угрожает экстрадиция в Россию или Украину, а потом, возможно, в Казахстан. Судя по отзывам экспертов, Украина в этом деле выглядит не в самом лучшем свете…

- Это точно. Аблязов – политический беженец, он вынуждено уехал из Казахстана и осел в Европе. Но во Франции был арестован и уже почти год находится в тюрьме. Запрос об экстрадиции подали Россия и Украина. 9 января сего года суд в Провансе постановил передать его России, имеющей приоритет в экстрадиции. Но кассационный суд в Париже отменил решение. Теперь слово за апелляционным судом в Лионе...

Это общий антураж. А за кулисами ситуация такова. Дело явно заказное, политическое, так как Аблязов личный враг президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Это такое же «политическое» преследование, как и дела Тимошенко, Луценко в Украине, а Ходорковского в Росси.

Власти России подыгрывают Назарбаеву ему и требуют экстрадиции. Украина при Януковиче «подпевала». Но я удивлен, что после Майдана и смены власти в вашей стране дело это не закрыли.

Я понимаю, когда в процессе заинтересованы частные структуры – например, юридическая контора «Ильяшев и партнеры», представляющая интересы казахов. Спор хозяйственный – это бизнес, деньги… Но почему следствие представляет интересы этой конторы, принимает указания от частной юрфирмы,  оказывает ей помощь? Такое немыслимо в правовом государстве.

А в целом, получается так, что держава продолжает «кооперацию» с Россией в этом деле. Скажите, как Украина может сотрудничать со страной, отобравшей у нее часть территории, а сейчас находящейся в состоянии, так сказать, «похожем на войну»?! Непонятно!

В общем, дело Аблязова имеет для Украины большое значение. Для нее это проверка на отказ от прежних методов работы, от ведения заказных дел. И было бы естественно, чтобы новые власти страны сказали свое веское слов. Скажем, лично Президент Украины Петр Порошнеко дал команду надзорным органам – то есть, Генпрокуратуре – разобраться в деле. Это не будет каким-то давленим со стороны. Разобраться – не значит освободить от ответственности. Это значит посмотреть: а не было ли нарушений процессуальных норм? А, может, есть коррупционная составляющая?

И еще. Давайте на секундочку представим: Россия не смогла добиться экстрадиции Аблязова. В игру вступает Украина – и добивается этого. Что тогда? Готова Украина передать потом Аблязова Казахстану? Поставить себя в положение страны, которая будет ответственна за гибель человека. Да, гибель! Ведь если Аблязов попадет на родину, то шансов выжить у него не будет ни малейших. Да и в украинской тюрьме у Аблязова не будет шанса выжить. Об этом позаботятся его политические враги

- Судя по вашим словам, в Украине нынче – несмотря на смену власти – ситуация в правовом поле не очень изменилась по сравнению с днями минувшими?

- Давайте понимать: не все сразу можно решить. В Украине сейчас юридический хаос – но с позитивным наполнением. Тот хаос, который предшествует нормальному цивилизованному порядку. Через это проходили многие страны, которым нужно было избавиться от коррупции, добиться суверенности суда… В Украине должны понять, что если даже 99% дел рассматриваются честно и объективно, а 1% – немножко под влиянием или давлением – кто-то там позвонит, кто-то что-то скажет… Все! Это значит, нет суда!

Для Украины сейчас, на мой взгляд, некий момент истины, точка бифуркации. Стране выпал шанс на быстрое выздоровление, избавление от коррупционных недугов. На мой взгляд, стране крайне необходима реальная, эффективная борьба с коррупцией на всех уровнях, люстрация не только высших чиновников, замешанных в скандалах, но и тех, чьими руками творится беззаконие. Ведь ответственность следователя, который занимается подлогом документов с целью обвинительного заключения, ничуть не меньше, чем у судьи, который принимает решение.

Именно из таких следователей состоит вся коррупционная «правоохранительная» система. И, выбив это нижнее звено – система коррупции посыплется, как Колосс на глиняных ногах.

Я уже вспоминал про дело Аблязова, так вот у нас там аналогичная ситуация. Есть следователь Мельник, который в рамках, не побоюсь этого слова, заказа, занимается фабрикацией дела в нужном ключе. И даже смена власти никак пока не отразилась на этом следователе: его никто не отстранил, не проводил служебного расследования, ни-че-го. И наш Мельник спокойно отдыхает за границей на «честно заработанные». Хотя должен был бы сейчас находиться совсем в другом месте.       

А ведь ответственность такого следователя не меньше, чем ответственность заказчиков этого политичского процесса. Поэтому, повторюсь еще раз, люстрация правоохранительных органов просто необходима – по всей вертикали, от министров до следователей.

Конечно, иногда и в ведущих странах мира судьи берут взятки. Но там нет системы. Это, скорее, издержки системы. Там можно подать апелляцию, и суд высшей инстанции отменит неправомерное решение. Там нет коррупционной вертикали! Кто-то где-то на низшем уровне напортачит, но дальше решает местный суд, потом Верховный суд… Как бы то не было – справедливость восторжествует. Нужно, чтобы в Украине также образовался барьер, недоступный коррупции. Может, это также Верховный суд. Он будет «давить» на низшие уровни. И со временем система очистится. Но для этого нужна политическая воля.

Еще один важный момент: в Украине нужно развивать суд присяжных. При такой системе оправдательных приговоров становится на 20-30 процентов больше…

- Сейчас вами движет адвокат, а не юрист…

- И это правильно! Я так скажу: реформу должны вести адвокаты, а не судьи и прокуроры. Так, в России есть негласный запрет: адвокаты не могут становиться судьями. Прокуроры могут – адвокаты нет! Это еще с советских времен повелось. Но я настаиваю: реформировать судебную власть должны адвокаты. Потому что они – представители общества, а прокуроры и судьи – как правило, представители государства. И подход к делу никуда не девается. Так не должно быть, но так оно есть.

- Какие еще «юридические» изменения нужны Украине?

- Следующий очень важный момент: нужно переходить к выборам судей на нижних уровнях. Пусть они решают мелкие уголовные и гражданские дела. Не справился судья – можно переизбрать.

Далее: нужно отделить судебное управление от, собственно говоря, судопроизводства. Скажем, есть следственный департамент, которой назначает судей. Это неправильно! Он должен заниматься хозяйством – лампочками, мылом в туалете… А он влияет практически на все, в том числе – на бюджет суда. Нужно создать условия, когда всякое влияние на судей исключено – над ними не должно быть никакого органа. Это единственный путь в XXI веке, апробированный во многих странах и создающий предпосылки для укрепления такой конституционной ветви власти как суд. А у нас – в Украине и России – он часть государственной системы, хотя должен быть институтом общества.

- Опыт показывает: даже если создать систему – зачастую найдется «паршивая овца», которая ее сломает…

- Гарантий нет нигде и никаких. Но важно понимать: где система, а где единичные случаи. Вот в США недавно была показательная лоббистская история. Губернатор штата Иллинойс Род Благоевич в конце своего срока обратился к одному из бизнесменов с идеей сохранить квоту в сенате страны за своим ставленником. Но разговор записало ФБР, имевшее «наводку» и, естественно, санкцию на запись. И за одни лишь намеки теперь уже экс-губернатор сел в тюрьму на 14 лет! Как думаете? Многие захотят повторить его «подвиг»?

Точно также люди задумаются, глядя на проблемы бывшего президента Франции Николя Саркози, на днях арестованного по делу о коррупции. Ранее аналогично «пострадал» другой экс-президент и мэр Парижа Жак Ширак.

Противоположный пример – из России. Экс-министр обороны Анатолий Сердюков и его любовница Евгения Васильева украли миллионы долларов на военных поставках и имуществе. Их уличили в воровстве. А потом отпустили по амнистии. Все! И таких дел масса! В то же время были дикие случаи, когда за вынесенную из магазина булку хлеба давали 5 лет… Что называется – почувствуйте разницу!

- Извините, но европейское правосудие также дарит нам иногда удивительные примеры. Скажем, бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони не раз был уличен в криминальных деяниях, но всегда выходил сухим из воды…

- Итальянская система правосудия сильно отличается от других – в том числе, от систем соседних стран. Она подвержена слишком большому политическому давлению. Но при всем величии Берлускони его все же осудили и отправили на общественные работы – не помог даже преклонный возраст. Хотя, как по мне, Сильвио, конечно, следовало наказать жестче – посадить, отобрать имущество…

Но все равно, случай с Берлускони – это не система. В Италии бардака много, однако правосудие в этой стране является частью европейской системы. И в плане борьбы с коррупцией тоже.

А вот в России коррупция является системным образующим признаком государства. Если не буду воровать, непонятно, как страна будет жить и выживать. И зачастую воровству находится «святое» оправдание. Скажем, упомянутая нами Олимпиада в Сочи. Всем очевидно, что во время подготовки и проведения Игр разворованы фантастические средства. Но многие говорят: «Так провели же! Давайте этим гордится, а не воров искать!»

- В Украине – то же самое. Достаточно вспомнить футбольный Евро-2012. У нас говорили: «Да, воровали! Но турнир таки провели!» Это что – традиционные ментальные проблемы?

- К сожалению, да. Но тут важно понимать, в какую сторону идти. Скажем, ваши олигархи, в отличие от российских – евроцентричные. В варианте – Россия или Европа, их выбор очевиден. Хотя они понимают, что в Европе так вести бизнес, как в Украине, невозможно. На Западе они действуют по тамошним принципам – не дают взятки, не занимаются рейдерством... Получается, если олигархов поместить в нормальную среду им даже в голову не придет заниматься типичными для родной среды глупостями.

Тоже самое – на других уровнях. Аналог: люди в России или Украине бросают на улице бумажки, окурки, а там, за рубежом, – нет. То есть, от среды очень многое зависит. О чем это говорит? Нужно менять среду. И дальше все пойдет на лад.

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь