Луценко: Я не прошу меня выпускать, я прошу меня лечить
Луценко: Я не прошу меня выпускать, я прошу меня лечить

Луценко: Я не прошу меня выпускать, я прошу меня лечить

02:01, 20 сентября 2011
11 мин. 5713

Зинченко, посмотрите на эти документы, - обращается жена Луценко к прокурору, показывая медицинские заключения. - В СИЗО дали мне их и сказали: Ира, делай то, твой муж умирает!..

Сегодня после трехнедельного перерыва состоялось очередное заседание по делу экс-министра внутренних дел Юрия Луценко.

Юрий Луценко во время судебного заседания в Печерском районном суде в Киеве. 27 мая
Судьи выглядели отдохнувшими, некоторые даже успели хорошо загореть. Луценко же осунулся и за это время не получил никакой капельницы или таблетки.

- Я не получил никакого лечения, - рассказывает Юрий Витальевич в начале заседания. - Зато назначили новую комиссию, которая пытается изменить диагноз. Я так подозреваю, они в итоге напишут, что я достаточно здоров для содержания в тюрьме. Я единственное, переживаю за Трускавец, Баден-Баден и Карловы Вары. А то миллионеры бросятся в Лукьяновский СИЗО записываться - за три недели вылечить такую болезнь можно, наверное, только в наших тюрьмах.

Несмотря на болезнь, Луценко не теряет чувства юмора.

Заседание начинается с ходатайства защиты об освобождении Юрия Витальевича из-под стражи.

Адвокат Алексей Баганец рассказывает, что Луценко находится 8 месяцев в СИЗО без всякого основания, что состояние его здоровья постоянно ухудшалось и сейчас в критическом состоянии, что ведущие специалисты в области медицины пришли к выводу, что без полноценного лечения возможно прогрессирование цирроза печени с развитием осложнений, кровоизлияний и трансформацией в рак. Итог Баганца - дальнейшее содержание Луценко в СИЗО представляет угрозу его жизни.

В ответ прокурор Антон Зинченко заявляет, что «утверждение защиты являются голословными» и врачами не сделано категоричных выводов о состоянии здоровья экс-министра. Он также отмечает, что медицинское обследование Луценко не закончено, а в прокуратуру никаких документов о состоянии здоровья и ходатайств об изменении меры пресечения не поступало.

- Адвокат Баганец раз пытается ввести в заблуждение суд и безосновательно незаконным образом добиться изменения ранее избранной меры пресечения, - звучит из уст обвинения. - Оснований для изменения или отмены меры пресечения сторона защиты не представила.

- Я понимаю, что лично Янукович поставил задачу перед Ренатом Кузьминым (заместителем генпрокурора. - Авт.) посадить Луценко в тюрьму. Эта задача была выполнена, хотя дело было шито белыми нитками, - говорит Луценко. - Что произошло в действительности? После моей голодовки в мае меня госпитализировали в Киевскую больницу скорой помощи. Не мои врачи, не мои защитники, а два профессора Швец и Ткач, предназначенные Минздрава, осмотрели меня и поставили диагноз. Вот их печати. Это официальные документы, господа прокуроры. Не опускайте глаза, лжецы! Зинченко!..

- Ваша честь, я прошу сделать замечание подсудимому, - подскакивает Зинченко.

- Печать посмотри! - Говорит ему Луценко, демонстрируя медицинские заключения. - Врачебная печать! По УПК два врача-профессора несут ответственность за тот диагноз, который они устанавливают... Варикозное расширение сосудов желудка. Это означает, что в любой момент, слушая ложь Зинченко и других прокуроров, у меня просто поднимется давление, сосуд лопнет к черту, кровь выльется в полость, и вы меня отсюда вынесут вперед ногами... Я категорический противник того, чтобы мое состояние здоровья обсуждали на всех экранах страны. Я не Брежнев и не Сталин, чтобы мои диагнозы публиковали в виде бюллетеней. Но я и противник того, чтобы вопреки профессиональному диагнозу врачей, прокуратура и пенитенциарная служба заявляли, что Луценко в нормальном состоянии... Мы не ходатайствовали об очередном обследовании. Тем не менее меня из камеры отводят в медчасть СИЗО, там меня встречают два здоровых мужика в синих халатах с портативным УЗИ, меньше, чем лэптоп, и говорят: мы сейчас будем смотреть вам внутренности. А я спрашиваю: в связи с чем? В связи с решением суда. Оказывается, Сергей Владимирович, вы меня решили еще раз исследовать! Кто к вам обратился с таким ходатайством? Точно не защита. Я говорю: дайте юридические документы. Тогда мужички вышли. Пришли профессора и говорят: давайте опустим юридические моменты, давайте вас посмотрим. Как это в тюрьме можно опустить юридические моменты? Конечно, я отказался от такой комиссии... Я единственное боюсь: мне нарисуют здоровье, а я буду гнить в камере, ожидая, пока печень просто умрет... В прошлый раз вы приняли решение меня три недели лечить, лечение после этого не наступило. Это приводит к выводу, что и не наступит. Какие бы диагнозы мне не ставили, меня будут переобследовать, пока там не будет написано здоров аки агнец... Ищется такая лаборатория, которая напишет - кровь младенца, годного к содержанию в камере... Избавьте меня от морального насилия прокуратуры, которая на черное говорит белое, а на пытки - нормальные условия.

Юрий и Ирина Луценко в зале заседаний Печерского райсуда. Киев, 9 июня
Жена Луценко Ирина также просит суд освободить мужа.

- Зинченко, посмотрите на эти документы, - обращается она к прокурору, показывая медицинские заключения. - Они сами в СИЗО дали мне эти документы и сказали: Ира, делай то, твой муж умирает!

Судьи совещаются больше часа, и в итоге Вовк решает не освобождать экс-министра внутренних дел. Мол, администрация Лукьяновского СИЗО должна предоставлять ЮВ лечение.

После отказа Баганец зачитывает новое ходатайство, в котором говорится о нарушении Минздрава и пенитенциарной службой права Луценко на получение медицинской помощи. Адвокат просит суд предоставить Юрию Витальевичу разрешение на лечение в стационаре.

Прокурор Зинченко убеждает судью, что это ходатайство не может быть удовлетворено, поскольку Минздрав сейчас проводит обследование состояния здоровья Луценко, но выводов не имеется.

Луценко не выдерживает и возмущенно восклицает:

- Документ с печатью, с диагнозом! Сколько можно говорить, что ничего не предоставлено. Ваша честь, сколько можно терпеть это издевательство?

- Я прошу суд сделать подсудимому замечание, - встает Зинченко.

- Проси у мамы дать тебе ума, - продолжает перепалку ЮВ.

- В дальнейшем в случае такого поведения я буду вынужден ставить вопрос об удалении подсудимого из зала суда, - пригрозил прокурор.

- О расстреле лучше, - иронизирует Луценко.

- Адвокат Баганец не обосновал свои утверждения о том... - продолжает зачитывать по бумажке прокурор.

- Ребята, вам не стыдно врать? - Уже не выдерживает Ирина Луценко. - Приложены диагнозы, аргументы. Ваша честь, ну как им не стыдно? Сидит пресса, сидит уважаемый суд, встает прокурор и врет в глаза!

- Ирина Степановна, еще будет стадия ваших объяснений. Не перебивайте, пожалуйста, - снисходительно обращается к ней судья Вовк.

- Я не доверяю этим прокурорам! Я вас неоднократно просил отвести этих лжецов, - добавляет ЮВ.

Опять начинается словесная перепалка.

Вовку даже приходится взять молоток, чтобы установить в зале тишину.

- Сергей Владимирович, скажите ему, что он врет! Вы же знаете, что он врет! Я не могу выдержать, - со слезами восклицает Ирина Луценко. - Извиняюсь за свои эмоции. Но это просто сплошная ложь.

Она выбегает из зала суда, обращаясь к прокурорам: "Вы скоты и подлецы. Бог есть на свете, и он вас накажет".

Вслед за ней зал заседания покидает сын.

Адвокат Леонида Кучмы Игорь Фомин отвечает на вопросы журналистов возле здания ГПУ. Киев, 30 марта
Адвокат Игорь Фомин тоже на эмоциях.

- Вместо того чтобы лечить, его снова обследуют! - Возмущается он. - Кто ликвидировал тот диагноз, который ему поставили? Заставьте его лечить, а не осматривать!

- Я абсолютно убежден, что выйду из тюрьмы не по состоянию здоровья, а ввиду невиновности, - уверенно заявляет Луценко. - У меня на это есть все основания. Де-юре я отсюда выйду. Вопрос в том, чтобы у меня на это была физическая возможность... Я не прошу меня выпускать. Я прошу меня лечить... Меня не лечат, меня щупают, спрашивают: "как вы себя чувствуете" и назначают очередную комиссию. Меня трясет от того бегущей строки по телевизору о состоянии моего здоровья... Я не хочу, чтобы эти морды вещали о моем здоровье. Кто такие эти мордовороты, чтобы оценивать состояние моего здоровья?

Суд снова удаляется в совещательную комнату для рассмотрения ходатайства.

В это время Юрий Луценко общается с Вячеславом Кириленко, который пришел его поддержать. Сегодня в зале суда на удивление мало нардепов. Кроме Кириленко, только неизменный соратник Луценко Юрий Грымчак.

После перерыва Вовк объявляет запутанное решение, мол, суд просит обратить внимание Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний на несоблюдение права Луценко на медицинское обслуживание и на необходимость создать условия для лечения экс-министра. В СИЗО...

И Вовк объявляет перерыв до 21 сентября, у него по графику - другое судебное заседание.

Игорь Фомин дает новый термин происходящему в зале - "юридический садизм".

- Защита продолжит доказывать невиновность Луценко и пытаться освободить его из-под стражи, - заявляет он прессе. - Я верю, что в ближайшее время все же будет решение Европейского суда по правам человека, которое, я убежден, будет в нашу пользу.

- Адвокаты Луценко в очередной раз заявили необоснованное ходатайство об изменении меры пресечения, при этом они не взяли на себя обязательство представить необходимые обоснования и аргументацию, которая бы позволила суду удовлетворить их ходатайство, - говорит в телекамеры прокурор Виктор Клименко после окончания заседания.

- Почему прокуратура не считает диагнозы с печатями документами? - Интересуются журналисты.

- Диагнозы с печатями - это диагнозы с печатями, - странно объясняет прокурор. - Предоставление необходимой медицинской помощи является обязанностью администрации СИЗО. Определение порядка и способа такой помощи лежит на врачах. На сегодня ни администрация СИЗО, ни врачи не определились, какое именно лечение и в каком порядке подсудимый Луценко должен получать. Ни суд, ни сторона обвинения к этому процессу не имеют никакого отношения.

Последней из зала заседания выходит огорченная, но по-боевому настроенная жена Луценко.

- Суд сказал, что СИЗО должен принять решение о его лечении, - говорит Ирина Степановна. - Мы спрашивали у руководства СИЗО: разве у вас есть возможность его лечить? Там же, кроме зеленки и но-шпы, ничего нет. Возможности нет. Но они ждут решения суда. Идет сейчас пинг-понг. Суд говорит, что должен решать СИЗО, СИЗО говорит, мы ждем команды от суда. Лечить его не собираются. Сегодняшнее решение судьи Вовка о замечаниях СИЗО, чтобы они лечили, говорит об одном - команда поступила сверху - не лечить ... Мой муж стойкий боец, но он больной боец, и бойца надо лечить. Думаю, моим следующим шагом будет обращение к президенту как к гаранту Конституции, который своим бездействием и неконтролированием предыдущих наших обращений (мы обращались два раза) довел эту ситуацию до абсурда. Думаю, мы подготовим еще одно обращение, которое будет основой для иска в суд против президента Украины за постепенное и целенаправленное убийство моего мужа. Я так эту ситуацию не оставлю. Следующий - президент.

Продолжение следует ...

Анна Ященко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies