Воскресенье,
25 июня 2017
Наши сообщества

Кто заказал Петренко?

“Вы должны написать заявление о том, что снимаетесь с выборов”, - заявил руководитель штаба  Литвина на выборах в Киевсовет. " Сам я ни за что не снимусь..", - ответил директор Метростроя Владимир Петренко... 

Вокруг имени Владимира Петренко, генерального директора компании “Киевметрострой”, разгорелся столичный скандал. Петренко (второй номер в блоке Литвина в Киевсовет) вдруг было исключено из списка через возбужденное против него уголовное дело. Через несколько дней апелляционный суд его в списке возобновил.

Говорят, Петренко, который играл роль локомотива блока, упрямо пытаются подвинуть те, кто очутился под проходной черточкой. После исключения из списка гендиректора Метростроя в проходной части очутился Анатолий Брезвин, прежний глава киевской налоговой администрации, в настоящее время президент Ассоциации “Юристы и страховщики”.

Кстати, уже после победы сняла свою кандидатуру учительница Наталия Нелина (третий номер в списке), уступив место заместителю главы киевской горгосадминистрации Михаилу Голице.

Мы встретились с Петренко именно в канун его возобновления в правах.

Владимир Иванович, как Вы попали в список Литвина? Кто Вас туда пригласил?

Мне нравился Литвин. И я склонялся к тому, чтобы поработать с этой политической силой. Однажды я пришел на заседание фракции Литвина в Киевском городском совете - просто послушать. Там меня увидели, после этого со мной встретились лидеры киевской команды Литвина, глава Печерской райадминистрации Анатолий Коваленко и заместитель Александра Омельченко, председатель киевского штаба Литвина Виктор Пилипишин. Они и пригласили меня принять участие в выборах. Предложили войти в пятерку... Я тогда предупредил их, что вокруг Метростроя продолжается драка, обычная корпоративная война, и это может всплыть во время кампании. Они заверили, что это все заказные дела, которые не повлияют ни на ход кампании, ни на их отношение ко мне.

А на что Вы надеялись от депутатства?

Я был депутатом Киевсовета двух созывов. Последний раз в 1990 - 1994 годах. Тогда Киевсовет раздирали дрязги, она работала неэффективно, заседания длились долго, а Метрострой нуждается во внимании, поэтому я решил больше не баллотироваться. Но жизнь вынудила опять добывать в борьбе мандат. Во-первых, имея депутатские полномочия, легче формировать политику в строительстве, во-вторых, легче лоббировать интересы метростроевцев... Я просил несколько лет выделить площадку, чтобы построить для своих сотрудников социальное жилье. Площадки будто выделялись, а затем неожиданно “убегали” к другим инвесторам. Работая в Киевсовете, я верил, что смогу проконтролировать этот процесс, что-то сделать для людей. Судьба метростроевцев мне очень близкая, я же сам начинал горным мастером и прошел все этапы без всякой поддержки. В Метрострое невозможно работать по блату...

Одно слово, имея мандат, легче защитить и себя, и компанию.    

В прошлом году Генпрокуратура возбудила против вас уголовное дело якобы за то, что вы превысили стоимость строительства метро...

Мы строим более самый дешевый метрополитен в мире, это я говорю с абсолютной ответственностью. Чтобы сдешевить стоимость строительства, мы используем железобетонные тюбинги вместо чугунных - это наша технология, и поэтому наше метро вдвое дешевле, чем московское. Поэтому и зарплата наших сотрудников не такая высокая, как могла бы. Ведь она зависит от общей суммы всего строительства. Невозможно строить метро более дешевле. Дело, о котором вы говорите, заказали против нас. Автором этой корпоративной войны является Валерий Мошенский, основатель кампании “Планета”. Я даже и мысли не имел, что Мошенский, мой оппонент и недоброжелатель, будет в том же избирательном списке, что и я, только под девятым номером.

Первая пятерка меня полностью устраивала - столичный бизнес, образование, Метрострой.

Когда я узнал о его присутствии в списке, то обратился к руководителям блока, и мне сказали, что эта война прекратится – они повлияют на Мошенского...

Когда стало понятно, что проходит всего шесть человек, вас просили отказаться или сразу же начали “исключать”?

Я знал, что многие люди голосовали через меня. Это же и метростроевцы, их семьи - по меньшей мере, девять тысяч человек. А сколько людей из Теремков, из Голосеевского района, которые ожидают метро, проголосовали – “за”!..

Да... Меня пригласил Пилипишин и говорил, что ему неудобно, но у него для меня тяжелая весть. “Вы должны написать заявление о том, что снимаетесь из выборов”, - заявил он. Я говорю: “Как это так?” Он говорит: “Подумайте...” А через несколько часов меня вызвали на заседание штаба. Там собрались тот же Пилипишин, Вильдман, Голица, Шовкун и начали меня уговаривать. Вы должны снять кандидатуру, есть люди, которые принесли большой процент, а вы принесли малый. Вы были ответственные за Деснянский район. Я говорю - нет, я отвечал за Дарницкий. Тогда они говорят, что если я не подам заявление добровольно, то они исключат меня через Теризбирком. Я говорю: мне все равно, в какой способ вы будете пытаться меня выпихнуть, сам я не пойду. Тогда они говорят, что у вас нет будущего, а мы молодые, мы еще можем что-то сделать...

Вы не спросили, зачем же человека “без будущего” поставили вторым номером?.. А Литвин знает об этой ситуации?

Знает. Думаю, ему доложили.

А теперь я хотела бы спросить Вас по существу обвинений. Первое из них заключается в том, что Вы каким-то образом утвердили ведомственные нормы, согласно с которыми стоимость строительства метро выросла вдвое...

Нормативная база со времен Советского Союза не изменялась. У меня в корпорации есть заместитель, которому я поручил вместе с Министерством строительства разобраться и отработать некоторые нормы и согласовать их. Увеличение состоялось на 5,6% независимо от наших ведомственных норм. Это сегодня уже закон.

Вас обвиняют в том, что Вы купили агрегат за три с половиной миллиона евро, который не работает.

Машина сломалась, так же как ломаются телевизоры и холодильники. Сейчас мы отремонтировали, и уже началась ее проходка. Приглашаю посмотреть. Мы на ее покупку взяли кредит в банке “Крещатик” и сами отдаем.

А как относительно якобы неправильно использованных 80 миллионов гривен?

После завершения строительства каждого объекта нас проверяют органы, уполномоченные это делать, - это КРУ, и еще есть такая хозрасчетная организация, созданная при Киевраде, которой никто не делегировал это право, но которая тоже проверяет. Так вот КРУ никаких нарушений не нашла, точнее - 40 тысяч гривен на стомиллионный объект - это не нарушение. А эта экспертиза что-то ходила, обсчитывала, на 17 - 20% на каждой станции нам добавляла. Ну и по решению этой экспертизы было возбуждено уголовное дело. Она была закрыта из-за отсутствия доказательств, так как не только КРУ, но и комитет регуляторной политики поддержал нас. Дело смехотворное, суд принял решение на нашу пользу, но нервы попортили.

А для чего Вашим конкурентам вас компрометировать?

Валерий Мошенский и его компания когда-то начали скупать акции Киевметростроя. Когда он купил достаточно большой пакет, я встретился с ним. В его планы входило купить компанию и расчленить все ее подразделения на отдельные дочерние предприятия. Целый комплекс не имеет такой рентабельности. Те, что приносили прибыль, работали бы, а убыточные были бы ликвидированы. Можно рассуждать - морально это или нет, но это законы бизнеса. И в таком случае о развитии и строительстве метро нужно было бы забыть. Потому что метро это не только строительство, но и неприбыльные подразделения, которые занимаются размешиванием бетона, ремонтом подвижного состава, это живой организм, в котором очень тесно взаимоувязаны все его звенья и который способен развиваться только находясь в целостности.

В одной статье, где тщательным образом перечислялись все Ваши грехи, писали, что какая-то шведская кампания готова стать соинвестором Вашего предприятия...

  Планетабуд купила, кажется, 25 процентов акций. За нами остался 51 процент. Планетабуд продала ли, или уступила 17 процентов москвичам, еще какой-то “Линияправо”, потом какая-то шведская кампания докупила остальных. Она нулевая, ничего не делала в нас. Но поднялся ажиотаж вокруг нас.

Знаете, когда меня уговаривали оставить место в Киевсовете, я отказался, потому что подумал, сколько мы пережили... Те, кто работает в метро, это золотой фонд нашего строительства. Начиная с 90-х годов, в этой отрасли делался ужас. Люди, которые работают в подземных условиях, не получали платы. На сале ребята жили. А мы говорили сотрудникам: должны сдать станцию, и внимание к нам будет. И благодаря этому мы сберегли кампанию, мы продолжали строить подземный город, без которого наш Киев нельзя представить. И теперь грех будет, если сберегли компанию в такое трудное время, просто сдать ее бизнесу...

Как эти скандалы отражаются на темпах строительства?

Никак. Будут деньги, будем работать. Мы не последняя организация относительно зарплаты. А стану депутатом, тогда аргументированно доведу, что Киеивметрострой для столицы - это не меньше, чем Киевводоканал, Киевгаз, Киевэнерго.

Ваши предвыборные   обещания о новых станциях остаются в силе?

Да. В этом году сдаем депо. Сирецко-печерская линия протянулась на 27 километров, а там еще нет депо. Это очень тяжело для метрополитена, потому что он не может выдать необходимое количество поездов в часы пик. В   2007 году сдаем “Красный хутор”, в 2008-м - три станции “Демиевскяа”, “Голосеевская” та “Васильковская”. В этом году вводим второй выход на станции “Дарница”.   Работаем круглосуточно, только на Пасху будем отдыхать.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение