УНИАН

Глава Военного комитета НАТО, генерал Петр Павел: Мы стремимся сделать украинские вооруженные силы способными и заслуживающими доверия, чтобы сдержать любую потенциальную агрессию

Глава Военного комитета НАТО, генерал Петр Павел в интервью УНИАН рассказал, насколько реально привести украинскую армию к стандартам НАТО к 2020 году, а также получить ПДЧ для вступления в Альянс, стоит ли ожидать от России полномасштабного вторжения в Украину в ближайшее время и почему этот конфликт не имеет военного решения.

УНИАН

Военный комитет – наивысший военный орган альянса, который является основным источником военных советов для Североатлантического Совета (САС) по военной политике и стратегии. ВК несет ответственность за перевод политических решений, которые принимает САС, в военное направление. Именно ВК вырабатывает меры, которые считаются необходимыми для обороны альянса, и принимает решения относительно военных действий.Он также разрабатывает стратегическую политику и концепции и готовит ежегодную долгосрочную оценку сил и возможностей стран и районов, представляющих риск для интересов НАТО.Военный комитет состоит из старших военных офицеров (обычно трех-звездных генералов или адмиралов) из стран-членов НАТО, которые служат постоянными военными представителями своей страны в НАТО, и, таким образом, они представляют своих начальников генеральных штабов.

Североатлантический Совет, который принимает политические решения с учетом советов ВК, в свою очередь, может собираться на разных уровнях. На постоянной основе – каждую среду - на уровне послов-представителей стран НАТО, четыре раза в год на уровне министров (иностранных дел и обороны) и, когда решит альянс, на уровне глав государств и правительств.

18-19 апреля Военный комитет НАТО посетит Украину. Накануне визита его руководитель, четырех-звездный генерал Петр Павел рассказал в интервью УНИАН о цели визита, дал свою оценку вероятности перерастания конфликта на Востоке в полномасштабную агрессию Кремля, ирассказал, насколько для украинской армии реалистично достичь стандартов НАТО к 2020 году.

Какова цель проведения заседания Военного комитета во Львове, что стоит на повестке дня?

ВК заседает на рабочем уровне, на уровне военных представителей, которые представляют своих начальников генеральных штабов тут, в Брюсселе, обычно, дважды в неделю. Иногда ВК едет в страны либо альянса, либо партнеров, чтобы лучше понять, какова ситуация на местах, а также с целью продвижения партнерства и сотрудничества. На этот раз мы едем опять, я говорю «опять», потому что это не первый раз, когда мы едем в Украину, и на этот раз мы не будем в Киеве, но едем во Львов. Мы посетим Академию, встретимся с начальником Генерального штаба и его командой. В четверг, 19 апреля, мы посетим учебный полигон Яворив. Потом у нас будет заседание ВК с украинцами – это будет совместный формат заседания с партнерами.

Повестка дня визита и встреч НАТО и Украины будет, тут я могу даже сказать, традиционной – это обсуждение прогресса реформ, по которым мы предоставляем помощь, обсуждение возможностей для улучшения нашего сотрудничества с тем, чтобы привести его в соответствие с потребностями как альянса, так и Украины, а также углубить понимание с обеих сторон. С нашей стороны – понять состояние украинских войск на местах, с украинской – лучше понять процедуры и позиции, которые мы занимаем. Мы всегда пытаемся использовать время так, чтобы заполнить его рядом мероприятий, с тем, чтобы они были полезными для обеих сторон.

Вы сказали, что во время заседания будете обсуждать прогресс реформ в украинской армии. Украина заявила своей целью достижение стандартов НАТО к 2020 году. Зная ситуацию в украинской армии, считаете ли вы, что это реалистично? До 2020 года осталось очень мало времени…

Во-первых, соответствовать всем стандартам почти невозможно для любой армии. Потому что стандарты – живые, они развиваются: создается новое оборудование, адаптируются новые технологии, новые процедуры. Таким образом, стандарты – это живые документы, они развиваются и сменяют друг друга. Страны постоянно регулируют потоки стандартов. Мы всегда стараемся как можно больше соответствовать стандартам. Есть различия и среди союзников по НАТО в отношении уровня адаптации стандартов. Какую цель преследуем мы в отношении Украины, так это помочь украинским вооруженным силам приблизиться как можно ближе к стандартам НАТО, чтобы мы могли легче сотрудничать.

УНИАН

Мы также можем сказать, что некоторые стандарты, вероятно, больше важны, чем другие, потому что они позволяют быть совместимыми во время проведения операций. Некоторые стандарты, если и не менее важные, но могут подождать во времени, потому что они относятся к учениям, обслуживающему персоналу, и они не жизненно важны. Мы, прежде всего, фокусируемся на взаимосовместимости. Но мы также фокусируемся и на улучшении жизни и обслуживания украинских военных и гражданского персонала, который работает в вооруженных силах, создавая условия, которые сопоставимы с НАТО.

С Украиной у нас есть ряд программ, которые реализуются под зонтиком Годового национального плана с Комплексным пакетом помощи. Этот Пакет определяет ряд сфер, где союзники по НАТО и некоторые партнеры предоставляют Украине помощь. Это логистика, это управление персоналом, медицинская помощь, обучение, обслуживание оборудования, разминирование.

У нас есть 10 трастовых фондов, чтобы финансово поддерживать эту деятельность. В прошлом году у нас с украинским вооруженными силами было больше чем 200 разных мероприятий. Мы предоставляли помощь и посредством советников, инструкторов. Мы также даем советы на институционном уровне, на уровне министерства, на уровне служащих. Сеть нашей помощи очень обширна, и мы делаем все, что можем, чтобы украинская армия достигла своих устремлений, достигла стандартов (НАТО) до 2020 года.

Также важно напомнить, что,в отличие от союзников, которые достигают своих целей и соответствуют стандартам в условиях мира, Украина сражается в войне. А это – трудная работа. Я настроен позитивно в плане прогресса, которого достигают украинские вооруженные силы. Я также буду позитивным относительно цели приблизится к стандартам НАТОдо 2020 года.

Если говорить о прогрессе, который мы отмечаем сейчас, можем ли мы использовать слово «взаимосовместимость» по отношению к украинской армии и армиям стран НАТО в 2020 году?

Взаимосовместимость достигается рядом путей. Один из них – работать вместе в операциях. Украина участвует в операциях НАТО даже сегодня. Участвуя в операциях НАТО, участвуя в учениях НАТО, получая подготовку от инструкторов из стран НАТО, все это увеличивает уровень взаимосовместимости с НАТО. Я бы не заходил бы так далеко, говоря, что в 2020 году все украинские вооруженные силы полностью будут взаимосовместимы с НАТО. Но это - не цель. Цель – улучшить уровень сотрудничества до того уровня, чтобы мы смогли сотрудничать вместе в нынешней среде. Мы не говорим о войне. Мы говорим об управлении кризисами, о том, чтобы работать вместе, создавая условия для мирного будущего нашего региона, а это значит, для Европы. Это наша цель.

Как ВК, который является главным военным органом в НАТО, будет привлечен в процесс оценки запроса украинского президента предоставить Украине План действий в отношении членства (ПДЧ)? Какую роль вы будете играть в этом процессе, какой совет вы дадитевашим политическим органам? Считаете ли вы, что Украина может получить ПДЧ на ближайшем саммите НАТО?

Я бы ответил двумя частями. Первая. ПДЧ - это инструмент, который помогает стране, желающей стать членом альянса, в свое время стать им. Ни одно из государств за последние двадцать лет не было в ситуации, в которой сейчас находится Украина. Ситуация для каждой страны – уникальна. Например, когда моя страна (Чехия), Польша и Венгрия присоединились в 1999, ситуация во всех трех странах была сопоставимой. Мы были частью процесса Партнерства ради мира, мы работали над развитием стандартов, увеличивая взаимосовместимость, и потом мы получили ПДЧ, как, своего рода, направление в подготовке к членству.

С Украиной сегодня у нас есть значительно большее сотрудничество, чем это было у всех этих трех стран в период работы по приближению к членству. ПДЧ – это, более или менее, политический инструмент, чтобы обозначить уровень устремлений и, своего рода, определить период, который остался между «сегодня» и потенциальным членством.

Вы сказали, что ПДЧ обозначает уровень устремления, но это для страны, которая хочет стать членом альянса, а как быть с обозначением готовности НАТО принять эту страну? Вам не кажется, что это - улица с двусторонним движением?

Потому я и сказал, что это больше политический, чем военный инструмент. Для военных, мне сложно представить, что предоставление ПДЧ изменит значительно уровень сотрудничества, который уже есть между НАТО и Украиной. Для нас изменения, если они и будут, то будут очень незначительными, потому что, как я сказал, уровень сотрудничества, его объем и глубина уже сейчас очень значительный, и очень сложно добавить что-либо новое. Поэтому любое обсуждение в отношении предоставления ПДЧ будет проходить на политическом уровне. И мне это сложно комментировать, потому что это будет вмешательством в сферу, которая не относится к моей компетенции.

То есть, ВК не будет вовлечен в обсуждение? Не будет предоставлять какие-либо советы по этому вопросу?

Нет. Если нас, как военных, попросят предоставить военный совет, то это будет об уровне сотрудничества, об уровне готовности украинских сил. Это мы может предоставить даже сейчас. Мы можем предоставить доклад о состоянии готовности украинских сил в любое время. Потому что нам известно, где мы находимся, где есть проблемы, какие вызовы. Это не критерии для предоставления ПДЧ. Нас спросят или не спросят на политическом уровне о военной оценке. Потому что это – не условие. Поэтому я и говорю, что предоставление ПДЧ это политическое решение, которое не основывается на военных рекомендациях.

Вы упомянули, и я не могу не спросить, а на сколько готова украинская армия к ПДЧ?

Нет прописанных военных критериев для предоставления ПДЧ. Предоставление ПДЧ должно быть после того, как страна достигнет определенного уровня реформ. Когда я участвую в заседании Комиссии Украина-НАТО, мы все слышим за столом, что в плане реформ есть еще куда идти. Я верю, что, когда уровень прогресса достигнет того уровня, который будет приемлемым для политического уровня предоставить ПДЧ, тогда по этому поводу будет консенсус.

УНИАН

Это не ответственность военных сказать, что, мол, у нас есть 10 разных параметров, Украина их все выполнила на достаточном уровне, и сейчас мы автоматически передадим рекомендации на политический уровень, чтобы предоставить ПДЧ. Так это не работает. Нас, может быть, попросят о военной оценке. Но с тех пор, как мы предоставляем ее на каждом заседании Комиссии Украина-НАТО, в специальной оценке необходимости нет. И сейчас, когда мы вернемся из Львова, я буду писать отчет от ВК Североатлантическому Совету. Все, что мы услышим от наших украинских партнеров, мы оценим, запишем в отчет, и это будет направлено на политический уровень. Политический уровень постоянно информирован об уровне реформ. Им не нужно нас просить сделать специфическую оценку.

Министр обороны Украины Полторак не так давно сказал, что естьвероятность перерастания конфликта на востоке в полномасштабную агрессию России. Каковы ваши наблюдения? Согласны ли вы с такой оценкой?

Мы слышали эти аргументы в прошлом. Тем не менее, из недавней оценки, которая была сделана украинскими властями, как на политическом, так и на военном уровне, оценка не такова, что будет неизбежная угроза полноценной российской агрессии. Наша оценка состоит в том, что такой вариант будет очень маловероятным. Есть даже вопрос, получит ли Россия выгоду от такого рода агрессии. Мы должны быть реалистами. С одной стороны, Россия не поддерживает политическое решение конфликта. В некоторой степени мы также можем спорить, удобный ли это политический инструмент – иметь замороженный конфликт в Грузии, Приднестровье и Донбассе, чтобы создать политическое давление на НАТО и на отдельные страны. В то же время Россия не готова сейчас быть вовлеченной в полноценный конфликт с большей магнитудой. Это не значит, что мы не должны уделять внимание ситуации. Мы должны приложить все наши усилия, чтобы заставить Россию уважать международное право и нормы, вернуться к стандартным нормам поведения среди других стран, основываясь на праве и порядке, которые существуют на международной арене. В этом смысле мы тоже поддерживаем Украину в том, чтобы она развивала возможности, чтобы сдержать любую агрессию. Это то, к чему мы стремимся - сделать украинские вооруженные силы способными и заслуживающими доверия, чтобы сдержать любую потенциальную агрессию.

Есть ли военное решение ситуации на Донбассе? Видители вы возможную роль НАТО в общем решении этого кризиса, возможно, не только в Украине, но и в Сирии?

Возможно, это будет странно услышать от военного офицера, но я не верю в военные решения проблем какого рода. Есть только политическое решение, которое может быть поддержано определенными военными инструментами, но это военные инструменты только в плане сдерживания, а не реальное использование военных инструментов, чтобы разрешить ситуацию. Потому что использование военных инструментов принесет больше страданий людям, которые живут на Донбассе и в соседних регионах. Единственное решение – только через политическое урегулирование, и для этого должны быть, как минимум, двое, Россия и Украина. Все остальные могут поддерживать процесс.

НАТО поддерживает процесс посредством улучшения способностей украинских вооруженных сил, создавая достаточное и надежное сдерживание, чтобы удержать Россию от дальнейшей агрессии, и, в то же время, создавая ситуацию, в которой Россия сможет увидеть украинские силы достаточно сильными, которые, если необходимо, защитят страну всеми силами, а также предотвратят любую дальнейшую эскалацию конфликта на Донбассе.

Единственное решение – через переговоры и выполнение Минских договоренностей. Потенциально, улучшение Минских договоренностей, добавив порядок действий, четкую ответственность и график, сможет создать условия отчетности для всех сторон, чтобы достичь целей, одна за другой, и окончательно прийти к нормализации ситуации на Донбассе.

Ирина Сомер, Брюссель

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter