Резонансное ДТП в Харькове произошло 18 октября / фото npu.gov.ua

Как усмирить нарушителей на дорогах

Недавние события в Харькове активизировали тему безопасности на дорогах. ДТП, вследствие которого погибли шесть человек, продемонстрировало ужасную правду – от «лихача» никто не застрахован. Можно ли изменить такое положение дел?

Резонансное ДТП в Харькове произошло 18 октября / фото npu.gov.ua

О том, что Украина занимает лидирующее место в Европе по смертности на дорогах, обсуждают регулярно и не первый год. После харьковской трагедии 18 октября говорить об этом стали в разы больше. Ужасное ДТП подняло на поверхность старые вопросы: почему на украинских дорогах небезопасно и как навести порядок в дорожном движении.

Эксперт общественной организации «Всеукраинское Партнерство ради безопасности дорожного движения» Александр Зерщиков считает, что проблемы начинаются с обучения будущих водителей. По его словам, сегодня большинство автошкол не обеспечивают даже минимум, утвержденный законодательством. «Например, законодательство требует [при обучении] обязательные 40 часов вождения на легковом автомобиле, но это никто не контролирует и не проверяет. Поэтому на самом деле около 70% водителей-новичков в автошколах это время не отъезжают», – объясняет он.

Это же касается и водителей автобусов. Особенно, если брать во внимание, что автошколы в Украине, у которых есть собственные автобусы на ходу для практических занятий, можно пересчитать на пальцах.

Как известно, экзамены для получения водительского удостоверения, сегодня сдаются в сервисных центрах МВД. Александр Зерщиков обращает внимание, что если сдача экзамена по теории вождения еще более-менее контролируется, то практический экзамен принимается без какого-либо видеонаблюдения. Поэтому не удивительно, что в сервисных центрах до сих пор работает немало старых сотрудников, «принимающих» экзамены за 100-200 долларов. «А будет ли человек, который «сдал» экзамен, «порешав», соблюдать затем правила дорожного движения? Во-первых, он их может даже не знать. Во-вторых, этот человек, фактически, с первого шага своей водительской жизни увидел, что все можно просто «порешать»», – говорит Зерщиков.

Кроме того, в Украине не существует четких требований к учителям автошкол, инструкторам и экзаменаторам. Выучиться, например, на инструктора по вождению или учителя автошколы, невозможно – даже курсов никаких нет. «Есть водительское удостоверение 3 года, сдал теоретический экзамен (ответил на 30 вопросов), и все, ты – инструктор», – сетует эксперт.

Вместе с тем, по его мнению, в зависимости от текущего уровня своих знаний, экзаменатор, преподаватель и инструктор обязательно должны проходить хотя бы 3-6 месяцев обучения, сдавать соответствующие экзамены. «Это должно быть законодательно закреплено. Например, в Европе, если мы говорим об экзаменаторе, он должен иметь опыт преподавания. То есть экзаменатором может стать только тот человек, который когда-то раньше преподавал в автошколе», – отмечает он.

Братство «шумахеров»

Позорную «пальму первенства» в рейтинге правил дорожного движения, которые нарушают чаще всего, получает превышение скорости. До 2015 года, по словам эксперта общественной организации LEAD office Тараса Гука, эти нарушения ПДД составляли, фактически, половину всех зафиксированных правоохранительными органами.

В 2015 году, после вступления в силу закона «О Национальной полиции», полицейские потеряли инструмент для привлечения к ответственности тех, кто превысил уровень скорости. Дело в том, что данный документ не дает полицейским возможности использовать ручные средства фиксации превышения скорости («радары», которые до этого использовали ГАИ). Таким образом, как минимум, половина водителей, которые получали штрафы за превышение скорости до 2015, теперь их получать перестали. «Более того, поняли это как разрешение со стороны государства не учитывать ограничения скорости, установленные ПДД», – подчеркивает Тарас Гук.

Эксперт отмечает, что, когда только появилась новая патрульная полиция, полицейские довольно часто останавливали водителей, превышающих скорость. Рассказывали что-то вроде: «Вот, мы на своих спидометрах видим, что едем 60 км/час, однозначно, у вас там все 90 км/час...». «Но водители понимали, что максимум, который может сделать полицейский – это остановить их и вот такое сказать», – добавляет Гук.

/ фото pravda.lutsk.ua

В общем, даже в ситуации, когда мимо патрульной полиции самым наглым образом пролетел «лихач», полицейский ничего не может ему предъявить. И, зачастую, правоохранители ничего и не предпринимают. Двое патрульных, с которыми пообщался журналист УНИАН, признаются, что так и делают, несмотря на то, что понимают: превышение скорости чаще всего приводит к ДТП с травмами или смертельным исходом.

Руководство Национальной полиции не отрицает проблему. «Это только в анекдоте полицейский может по звуку скорость измерять», – говорит глава Нацполиции Украины Сергей Князев.

Изменить положение вещей могла бы автофиксация нарушений ПДД. Этот механизм предполагает фиксацию нарушений без прямого участия работников патрульной полиции — устройства срабатывают автоматически при выявлении нарушения, а затем владельцам автомобилей-нарушителей приходят «письма счастья» с постановлениями о наложении штрафа. 

Однако, вопреки обещаниям, которые звучали не единожды, данная система так и не заработала. Объясняется это просто – не был разработан механизм и порядок ее применения. К тому же, законодательная база об автофиксации противоречит решению Конституционного суда от 2010 года, которым запрещается привлекать к ответственности гражданина только из-за того, что он является собственником автомобиля. Ведь в момент, когда было отснято нарушение, за рулем мог находиться другой человек (хватает случаев, когда автомобилем пользуется несколько человек – членов семьи или сотрудников).

Впрочем, в контексте последних происшествий на дорогах про автофиксацию, ожидаемо, заговорили вновь. Глава МВД Арсен Аваков недавно отметил, что соответствующие законодательные предложения по повышению безопасности дорожного движения уже подготовлены. «Мы имеем законодательные предложения для Верховной Рады, а также Кабмина. С их помощью мы эффективно запустим систему видеофиксации нарушений, над которой работали три месяца, и другие необходимые изменения», – заявил он.

Деталей предлагаемых изменений министр не озвучивал, но их-то как раз и не хватает. К примеру, кто, по задумке МВД, будет платить штраф, если ПДД нарушит кортеж (совсем недавно, в августе текущего года журналисты-расследователи в телепрограмме «Схемы» показали, как кортежи генпрокурора Луценко, экс-главы АП Ложкина и других видных политиков нарушают правила дорожного движения)?

Кортеж, которым пользуется генпрокурор Луценко, выезжает на встречную полосу / фото radiosvoboda.org

Этот и другие вопросы относительно нюансов введения в стране автофиксации нарушений УНИАН задал главе МВД в запросе. Но пока ответов не получил.  

В экспертной среде идею Авакова об автофиксации поддерживают. По словам Тараса Гука, установление только 400 камер на территории Польши мгновенно снизило аварийность на 20-30%. Недавно такую систему начали внедрять в Азербайджане, и это также значительно улучшило ситуацию на дорогах. Однако, эксперт отмечает, что эффективность этого метода может быть достигнута только в случае, если вся процедура привлечения к ответственности будет четко прописана в законе. «Чтобы тот, кто имеет большое желание, не пришел в суд и не отменил штраф на основании несовершенных процессуальных норм», – подчеркивает Гук.

В патрульной полиции перспективы автофиксации также воспринимают позитивно и очень этого ждут. Кроме того, параллельно разрабатывается и проверяется система приборов для фиксации скорости, вмонтированных в служебные автомобили патрульных. «Сегодня же полицейские реагируют на другие нарушении ПДД, которые они могут зафиксировать собственными глазами», – отмечает Сергей Князев.

После рюмки, без ремня, но с адвокатом

Впрочем, Тарас Гук рассказывает, что патрульные как раз не особо фиксируют эти «другие нарушения ПДД». К примеру, когда видят, что водитель не пристегнут или говорит по мобильному телефону.

Происходит это по двум причинам. Во-первых, за те же не пристегнутые ремни безопасности штраф очень низкий – 51 гривна. Во-вторых, одного только факта, что полицейский видел нарушение и прекратил его – очень часто в судах недостаточно. «Даже если полицейский выписывает постановление и накладывает штраф, то, при обращении нарушителя в суд, у большинства судей возникает следующий вопрос: «А где доказательства, что водитель действительно был не пристегнут?», – объясняет эксперт. Даже если на видео в момент общения полицейского с нарушителем зафиксированно отсутствие надетого ремня безопасности, водитель всегда может сказать, что он ехал, пристегнувшись, а расстегнул ремень только тогда, когда остановился.

По словам Гука, с мобильными телефонами история аналогичная. Хотя штраф и побольше (425 гривен), возможностей доказать, что факт разговора во время движения был, у полицейского очень мало. «А при обжаловании в суде позиция нарушителя значительно лучше и шансы на отмену штрафа, где-то «50 на 50»», – подчеркивает он.

/ фото vashamashina.ru

О том, что статистика взыскания штрафов за нарушения ПДД не выдерживает никакой критики, говорят и в руководстве Нацполиции. По словам заместителя главы НПУ Константина Бушуева, это прослеживается даже на примере нетрезвых водителей: «Де-факто, только каждый 10-й привлечен к ответственности».

По словам Тараса Гука, такая прискорбная статистика объясняется тем, что у нарушителей есть немало возможностей отклониться от ответственности на этапе оформление протокола или его рассмотрения в суде. Общество часто сетует, что происходит это из-за низкой профессиональной подготовки молодых патрульных. Мол, они сами не знают правил дорожного движения. В полиции с этим, ожидаемо, не согласны. «В вопросе безусловного выполнения закона, молодые патрульные намного лучше старых опытных экс-милиционеров, которые сейчас работают в подразделениях блока превенции», – отмечает глава Национальной полиции Украины Сергей Князев. Это, правда, никак не уменьшает количество ДТП, в которые регулярно попадают на служебных авто патрульные…

«Я убеждаю вас, что тот курс обучения, который проходят патрульные полицейские, абсолютно достаточен для того, чтобы эффективно применять нормы законодательства, в том числе, при обеспечении безопасности дорожного движения», – уверяет при этом заместитель главы Нацполиции Константин Бушуев.

В экспертной среде расходятся взгляды на то, хватает ли знаний у полицейских. Но вот с чем все согласны – инструментов для работы у копов – не достаточно. Происходит это потому, что, в сфере безопасности дорожного движения полиция сегодня руководствуется Кодексом Украины об административных правонарушениях, который был написан еще в 1984 году и содержит много устаревших норм и процедур.

К примеру, что освидетельствование на состояние опьянения может происходить только в течение двух часов с момента остановки с обязательным присутствием свидетелей, полицейский не может сразу же получить медицинское заключение о содержание наркотических веществ в крови водителя, чтобы привлечь нарушителя к ответственности, отводится всего три месяца с момента происшествия, имеется возможность изменять подсудность, когда даже при установлении вины нарушителя вместо высокого штрафа и лишения возможности управлять транспортным средством он отделывается устными замечаниями…

Гук отмечает, что в 90% случаев, когда, к примеру, у нетрезвого водителя есть адвокат, наказать такого водителя будет очень трудно. «В результате у водителей отсутствует чувство неотвратимости наказания», – сетует эксперт.

В итоге, имеем то, что имеем: первый заместитель главы департамента патрульной полиции Алексей Белошицкий сообщает, что число зафиксированных полицией случаев вождения в состоянии опьянения постоянно растет. И если в целом за 2016 год было составлено более 92800 протоколов, то только за 9 месяцев 2017 года – уже 88436. «И вы же понимаете, что зафиксированный нами массив – это далеко не все. Очень многие садятся за руль «под хмельком» в надежде, что патрульные не заметят и не остановят», – подчеркивает Белошицкий.

По мнению Александра Зерщикова из «Всеукраинского Партнерства ради безопасности дорожного движения», исправить ситуацию могли бы регулярные «алкорейды» - когда правоохранители, к примеру, раз в месяц, останавливали и проверяли бы всех водителей на предмет алкогольного или наркотического опьянения. «Я понимаю, что это, в определенной степени, нарушает права водителей, которые не употребляют эти вещества... Вот я, например, не употребляю, но меня останавливают, и я трачу минут десять. Но при этом, я буду знать, что, одновременно, где-то ловят десять-пятнадцать водителей в алкогольном опьянении, и так, возможно, мы сохраним чьи-то жизни», – подчеркивает он.

/ фото Autocentre.ua

Впрочем, действующий закон «О национальной полиции» (ст. 35 документа) не позволяет полицейскому остановить транспортное средство, чтобы просто проверить водителя на состояние опьянения – такого основания для остановки в законе просто нет. На сегодня, полицейский может остановить авто только в случаях, если водитель нарушил ПДД, если есть очевидные признаки технической неисправности транспортного средства, если есть информация о причастности водителя или пассажиров к ДТП, уголовному или административному правонарушению, если транспортное средство находится в розыске, если необходимо опросить водителя или пассажиров, как свидетелей, если полицейским нужна помощь водителя, если уполномоченный орган государственной власти принял решение об ограничении или запрете движения, если груз на транспортном средстве опасно закреплен и если световые или звуковые сигналы используются с нарушением.

И, конечно же, полицейский обязан проинформировать водителя о конкретной причине остановки. Правда, как показывает практика (и это вполне законно) полицейские могут остановить транспортное средство по одному поводу, но, потом, если есть основания считать, что водитель находится в состоянии опьянения, попросить «дыхнуть»... Такие основания полицейский получает, если у водителя есть определенные признаки (запах алкоголя из полости рта, нарушение координации движений, нарушение речи и другие). Все они перечислены в «Инструкции о порядке выявления у водителей транспортных средств признаков алкогольного, наркотического или другого опьянения, или пребывания под воздействием лекарственных препаратов, снижающих внимание и скорость реакции».

Пути решения проблемы

Одним из решений проблемы нарушения ПДД чиновники видят ограничение скорости движения в населенных пунктах до 50 км/с. С одной стороны, по мнению экспертов, инициатива правильная, с другой – перспективы ее внедрения туманны. «Без фиксации и контроля это ничего не даст», – говорит Тарас Гук.

Да и общественность в этом вопросе к единому мнению не пришла. Сторонники такого шага апеллируют к тому, что «безопасность важнее, чем скорость», противники же утверждают, что чиновники бросаются из крайности в крайность: «потому что какой будет трафик в час пик, если с такой скоростью ехать?».

Еще одно предложение чиновников, вызывающее споры в обществе – необходимость усилить штрафы за нарушение ПДД. К сожалению, на сегодня, никакие денежные суммы не способы заставить украинцев повсеместно соблюдать правила. Тарас Гук напоминает, что в прошлом году, к примеру, штрафы за вождение в пьяном состоянии, были увеличены втрое (с 3400 грн до 10200 грн), но количество нетрезвых водителей на дорогах из-за этого не уменьшилось. «Если мы просто сделаем штраф не 50 гривен, а 500 или даже 5000 – в судах практика не изменится. И через несколько месяцев полиция просто прекратит штрафовать, увидев, что их постановления продолжают отменять», – считает он.

Кроме того, по мнению эксперта, увеличение штрафов нужно проводить с оглядкой на социальную составляющую – привязать размер штрафа к имущественному положению водителя. Похожая система работает в Финляндии. Учитывая, что тотально в Украине никто не декларирует свое имущественное положение, для определения размера штрафа можно было бы применять способ оценки автомобиля. «Если водитель «Ланоса» нарушает скорость, то для него штраф, допустим, 1 тыс гривен. А если на «Лексусе», то, 10 тыс или даже 100 тыс гривен», – объясняет Гук.

/ фото bank.gov.ua

Также, по его мнению, логично было бы ввести историю нарушений водителя, и каждое нарушение (значительное или нет) вписывать в эту историю. Через какое-то время (год, два, три), если у водителя накапливается определенное количество нарушений, то, в зависимости от того, что это были за нарушения, для него должны наступать определенные последствия. «Повторный тест на знание ПДД или автоматическое лишение права управлять транспортным средством на определенный срок. Также эту информацию стоит передавать страховщикам, учитывать ее при поступлении человека на госслужбу или в «органы»», – рассуждает Тарас Гук.

Если человек собирается быть водителем общественного транспорта, или перевозить груз, то у него история должна быть идеальной, считает эксперт.

Александр Зерщиков, в свою очередь, убежден, что было бы не лишним предоставить определенные полномочия выявлять нарушителей «третьим лицам»: «К примеру, я еду на собственном автомобиле, увидел нарушение, заснял на видеорегистратор, предоставил это как доказательство…».

Но, опять же, для этого необходимо вносить изменения в законодательство. На сегодня, согласно вышеупомянутому Кодексу по админнарушениям, такая фиксация нарушений не является доказательством.

Таким образом, эксперты и представители Нацполиции солидарны в том, что наведение порядка на дорогах не может быть исключительно проблемой правоохранительных органов. Это должен быть комплексный подход на уровне государственных и местных органов, а также правосознания каждого гражданина Украины. «Надеяться только на то, что полиция «кнутом» заставит всех соблюдать правила, не совсем верно. Законы пишутся для всех граждан, и они должны их выполнять, а полицейская составляющая в этом вопросе только стимулирует», – отмечает замглавы НПУ Константин Бушуев.

Тарас Гук добавляет, что сегодня в Верховной Раде зарегистрировано два законопроекта №6479 и №6679, которые способны изменить ситуацию на дорогах к лучшему. «Первый законопроект касается того, чтобы закрыть пробелы Кодекса Украины об административных правонарушениях. Второй законопроект касается непосредственно борьбы с нетрезвыми водителями и предоставляет дополнительные инструменты для полиции (основания для остановки, пункты трезвости и т.д.). К сожалению, пока парламент не берется их рассматривать», – сетует эксперт.

/ autonews.com.ua

По мнению Александра Зерщикова, дело в том, что у власти просто нет желания принимать необходимое законодательство. Ведь, если в Украине заработает такая же нормальная система, как в той же Европе, массово привлекать к ответственности правоохранители будут именно должностных лиц (частых нарушителей ПДД). Естественно, чиновники и депутаты этого не хотят: «Зачем им ограничивать себя, если сегодня они могут двигаться по Киеву или в другом населенном пункте со скоростью 120-140 км/час, или выпив две рюмки водки».

Увы, правовой нигилизм у нас нередко берет верх над здравым смыслом. А законодательные новации, даже в случае их принятия, часто остаются только красивыми словами на бумаге. Но хуже всего то, что, в данной сфере, цена вопроса – человеческие жизни.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter