Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Украинский вопрос на саммите G7

На саммите «Большой семерки», состоявшемся 26-27 мая в Италии, традиционно, поднимались самые острые международные темы. УНИАН расспросил экспертов о результатах встречи самого элитного геополитического клуба в контексте обсуждения лидерами стран G7 украинского вопроса.

"Большая семерка" / REUTERS
"Большая семерка" / REUTERS

43-й саммит самых влиятельных экономик мира (США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Канада, Италия) состоялся в итальянской Таормине на Сицилии 26-27 мая. Накануне мероприятия (и это уже превращается в традицию), в который раз был поднят вопрос возвращения в этот элитный геополитический клуб Российской Федерации, изгнанной из него в 2014 году за аннексию украинского Крыма. Напомним, аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе, членство России в G8 было решено приостановить до тех пор, «пока она не сменит свой политический курс». Но в 2017 году идея о возвращении России, озвучиваемая некоторыми итальянскими политиками, не нашла поддержки. Более того, чтобы окончательно остудить пыл желающих видеть среди гостей саммита Владимира Путина, госсекретарь США Рекс Тиллерсон напомнил, что Россия не вернется в «Большую восьмерку», пока не выполнит Минские соглашения.

Действительно, сколько бы внутри Украины не критиковали минский процесс, его успешное завершение остается важной темой, к примеру, для таких европейских лидеров, как канцлер ФРГ Ангела Меркель. По словам политтехнолога Тараса Березовца, таким образом она отстаивает общеевропейские интересы, которые сейчас совпадают с украинскими. Доказательством этого мнения служит заявление самой Меркель по результатам встречи на полях саммита «Большой семерки» с президентом США Дональдом Трампом. «Мы еще раз обсудили тему Украины, минского процесса, а также то, как мы можем сообща хорошо работать. Я считаю, тут у нас развивается хорошее сотрудничество», – заявила канцлер Германии.

По мнению Березовца, инициатива Меркель заключается в возможности получить поддержку США в мирном урегулировании на Донбассе. «В принципе, формально администрация Трампа с этим согласна, но американская администрация делает недостаточно для того, чтобы США были приобщены к этому переговорному процессу. Мы видим, что пока позиция Соединенных Штатов не дает серьезных бонусов», – говорит политический эксперт.

Так или иначе, в официальном заявлении G7 по итогам саммита представители стран-членов объединения в очередной раз подтвердили, что осуждают и не признают аннексию Крыма Россией и полностью поддерживают независимость, территориальную целостность и суверенитет Украины. Кроме того, в итоговом коммюнике речь идет о готовности стран «Большой семерки» усилить антироссийские санкции, если Россия не будет сдерживать свою агрессию на Донбассе. «Санкции могут быть отменены, когда Россия выполнит свои обязательства. Тем не менее мы также готовы предпринять дальнейшие ограничительные меры, чтобы повысить стоимость для России, если потребуется», – отмечается в итоговой декларации.

И хотя, казалось бы, ничего нового – Запад требует от России выполнять Минские соглашения вот уже несколько лет, что не мешает Кремлю их игнорировать… Однако, по словам экспертов, результаты саммита подтверждают неизменность позиций ключевых стран Запада по конфликту на Донбассе. И это очень важно для Украины.

Путин признал, что "пресловутые санкции" влияют на Россию / REUTERS
Путин признал, что "пресловутые санкции" влияют на Россию / REUTERS

«Сейчас усиливается давление на Украину, некоторые наши западные партнеры говорят, что это именно Украина не выполняет Минские соглашения. Поэтому то, что все-таки ключевым игроком в этом вопросе выступает Россия, и от нее требуют выполнения Минска – это очень важный сигнал в подтверждении наших позиций», – объясняет политолог-международник Максим Яли.

В свою очередь, эксперт «Майдана иностранных дел» Александр Хара отмечает, что сами по себе Минские договоренности не могут привести к миру. «Если они не были выполнены до сих пор, то и сейчас мы не верим, что это возможно. Условия агрессии не изменились, и реакция на эту агрессию не изменилась», – добавляет он.

А вот тот факт, что антироссийские санкции сохраняются и участники саммита G7 не намерены пересматривать свои позиции по этому вопросу до выполнения Россией поставленных ей условий, - позитивный сигнал для Украины. «Санкции действуют и очень хорошо, что они есть. Не верьте российской пропаганде, якобы, на самом деле, от санкций страдает больше европейский бизнес, чем российский. Ничего подобного», – говорит он.

В вопросе «что делать дальше» мнения экспертов расходятся. По словам Максима Яли, Западу необходимо искать и применять новые подходы давления на Россию, чтобы все-таки заставить Кремль выполнять Минские договоренности, в частности, касательно прекращения огня на линии разграничения. «В этом контексте очень важно, что страны готовы усилить санкции в случае обострения ситуации на Донбассе (что, в принципе, мы сейчас и наблюдаем)», – отмечает он.

В свою очередь, Тарас Березовец согласен с ним лишь частично. По его мнению, одними только санкциями Россию не заставишь выполнять требования Запада. «Должны быть включены более жесткие механизмы, например, эмбарго на закупку российской нефти. Но такое эмбарго выглядит сегодня абсолютно утопичным. Запад не готов идти на конфронтацию», - говорит он.

Запад не только в лице лидеров европейских стран, которые «вписались» за Украину в «нормандском формате» переговоров, а и в лице президента США.

Трамп йде після сімейної фотографії на розширеному засіданні G7 в Таорміні 27 травня / REUTERS
Трамп после семейной фотографии на расширенном заседании G7 в Таормине 27 мая / REUTERS

«Администрация Дональда Трампа находится под жестким давлением и критикой со стороны Конгресса США касательно намерений Трампа договориться с Путиным. Тем не менее, Трамп не готов сделать более решительные шаги и увеличить давление на Кремль. И поэтому Меркель сегодня выглядит более решительным политиком относительно сдерживания России, чем Америка», – объясняет эксперт.

А остается ли союзником Германии в давлении на Россию Франция и ее новоизбранный президент Эммануэль Макрон, встреча которого с Путиным проходит в эти минуты? Эксперты не берутся ответить на этот вопрос. Но факт отсутствия консенсуса среди западных политиков – на лицо. И это свидетельствует, что никаких новых подходов в давлении на Россию, ожидать не стоит.

По словам Александра Хары, с точки зрения европейских демократических систем, их понимании роли России в оккупации части украинской территории и ведении войны против нас, Запад делает все, что возможно. Но победа над Россией - не в Вашингтоне или Брюсселе, а в Киеве. «В таком конфликте, как у нас с Россией, можно выиграть, используя две вещи: не проиграть в военном плане и влиять на российское общество, то есть вести информационно-разъяснительную борьбу на российской территории. Так вот, если в первом случае все более-менее нормально, мы «окопались», не даем врагу продвинуться, то вот по второму аспекту мы не работаем. Победа – это консолидация общества, концентрация ресурсов на оборону, выдавливание всего российского из Украины, не только социальных сетей, но и банковского сектора. Что может быть хуже, чем контроль над энергетическими, банковскими и информационными сетями? Это зависимость нашего государства, которая сохраняется», – подчеркивает он.

Так или иначе, эксперты сходятся в одном: то, что украинский вопрос прозвучал на саммите «Большой семерки» – уже позитив. Особенно, если учесть, что накануне саммита западные СМИ трубили: вопросы, связанные с Украиной, вероятнее всего, не будут обсуждаться вовсе. Мол, в повестке дня саммита стоят вопросы борьбы с терроризмом, Brexit и миграционный кризис, а лидерам стран G7 не до Украины.

Ирина Шевченко

Теги: Большая семерка, дональд трамп, Минские договоренности

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение