Горячая точка: может ли выход США из иранской ядерной сделки разжечь войну на Ближнем Востоке

США и Иран играют друг с другом в политические игры уже не один десяток лет. Но стоит ли верить «пророчествам» о новой войне на Ближнем Востоке из-за выхода США из иранской ядерной сделки?

На прошлой неделе, 8 мая, президент США Дональд Трамп заявил, что США выходят из ядерной сделки с Ираном. Этому заявлению предшествовало сообщение премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху о том, что у Израиля имеются разоблачительные сведения о ядерной программе Ирана. Мол, после подписания ядерной сделки в 2015 году Тегеран не собирался отказываться от создания ядерного оружия, а лишь спрятал архивы своей ядерной программы. «Иран планировал на самом высоком уровне создавать ядерное оружие», – сказал Нетаньяху и добавил, что ядерное соглашение 2015 года «основывается на лжи».

Напомним, три года назад, после длительных переговоров, США, Германия, Франция, Великобритания, Китай и Россия договорились с Ираном снять с него международные санкции (американские, европейские и по решению Совета безопасности ООН) взамен на согласие передать ядерный комплекс страны под международный контроль. Иран пообещал использовать ядерную энергию только в мирных целях. А проверку договоренностей контролировало Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

Смена подходов

По словам эксперта «Майдана иностранных дел» Олега Белоколоса, Трамп еще во время своей предвыборной кампании высказывал недовольство этим соглашением. Поэтому вряд ли решение о выходе из сделки можно назвать неожиданным. «Несмотря на заявления Тегерана о выполнении соглашения, у Вашингтона остаются сомнения. Возможно, он считает, что проверки МАГАТЭ недостаточно. Кроме того, беспокойство вызывает ракетная программа Ирана и разные источники указывают, что Иран успешно создал ракету с дальностью 2000 км. Да, и активность Тегерана по всему Ближнему Востоку - от Ливана до Йемена - также не нравится ни США, ни их союзникам в этом регионе, в частности, Израилю», - отмечает он.

По его словам, США и в рамках ООН пытались усилить свое влияние на ракетную программу Ирана, но потерпели крах из-за позиции РФ и Китая, потому и решили действовать в одностороннем порядке.

Нельзя исключать и того, что такие действия США имеют под собой и некие личные мотивы нынешнего их президента. По словам политолога-международника Максима Яли, во-первых, Трамп хотел бы окончательно покончить с наследием Барака Обамы, а ядерная сделка с Ираном считалась одним из его главных достижений. Во-вторых, эта тема отвлекает внимание общественности от скандала с расследованием специального прокурора Роберта Мюллера по «Кремльгейту» (расследование связей Дональда Трампа с Кремлем).

По мнению политолога-международника Антона Кучухидзе, США с первых дней работы новой администрации рассматривали тему смены подходов к Ирану.  «Они рассматривали его как страну, которая увеличивает свое влияние на Ближнем Востоке за счет существующих там конфликтов – политических, военных, религиозных и т.д. – и новый Белый дом уже видел относительно Ирана новую политику. Сейчас то, о чем говорили весь прошлый год, в этом году начали воплощать в жизнь», - говорит он.

Учитывая, что заявление о выходе из ядерной сделки США могут использовать как способ давления для возможного пересмотра этого соглашения, стоить подождать, чтобы увидеть, что же конкретно США хотели бы изменить. Пока этот вопрос остается открытым. «В поддержку этого мнения свидетельствует то, что Трамп объявил о поэтапном возобновлении санкций – первая часть будет восстановлена в течение 90 дней, а весь комплекс – после 180. То есть, по сути, заявление о санкциях есть, но это время хотят использовать для возможных торгов и переговоров», - считает эксперт.

С таким мнением согласен и эксперт-международник Борис Парахонский: «В США считают, что Иран не выполняет соглашения должным образом. И, чтобы ввести против него санкции, нужно изменить соглашение. Это очередной способ давления со стороны США, которые хотят взять ситуацию в свои руки – у них наметился прогресс в корейском деле, и они хотят того же в иранском», - отметил эксперт.

Эскалация конфликта

С другой стороны, опасения США имеют под собой основания. Не зря же после заявлений Трампа о том, что Иран обманывал весь мир, продолжая разрабатывать ядерное оружие, президент Ирана Хасан Роухани сказал, что его страна продолжит создавать «столько оружия и ракет, сколько будет необходимо для обороны».

Но стоит ли говорить об обороне, если формально конфликт с Ираном у союзников США – Израиля, происходит на территории Сирии. «Иранские войска, которых там якобы нет, устраивают столкновения с Израилем за территории, занятые Израилем», - напоминает Парахонский.

По большому счету, Иран начал усиливать политическое влияние в регионе по всем направлениям – в Йемене, Афганистане, само собой, в Сирии. И это нужно было как-то останавливать. «Я не думаю, что выход из этой ядерной сделки приблизил США к войне с Ираном. Это Иран приблизил нас к войне, предпринимая враждебные действия в Ираке и Сирии. Агрессивное милитаристское поведение Ирана в регионе — это реальная угроза», - заявил недавно и помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон.

В свою очередь, директор информационно-политического центра «Перспектива» Павел Рудяков отмечает, что новые требования США к Ирану по пересмотру ядерной сделки, могут быть лишь поводом для того, чтобы изменить ситуацию в Сирии, переломить ее в свою пользу. «У США есть ряд требований к Ирану, например, баллистические ракеты не были ранее включены в договор, хоть и США ранее не обращали на них внимания, но теперь США хочет включить их в список запрещенных», - говорит он.

Как бы там ни было, эксперты сходятся во мнении, что полномасштабный военный конфликт, в классическом смысле нападения одной страны на другую, маловероятен. «Но сценарий так называемой прокси войны, когда одна страна поддерживает вооруженные группы в другой стране - вполне возможен, - говорит Антон Кучухидзе. - Проиранские силы в Сирии могут в дальнейшем обстреливать и голландские высоты, которые на данный момент фактически заняты израильской стороной и точно также израильские военные могут воевать против иранских сил».

Дружба vs бизнес

Еще один аспект, о котором не стоит забывать, - действия США несколько подрывают взаимоотношения Америки с союзниками из ЕС.

С одной стороны, Великобритания, Франция и Германия, а также Россия и Китай, как участники предыдущей ядерной сделки, осудили выход США из этого соглашения. Дело в том, что европейцам не выгодно восстановление санкций против Ирана с экономической точки зрения. И пока ЕС, Россия и Китай не видят в Иране угроз, восстановления их санкций ждать не стоит.

С другой стороны, американские санкции против Ирана могут ударить по европейским компаниям. «Сейчас говорят о центробанке Ирана, но непонятно, до какого уровня дойдут санкции в газовом, нефтяном уровне, которые интересны европейцам, - отмечает Антон Кучухидзе. - По факту, США убивают двух зайцев – получают политический рычаг влияния и экономически ограничивают контакты Ирана с европейцами, так как Ирану нужны их инвестиции для развития нефтяной отрасли, но есть проблемы с технологиями добычи».

По его мнению, европейцы не станут терять миллионы долларов ради солидарности с Ираном. «Может сложиться ситуация, когда Штаты выходят из соглашения в одностороннем порядке, а европейские партнеры продолжают его выполняют – такой сценарий на политическом уровне уже есть и он может сохраняться, пока европейские компании не ощутят ограниченность в их работе с иранскими партнерами из-за вероятных санкций, так как даже заявления создают для бизнеса неблагоприятную атмосферу, ведь до конца неизвестно, против каких компаний или отраслей их применят», - добавляет эксперт.

Впрочем, нельзя забывать, что Иран десятки лет успешно обходил санкции за счет того, что компании регистрировались как третья сторона и в тех юрисдикциях, в которых не было политической принципиальности. «Эта схема может работать и сейчас», - считает Кучухидзе.

Отдельно стоит отметить и интересы России в этой ситуации. С точки зрения экономики, дешевая иранская нефть и ее свободный оборот на рынке меняет ценовую политику не в пользу РФ. А эскалация конфликта на Ближнем Востоке будет означать повышение цен на этот стратегический для России продукт. С другой стороны, конфронтация с США и Израилем в случае эскалации (поскольку РФ находится в союзе с иранцами), будет означать, что Россия готова принять удар на себя. То есть, санкции против Ирана, конечно, могут обернуться и против России, поскольку, по словам Бориса Парахонского, РФ помогает Ирану оружием и даже оказывает поддержку в ядерной программе. «Поэтому Россия, скорее всего, будет сейчас вести себя осторожнее», - считает он.

Однако не стоит сбрасывать со счетов и амбиции. В частности, по мнению Павла Рудякова, нельзя исключать, что Россия будет использовать любую площадку для демонстрации силы, чтобы попытаться доказать Западу, что она – сильный соперник, и вовсе не проигрывает в новой «холодной войне».

Анастасия Кучкина, Татьяна Урбанская