Вахта озонового слоя: как живут и работают украинские полярники на южном полюсе Земли

Всего у тридцати стран мира есть собственные научные станции в Антарктиде. Украина – в их числе. Полярники проводят на украинской станции «Академик Вернадский» круглый год. УНИАН разузнал, чем ученых и туристов привлекает южный полюс планеты.

В середине прошлого века на острове Галинтез у берегов Антарктиды была основана британская научная станция «Фарадей». А в 1996 году британцы подарили эту базу Национальному антарктическому научному центру Украины (НАНЦ). Так «Фарадей» получил новых хозяев и новое название – «Академик Вернадский». Сегодня мы входим в тридцатку стран, владеющих постоянно действующей научной станцией в Антарктиде. «Прекрасно, что вы решили написать о том, как работает станция. А то все краем уха что-то слышали, но точно никто не знает, что мы там все-таки делаем», – говорит директор НАНЦ Украины Евгений Дикий.

Антарктида и Арктика, по своей сути, уникальны. Ведь природный фон здесь наиболее близок к своему естественному состоянию. «В определенной степени – это пульсы планеты. Только в полярных регионах можно нормально отследить те или иные природные процессы, которые влияют на нас с вами здесь, в Киеве», – говорит директор антарктического центра.

В свое время, когда станция еще принадлежала британцам, они специализировались на исследованиях климата, физики атмосферы и геофизике. В середине восьмидесятых здесь впервые зафиксировали явление, знакомое всем сегодня, как озоновая дыра. «Она ​​пульсирует. То увеличивается, то уменьшается, а полярники отслеживают. Мы – вахта озонового слоя», - говорит Дикий.

По его словам, украинские полярники продолжили все наблюдения британцев, добавив сферу биологических исследований – наблюдение за колониями полярных птиц и животных. Полярники находятся на «Вернадском» круглый год, ведь многие наблюдения нельзя прервать даже на день.

Украинская антарктическая экспедиция обычно проходит с марта по март. В марте текущего года началась уже двадцать третья. Двенадцать полярников (семеро ученых и пятеро технических специалистов - врач, повар и т.д.) будут жить и работать на станции до марта 2019 года.

Кстати, по словам Дикого, нынешняя зимовка – последняя, в которой участвуют только мужчины. Уже на следующий год к исследованиям присоединятся женщины. Полярница Оксана Савенко, к примеру, уже подала заявку. До этого она, будучи исследовательницей китов, участвовала в сезонном отряде. Савенко - первая женщина за последние годы, которая приняла участие в научной экспедиции в Антарктиду.

Сезонный отряд – это второй вид экспедиций от Национального антарктического научного центра Украины. «Сезонники» приезжают на «Вернадский», когда приходит полярное лето. В этом году сезонный отряд должен быть на станции уже в середине декабря. По сути, для них самое главное – это набрать побольше образцов, которые можно потом исследовать и обрабатывать в своих лабораториях уже в Украине в течение года. Так что кто-то может пробыть на станции неделю, а кто-то – месяц.

Если для годовой экспедиции полярники проходят суровую медкомиссию, то   попасть в сезонный отряд намного проще. Ведь даже если со здоровьем человека что-то случится, его можно легко эвакуировать со станции в течение нескольких дней. «В эту «щель» и я собираюсь «пролезть» – хочу поехать с сезонным отрядом в этом году. А то ни разу на станции не был», – признается Евгений Дикий (по специальности он морской биолог, - УНИАН).

По его словам, после 2014-го года (директор Национального антарктического центра еще несколько лет назад командовал ротой в «Айдаре») ни одна медкомиссия его на зимовку не пропустит.

В сезонном отряде на станцию «Академик Вернадский» поедет приблизительно двадцать человек: геологи, которым нужно собрать образцы камней, биологи, чтобы отобрать образцы воды, почвы, животных и растений, и третья группа – инженерные специалисты, задача которых – проверить и наладить все приборы на станции для продолжения длительных наблюдений полярников.

«Замечу, что по научному масштабу результаты круглогодичных и сезонных отрядов дают практически сопоставимые результаты. А главное, что они не являются взаимозаменяемыми», – подчеркивает Евгений Дикий.

Как полярники добираются на «Вернадский»

В самом начале украинской антарктической программы (с конца девяностых до начала нулевых) полярники несколько лет добирались на «Академик Вернадский» на украинских кораблях из Одессы или Севастополя. Сорок дней дороги в одну сторону, стоянка в Антарктиде, сорок дней – назад. Просто безумный расход топлива и колоссальные деньги. Стало ясно, что экономически более целесообразно, чтобы люди прилетали из Украины в ближайшую к Антарктиде точку в Южной Америке (порт Ушуайя), фрахтовалось судно, и команду доправляли на станцию. Сейчас все происходит именно по такой схеме.

Авиабилет для одного полярника обходится центру примерно в две с половиной – три тысячи долларов. Своего судна для отправки ученых с порта на «Вернадский» у Украины все еще нет. Но, по словам Дикого, центр активно над этим работает. Когда судно появится, его будут ставить в порту Ушуайя.

Процесс отправки на станцию сезонного отряда немного отличается. Во-первых, сначала центр узнает у международной ассоциации антарктических туроператоров предварительный график заходов больших круизных лайнеров на «Вернадский» (в течение всего полярного лета это популярный туристический маршрут, стандартные цены на недельное путешествие на лайнере – 11-15 тысяч долларов).

Во-вторых, узнают у владельцев лайнеров, есть ли на их судне свободные места. Зачастую, несколько свободных мест остается всегда, их-то туроператоры и отдают ученым. Центр за это ничего дополнительно не платит. «В качестве платы обычно просят наших ученых прочесть остальным туристам какую-то лекцию», – рассказывает Дикий.

Таким образом, Украина неплохо экономит на лекциях туристам, приобретая для ученых-сезонников только авиабилеты.

Общий годовой бюджет центра – 72 миллиона гривен. «Если вас интересует, можем ли привлекать спонсорские средства, то да. У кого есть желание в нас вложить - пусть обращаются», - смеется директор.

А, если серьезно, то, по словам Дикого, хорошие перспективы сейчас в центре видят в научных грантах.

Помимо примерно полсотни круизных лайнеров, в этом году на «Вернадский» впервые зайдут украинские яхты. Первая яхта - туристической компании «Паганель». «Компания проверенная – чистые коммерсанты. Работают по известной бизнес-модели, когда одним судном катают туристов в двух полушариях. То есть, пока – в Гренландии, в Арктике, а в сентябре отправятся через всю Атлантику поближе к Антарктиде. Будут катать на станцию «Вернадский» антарктическим летом», – рассказывает Дикий.

Получить туристическое разрешение просто. Нужно прислать в центр письмо-заявку, и указать в нем подробную информацию о судне (размер, двигатель, чем оснащено, на какое количество пассажиров рассчитано, какие имеются спасательные средства, средства связи и так далее). Желательно к письму приложить фотографии судна. Связано получение разрешения, главным образом, с безопасностью. Если центр выдает документ на туристическую деятельность, то, в определенной степени, разделяет с компанией ответственность.

Также в антарктических водах в этом году появится еще одна яхта украинцев, которые хотят заниматься не коммерцией, а планируют снимать документальный фильм об украинском антарктическом наследии. УНИАН смог выйти с ними на связь и подробнее расспросить о планах на путешествие.

Организаторы экспедиции – украинцы Тарас Левицкий и Даниэль Грин.  Левицкий раньше занимался бизнесом и общественной деятельностью, с детства увлекался парусным спортом. А в прошлом году продал бизнес и приобрел в Греции лодку под названием «κεραυνό» (в переводе на русский - «Молния»). Грин – известный художник и путешественник.

Для обоих это будет первое путешествие в воды крайнего юга планеты. 

Впрочем, капитанская история Левицкого началась еще в 2003 году с чартерного яхтинга, уже тогда он впервые пересекал Атлантику. «Любое путешествие начинается с мечты. Яхту купил, чтобы идти на ней в кругосветку, но в год столетия создания Национальной академии наук Украины возникла идея покорения Антарктиды. Для любого даже самого опытного капитана – это большой вызов», – рассуждает Левицкий. 

Старт путешествия запланирован на 12 сентября из порта Фор-де-Франс на Мартинике в Карибском море. По ходу движения – Бразилия, Уругвай, Аргентина. Участники экспедиции планируют посещать украинские консульства, знакомиться с диаспорой. В начале декабря собираются быть на юге Аргентины в порту Ушуайя.

По ходу движения в Латинской Америке и Антарктиде Даниэль Грин будет организовывать съемочный процесс. Кинематографическая часть – это сфера его ответственности. Художник уже долгое время живет за рубежом, путешествует по Латинской Америке и США. «В зарубежной прессе об Украине распространяется много негатива. Поэтому, в первую очередь, идея нашей экспедиции – показать миру, что Украина – достаточно развитая страна с большим научным потенциалом, а не только «коррупция» и «война», о которых все говорят», – рассказывает Грин.

«Молния» – парусная яхта с двумя двигателями, есть автопилот и навигация. Комфортно жить на ней могут восемь человек, из которых трое, включая капитана, – команда судна. Судно с американской регистрацией, поэтому будет идти под американским флагом. Однако, по словам организаторов, презентовать они хотят именно интересы Украины. Документальный фильм будут снимать о своем путешествии и украинском антарктическом наследии. А если повезет –  о научных исследованиях украинских ученых. Для этого организаторы готовы взять к себе на яхту нескольких ученых специалистов Национального антарктического научного центра Украины. 

Конечно, чтобы путешествие состоялось так, как запланировано, необходимо финансирование. Но пока конкретики в этом вопросе нет. На сегодня общение с потенциальными спонсорами только на стадии переговоров. Впрочем, организаторы экспедиции не опускают руки, озвучивая УНИАН сразу несколько вариантов своих дальнейших действий. «Сейчас ведем переговоры с некоторыми компаниями, чтобы разместить их логотип – это хорошая реклама. Плюс, предлагаем потенциальным спонсорам место на яхте на какую-то часть экспедиции. Многие хотели бы побывать в Антарктиде. Верим, что все получится... Самый «запасной план» – заложим свое имущество и отправимся за свои. Для нас главное, чтобы эта экспедиция состоялась», – говорит Грин.

Национальный антарктический научный центр Украины поддерживает творческие планы путешественников-энтузиастов. Евгений Дикий сообщил, что готовит для их кинематографического проекта официальное письмо-поддержки от имени центра.  «Если же в процессе реализации проекта ребята смогут чем-то помочь нашим ученым, то центр только будет благодарен», – отмечает он.  

На самом деле, есть три направления, по которым НАНЦ был бы рад сотрудничать с яхтсменами.

Во-первых, простая логистика. Каждый сезон существует потребность перебросить из порта к станции какое-то количество ученых из сезонного отряда. Здесь центр рад любой помощи. «Если они на какой-то промежуточной стоянке подтверждают нам, что все - мы точно такого-то числа будем в порту Ушуайя, готовы принять несколько человек, то я покупаю билеты, ученые летят в порт, и садятся к ним на борт», – говорит Дикий.

Во-вторых, помощь в исследовании побережья и островов. Моторные лодки полярников с «Вернадского» очень ограничены радиусом. Конечно, на свой страх и риск ученые заходят чуть подальше, но все равно это максимум тридцать километров. Если погонять яхту в разные стороны от станции на расстоянии ста-ста пятидесяти километров – это бы существенно расширило возможности полярников.

И, в-третьих, с яхты можно взять больше проб воды. «Даже если никто из наших исследователей не пойдет с яхтсменами, можно их самих попросить через определенное количество миль на определенной глубине отбирать пробу и фиксировать результат», – рассуждает директор НАНЦ.

Работа и жизнь на «Вернадском»

Дикий рассказывает, что, несмотря на то, что «Академик Вернадский» расположен перед полярным куполом, поэтому абсолютная полярная ночь на станции не наступает, сейчас солнце появляется там на 20-30 минут в сутки. То есть, без нескольких фонариков (как минимум, один – на голову, другой – в карман) полярникам на улицу выходить нельзя.

Официально, у полярников пять рабочих дней и два выходных. Но когда есть реальная работа - никто в календарь не смотрит. Например, озонометристы должны фиксировать данные четыре раза в день ежедневно - пропуски обесценивают всю работу. А у биологов может выпасть и неделя выходных, если все замело снегом.

С гордостью директор НАНЦ рассказывает, что на «Вернадском» стоят лучшие в мире магнитометры, изготовленные во Львове. Украина – единственная страна, где делает магнитометры с диапазоном температур от минус ста до плюс ста. «На южном полюсе на станции американцев «Амундсен-Скотт» стоит именно украинской магнитометр, на нескольких спутниках NASA – тоже… А они что попало не покупают», – рассказывает Дикий.

Все специалисты на станции «Академик Вернадский» получают 720 гривен суточных (и зимовщики, и сезонные ученые). Правда, непосредственно на станции тратить деньги просто негде. Да, там есть бар, оставшийся в наследство от британцев. Но со своих там денег не берут – платят только туристы. Бар этот, фактически, нелегальный. А сделать его официальным невозможно – в Антарктиде нет фискальных органов. «Представьте себе, десять процентов планеты, где, в принципе, нет государства. Анархический рай», - смеется Евгений Дикий.

Отметим, что действие национальных законов на станции допускается только в уголовном праве. То есть, если украинец совершит преступление на «Вернадском», будет отвечать по законам Украины. К счастью, ни одного судебного процесса, где бы фигурировало преступление в Антарктиде, не было.

Украинские полярники продолжают и одну британскую традицию - по субботам выходить в кают-компанию в белых рубашках и галстуках. Бывает, что и в футбол играют, как мальчишки на школьном дворе. На станции есть свой тренажерный зал и библиотека. А вот фильмы нужно привозить с собой, потому что скачивать их Интернет пока не позволяет.

Впрочем, до недавнего времени ситуация с интернетом на «Вернадском» и вовсе была удручающей. Текстовое сообщение со станции в Киев можно было отправить один раз в неделю, по средам. Из Киева на станцию – тоже один раз, в пятницу. Научные данные накапливались в течение всей зимовки, и забирались только раз в год.

Сейчас наши полярники уже могут нормально переписываться в Интернете с близкими и друзьями (каждый персонально, а не через центр), общаться с семьей по скайпу. А в научной составляющей перешли на недельный режим –  отдельная программа компрессирует данные исследований и еженедельно перебрасывает их в Киев. «У нас теперь фиксированный трафик – 10 гигабайт в месяц. Да, для Киева это смешная цифра, но все же - в двадцать раз больше, чем тот трафик, который я застал, став директором», – рассказывает Дикий.

Уже в этом сезоне в центре хотят установить новую спутниковую антенну и подключить ее на другой спутник. Так что в ближайшем будущем возможны онлайн-трансляции.

В марте будущего года на ротацию полярников на станцию повезут новый опреснитель воды. Без него нельзя – воду для приготовления еды и мытья полярники сейчас берут с моря. «Раньше брали из небольшого озерца у ледника, но природа взяла свое... Вокруг этого озера сейчас огромная колония пингвинов, где птицы, там послед. А отгонять пингвинов – не по правилам Антарктики», – говорит Евгений Дикий.

Нынешний опреснитель остался еще с британских времен и потихоньку тухнет. Так что полярники используют его осторожно, всего несколько часов в сутки. Соответственно, количество воды лимитировано. «Но раз в день горячий душ - это святое», – подчеркивает директор.

В команде полярников есть повар, так что вкусная, почти домашняя еда на станции присутствует. Продукты закупаются в Аргентине и Чили. Только вот готовит повар шесть дней в неделю, а по воскресеньям на кухне дежурят остальные члены команды. «В общем, в этот день бывает забавно, потому что люди же по-разному умеют готовить», - смеется Дикий.

***

Евгений Дикий в роли директора – чуть больше полугода. Говорит быстро и эмоционально, часто шутит и много улыбается. Заметно – человек рассказывает о любимой работе. К концу разговора вспоминаем, что пару месяцев назад Украине вернули полноправное членство в Научном Комитете по антарктическим исследованиям. По словам Дикого, это значит, что «голос Украины и наши приоритеты будут больше учитываться в разработке глобальной антарктической научной политики»: «Насколько мы этим эффективно воспользуемся – вопрос к нашим исследователям. Но я думаю, что воспользуемся».

Ирина Шевченко