Секс-педагог Юлия Ярмоленко: сексуальное образование - это не про то, как заниматься сексом и в каких позах. Это про умение защитить себя от сексуального насилия

Сексуальный педагог, автор программ по сексуальной грамотности Юлия Ярмоленко в интервью УНИАН рассказала, когда следует начинать половое и сексуальное воспитание детей, какую роль в этом должны играть родители и какие ошибки они допускают, опираясь на сложившиеся в обществе стереотипы.

Секс-воспитание, сексуальная грамотность... Многие, услышав эти слова и словосочетания, сразу думают о чем-то пошлом…

Взрослые люди часто «испорчены». У нас даже морковка связанна с сексом. У детей все по-другому.

Сексуальное образование – это в последнюю очередь о сексе и о половом акте. В первую очередь, это о гигиене, о физиологии, об умении сказать «нет», понимании, какие могут быть последствия от того или иного поведения, умении защитить себя, о предупреждении насилия.

Можно выделить две основные функции сексуального образования - это здоровье (наша задача сохранить здоровье детям и научить их заботить о своем теле и самочувствии) и безопасность (сделать все, чтобы тема сексуальности была для детей позитивной).

Когда я прихожу в школу и говорю слова «пенис», «вульва», «влагалище», а дети начинают смеяться - для меня это лучшая реакция. Потому что это значит, что для этих девочек и мальчиков тема сексуальности безопасна. Если же дети реагируют иначе - смотрят в одну точку, прячутся в капюшоны, испытывают тошноту - это «звонок», что что-то происходит не так, вероятнее всего, ребенок пережил домогательства, насилие или стал свидетелем подобных сцен.

Что вы думаете о типичной для украинских родителей манере не называть «стыдные», по их мнению, части тела (гениталии) реальными названиями, а использовать вместо этого эвфемизмы. Насколько это формирует в ребенке неадекватное отношение к человеческому телу?

Чаще всего родители употребляют «пися» и «писюн» - дети воспринимают их достаточно негативно, используют как «дразнилки». Но эти слова хотя бы имеют вполне однозначное значение. Когда же взрослые говорят «краник», «перчик», «ракушка», «розочка» (в Полтавской области я слышала для обозначения вульвы слово «вареники»), они формируют неправильное отношение к гениталиям и теме сексуальности. Помимо этого, эвфемизмы, которые имеют двойное значение, приводят к негативным ситуациям. К примеру, придет мальчик к родителям и скажет: «Мы с дядей «играли с краником»». И совсем другое дело, если прозвучит: «Мы с дядей «играли с пенисом»».  

Когда мы используем эвфемизмы, то даем ребенку понять, что эта тема для нас запретная, мы не хотим говорить с ним об этом. Поэтому часто дети до последнего не обращаются к родителям, если что-то зудит, болит, пока не возникнет критическая ситуация. И тем более они не подходят к родителям, если происходит сексуальное насилие или домогательство.

А насколько вредны/полезны рассказы взрослых про аиста или капусту?

Сегодня родители все реже рассказывают детям сказки об аистах и капусте. Многие говорят о клеточках: есть клеточка у мамы, есть клеточка у папы, они в животике у мамы соединяются, и развивается ребенок.

Рассказы о капусте и аисте, конечно, вредны, потому что ребенок со временем поймет: мне соврали. Когда он узнает правду (а случится это не в 15 или 20 лет, а в 5-7 лет), он будет считать, что эта тема для родителей табуированая, нехорошая, они сказали неправду и, вообще, не стоит подходить к родителям с вопросами о теле, сексе. Поэтому отвечать важно на все детские вопросы.

Но если малыш в 3 года задает вопрос, что такое секс и откуда берутся дети, - это один ответ. Если ему уже 5 лет - можно немного углубиться в тему. А если это школьник младшей школы, то рассказать нужно уже практически все.

На помощь всегда придут книги. Родители могут не знать, как объяснить весь процесс. В книгах это все описано доступно и интересно. Необходимо просто почитать их с ребенком (3-7 лет). В 8-10 дети уже могут читать сами. Но важно продемонстрировать свою готовность отвечать на все возникшие у дочки или сына вопросы во время чтения.

По вашему мнению, когда родителям стоит заводить первые разговоры о сексе?

Говорить нужно с 2-3 лет – когда ребенок уже говорит и понимает речь. Но при этом половое воспитание начинается с момента рождения ребенка, с того, как родители реагируют на разные вещи. Например, младенец активно изучает свое тело, и никто не убирает его руку от уха, ножек, но каждый взрослый одергивает руку, если девочка или мальчик находят свои половые органы. Для ребенка на уровне подсознания появляется знак: это - запретная зона, нехорошая, ничего трогать здесь нельзя. Все тело – хорошее, нормальное, а гениталии – нехорошие. Когда ребенку уже год-полтора, родители говорят: «Покажи, где у тебя глаза, носик, животик». А гениталий, получается, нет. И адекватных слов для обозначения гениталий – тоже.

Вот с таких моментов начинается прививание ребенку табу – запретов на телесность, сексуальность.

Не стоит ждать, пока ребенок спросит или надеяться, что эта тема пройдет мимо него. Поверьте, даже в садике найдутся «просветители».

Вы уже упомянули, что в разном возрасте дети воспринимают эту информацию по-разному…

Когда ребенку 2-3 года, у него появляется интерес к гениталиям, причем, не только к своим, но других детей, взрослых - как это устроено у девочек, у мальчиков, почему по-разному, как девочки/мальчики писают.

К примеру, мальчик может прибежать к маме или папе и спросить: «Почему у меня пенис то большой, то маленький, то твердый, то мягкий?» Родители сразу «падают в обморок». Но эрекция – это нормальный физиологический процесс, который есть с рождения. Малышу нужно просто объяснить, что это такое и почему происходит: когда пенис в спокойном состоянии, он недостаточно наполнен кровью, клеточки получают мало кислорода и питания, а несколько спонтанных эрекций исправляют эту ситуацию.

Родителям просто не хватает элементарных знаний, чтобы объяснить ребенку все простыми словами. И нет понимания, что это пока никак не связанно с тем сексом, который мы подразумеваем во взрослой жизни.

А дальше? Вот, малыш подрос, появляются и другие «сексуальные» интересы.

Есть такая брошюра «Правило нижнего белья», там пять очень простых правил. И с ребенком 3-4 лет уже можно и нужно говорить, что такое безопасные и небезопасные прикосновения. Обучать тому, что у нас всех есть интимные зоны, которые мы прикрываем бельем. Нельзя, чтобы кто-то лез к нам под футболку, в трусы, заставлял смотреть на свои гениталии или требовал прикасаться к ним.

То есть, в зависимости от возраста ребенка, отличается и то, как именно следует обсуждать с ним тему секса. Можете объяснить, о чем стоит говорить с ребенком, к примеру, в семилетнем возрасте, а о чем следует промолчать?

Ребенок ребенку рознь. Если взять двух разных детей 5-7 лет – они разные.  Кому-то в таком возрасте достаточно сказать, что ребенок рождается из животика мамы, и он вернется к этому вопросу года через два. А другой ребенок может быть очень любознательным и захочет понять весь процесс: как клеточка попадает в организм мамы, как ребенок развивается, что вообще происходит. И он должен получить ответы. Задача родителей - всегда отвечать на любые вопросы.

Бывает, что родители не могут ответить прямо сейчас – это абсолютно нормально. Родитель может быть не готов или, правда, не знать. Тогда необходимо сказать ребенку: «Я хочу с тобой поговорить на эту тему, но прямо сейчас я не готов/не готова ответить на твои вопросы. Давай я поищу информацию и завтра вечером, или через пару дней мы с тобой вернемся к этому разговору». Но обязательно выполните свое обещание! Для ребенка это важно.  

Ну, а в 13-14 лет? Это уже подросток, начинается переходной возраст.

Это практически взрослые люди. Скрывать что-либо вообще нет смысла. По статистике и моему опыту, подростки начинают сексуальную жизнь в 13-16 лет. Это значит, что они должны знать о сексе все: виды контрацепции, какие есть заболевания и как они передаются, как уберечь себя от беременности, что делать, если порвался презерватив. И знать, что половой акт в подростковом возрасте, в студенческие годы без презерватива вообще не допустим.

Предлагаете родителям покупать своему ребенку-подростку презервативы?

Родители должны обеспечить подросткам (начиная с 13-14 лет) свободный доступ к презервативам, позаботиться, чтобы это были качественные контрацептивы.

Родители мне часто говорят, мол, если я даю ребенку презерватив, значит, я ему разрешаю заниматься сексом. Но на самом деле в этот момент стоит сказать: «Я считаю, что тебе еще рано заниматься сексом (по законодательству возраст согласия - 16 лет), но, если вдруг ты решишь заняться сексом, я хочу, чтобы вы себя защитили».

Дети не будут спрашивать родителей, когда им уже можно заниматься сексом, но будет очень здорово, если они к этому будут готовы и смогут сделать это максимально безопасно.

Также с подростками нужно говорить о том, что такое согласие, как получить согласие от партнера/партнерши. Сейчас в Швеции вступает в силу закон о вербальном согласии. Люди должны четко друг другу сказать: «Да, я готов/готова заняться с тобой сексом». Но, посмотрите, как эта тема взорвала Facebook! Люди не понимают, что это очень важно. Мы же на самом деле не умеем говорить о своих желаниях, о своих потребностях. Нам сложно остановить процесс, если мы испытываем боль. И почти невозможно сказать, что без презерватива ни-ни, или прервать секс, потому что… перехотелось. И если мы не поднимаем эти темы с детьми, то не учим их отстаивать свои сексуальные границы.

А стоит ли родителям самостоятельно поднимать тему секса с детьми?

Если ребенок не задает вопросы, нужно инициировать эту тему самим. Начинать стоит с физиологии. Есть прекрасная книга «Моє дивовижне тіло», которая рассчитана на детей 2-6 лет. Там нет ничего про секс, там рассматривается физиология - из чего состоит наше тело, как оно работает. Два основных элемента - мочеполовая система и как ребенок развивается в утробе мамы. Этого достаточно, чтобы ребенка аккуратно ввести в эту тему.

Следующая книга - «Тайны анатомии» Кэрол Доннер подходит для детей постарше и тоже о физиологии. В ней два героя – девочка и мальчик – путешествуют по телу человека и изучают его.

Если же ребенок начинает задавать более глубокие вопросы, переходим к книгам, которые непосредственно касаются сексуального образования. Их сейчас очень много на рынке Украины, они почти все прекрасны. В каждой есть раздел о том, как сказать «нет», что такое хорошие и плохие прикосновения, что делать в ситуации, если тебя кто-то куда-то пытается тащить. Темы сексуального образования и предотвращения насилия в таких книгах идут безотрывно, рука об руку, их невозможно разделить.

Должен ли с ребенком говорить о сексе только родитель одного с ним пола?

Пока ребенок маленький, вообще не имеет значения, кто с ним проводит такие беседы. Если дочка пришла к папе с каким-то вопросом, то он не должен говорить: «Иди к маме, она знает лучше». Нет. Ребенок не случайно подошел к конкретному взрослому, и он должен получить ответ на свой вопрос.

Не нужно забывать и о том, что наши дети живут немного в другой реальности: есть Интернет, есть порнография, которая очень доступна нашим детям. К примеру, я спрашиваю у подростков, в каком возрасте они посмотрели порно. И ответ - 5-8 лет. Это - средний возраст первого просмотра порнографии. Причем, даже если дома стоит безопасный поиск, родительский контроль, все равно ребенку кто-то покажет кино 18+: во дворе, школе, старшие друзья, братья/сестры. Порнография – это не лучшее секс-просветительство, которое можно придумать. Для ребенка лучше, чтобы к первому просмотру порнографии он уже имел какую-то базу о теле, физиологии, о том, откуда берутся дети, в том числе, и о сексе.

Другими словами, самим родителям важно преодолеть свои страхи разговоров о сексе и установить со своим ребенком доверительные отношения?

Когда мы не отвечаем ребенку на вопрос, что такое секс и откуда берутся дети, мы демонстрируем ему, что не хотим говорить с ним на эту тему. Но наша задача – построить с ребенком нормальные доверительные отношения, дать ему понимание того, что он может прийти к нам с любым вопросом и с любой проблемой. И, что бы с ним не случилось (ограбили, потерял телефон, домогались, заболел, забеременела) – идти нужно к родителям. Ведь часто от родителей можно услышать фразы, вроде, «забеременеешь – домой не приходи!» А куда приходить? Мамы/папы для того и есть, чтобы принять ребенка со всеми его проблемами.

Да, удобно иметь идеального ребенка, с которым нет проблем, который хорошо учится, приносит награды, медали, а сексом начинает заниматься после 18 лет. Но этой «идеальной картиной» родители снимают с себя ответственность. Любой ребенок не идеален и делает свои ошибки. А задача взрослого дать понять, что он примет ребенка с любыми ошибками и их негативными последствиями.

Бывают такие случаи, когда родители выстраивают максимально доверительные отношения, и их дети не ведут себя рискованно и у них не возникает никаких проблемных ситуаций. Ведь кредит доверия родителей такой большой, что его просто страшно нарушить. Близкие, доверительные отношения в семье – основа успешного сексуального образования ребенка.

По вашему мнению, на какие темы секс-воспитания родители чаще всего боятся и стыдятся говорить?

Для родителей очень сложной является тема мастурбации (она бывает детская, а потом уже подростковая). Многие родители не понимают, что в дошкольном возрасте мастурбация – это не сексуальный акт, это просто изучение своего тела, своеобразный эксперимент. Да, существует патологическая мастурбация, когда ребенок получил какой-то стресс, но это - отдельная тема. Если это экспериментальная мастурбация, то, скорее всего, ребенок потеряет к ней интерес в течение полугода-года. Но если родители побили по рукам, накричали, отругали – это не значит, что ребенок прекратит мастурбировать. Он начнет тщательнее скрываться, но добавятся разные чувства: страх, вина, стыд. И во взрослой жизни это может негативно влиять на сексуальность.

Родители часто меня спрашивают: «Зашел/зашла в комнату, ребенок мастурбирует, что делать, как реагировать?» Так вот, реагировать всегда нужно спокойно - не ругать, не кричать, не говорить, что это плохо, грязно, стыдно. И в такой ситуации я всегда спрашиваю родителей: «А почему вы не постучали в дверь?»

Не имеет значения, сколько лет ребенку. Начиная где-то с 3-х лет, нужно обязательно стучаться, даже если это общая комната. Потому что, во-первых, так мы учим ребенка стучаться к другим людям. Во-вторых, показываем, что уважаем его как личность и уважаем его право на собственное пространство, приватность. В-третьих, когда мы стучим, мы оберегаем себя от неприятных, как для нас, так и для ребенка, сцен и ситуаций.

А как должны реагировать взрослые, если застукали ребенка за просмотром порнографии?

Спокойно. Это хороший повод поговорить на эту тему. Да, мы не инициируем разговор о взрослом кино, если ребенку 5-6 лет. Но к 9-10 годам тему порнографии можно поднимать. В этом возрасте ребенок, скорее всего, видео 18+ уже видел.

И как говорить о порно?

Объяснять, что это «кино» для взрослых. Не случайно же есть значок 18+. Почему для взрослых? После 18 лет у большинства уже есть сексуальный опыт. И проще понять, что там - преувеличение, а что - правда. Ведь порнография – это выдумка, как фантастика, как боевик. Но даже многие взрослые воспринимают порно как документальный фильм. Что тогда говорить о подростках, для которых запретное видео – часто единственное пособие по сексу и сексуальности, которое формирует неправильное представление об интимности, теле мужчин и женщин, безопасности.

Кроме того, в порнографии не используют презерватив, женщина показана как объект для секса, есть сцены насилия... Как результат, дети в 5-6 классе знают, что такое некрофилия, зоофилия, педофилия и т.д., а родители боятся поговорить с ними об элементарных вещах.

А когда стоит начинать рассказывать детям о сексуальных домогательствах?

Ребенок может спросить, что такое изнасилование, ведь дети слышат об этом и в новостях, и в обществе. Если такой вопрос прозвучал, то стоит объяснить. Изнасилование – это когда кто-то заставляет тебя прикасаться к чужим половым органам или сам прикасается к твоим половым органам, и тебе неприятно, ты не давал/не давала на это разрешения. Пока ребенок маленький, мы говорим с такой позиции.

Когда ребенок уже ходит в школу, стоит поговорить об эксгибиционистах, объяснить, что это за люди, чего от них можно ждать. И порекомендовать ходить группками, чтобы было не так страшно. Но обязательно сообщить взрослым, если кто-то будет демонстрировать половые органы, чтобы те могли обратиться в полицию. Дети в каждой школе рассказывают мне про местного эксгибициониста, который едва ли не каждый день дежурит за забором и поджидает детей.

Ну, и основное в разговоре с ребенком о безопасности – это границы. Как я уже говорила, это и о стуке (нужно стучать в комнату к ребенку), и об объятиях (когда мы делаем это без согласия, то нормализуем насилие), и об осмотре у врачей (они могут смотреть гениталии ребенка только с его/ее разрешения и только в присутствии родителей).

Есть еще период, когда ребенок начинает стесняться. 6-9 лет – период, когда дети начинают говорить родителям: не смотри, как я переодеваюсь, выйди из ванной. Часто девочки просят купить купальник, а мамы им отвечают, мол, «тебе там еще нечего прикрывать». Но ребенок так строит свои личные границы, ему стыдно и хочется прикрываться. Если мы нарушаем эти границы, то показываем, что любой взрослый так может сделать.

Насколько в наше время является необходимим/важным сексуальное воспитание в школах?

Это сложный вопрос. Наше общество к этому все еще не готово. Пока можно говорить только о факультативных занятиях – с разрешения родителей. Если говорить об обязательном предмете в школьной программе, появляется вопрос – кто будет преподавать. Для этого нужно готовить специалистов, поскольку такие уроки не может вести тот же учитель, который ведет, например, биологию или физкультуру.

Например, в Германии секс-педагог – это человек, который ездит по школам, но не является учителем какого-либо предмета. Это человек со специальным образованием, который не навязывает свою точку зрения. Его задача – просто дать информацию, а выбор будут все равно делать подростки.

А вы работаете в школах?

Да, постоянно. Но если не получается договориться с администрацией школы (потому что она, в любом случае, должна дать добро), родители собирают детей вне школы. Инициатива идет только от родителей! Если это инициатива школы (учителя или директора), то они все равно должны договориться с родителями и получить от них разрешение. Без разрешения родителей я по закону не имею права говорить с детьми на эту тему.

В голливудских фильмах уроки секс-образования показаны довольно стереотипно: молодым людям раздаются условные бананы и презервативы – тренируйтесь. Но существует ли реальная ценность в подобных упражнениях?

Уметь пользоваться презервативом подростки должны до момента первого секса. Поэтому тренировка на огурцах, бананах – абсолютно нормальна! В Киеве даже есть бесплатные курсы для подростков с 14 лет по надеванию презервативов. В конце курса они сдают экзамен с завязанными глазами. И это круто.

А в целом, было бы очень здорово, если бы была возможность проводить не один урок, а целый курс. Я чаще всего к детям прихожу один раз и понимаю, что за два-три часа не смогу дать им все, что знаю.

Моя задача, во-первых, показать, что тема сексуальности абсолютно нормальна и о ней можно говорить комфортно, деликатно, адекватно, грамотно. Во-вторых, я стараюсь вызвать у детей (подростков) интерес, и дать им источники грамотной и качественной информации.

Сейчас я, в основном, нацелена на физиологию, рассказываю, что происходит с телом. Обязательно говорю о порнографии, что там показано неправильно. Чтобы дети, которые смотрят такие фильмы, подходили к этому адекватно и критично. Важно так же говорить и об эмоциях, о контрацепции - здесь вообще нужно отдельное, минимум, 2-х часовое занятие - чтобы показать не только презервативы, но и гормональные препараты (объяснить, что их должен назначать только врач!). Рассказать, что подросткам подходит только презерватив - контрацептив, который защищает и от нежелательной беременности, и от болезней, в то время как все остальные – только от нежелательной беременности.

Я раздаю подросткам презервативы всегда. Но при этом уточняю, что я это делаю не для того, чтобы они занимались сексом. Сейчас очень популярен condomchallenge - набирать воду в презерватив и выбросить его из окна. Это хорошая, популярная акция. Дети держат презерватив (не важно, что они набирают туда воду и просто играют) – это формирует у них отсутствие страха взять его в руки, открыть, изучить. Есть надежда, что после этого дети будут более позитивно относиться к этому контрацептиву, и есть шанс, что они будут его использовать намного чаще, чем наше поколение.

Что вы думаете о громком, можно даже сказать, общемировом скандале с харасментом. Все началось в США, но затронуло полмира. А почему не было скандалов у нас? Сложно поверить, что украинские женщины не сталкиваются с домогательствами.

Давайте вспомним флешмоб #Янебоюсьсказати. О скольких ситуациях тогда рассказали украинские женщины! Сексуальное домогательство и сексуальное насилие в Украине есть. И замечательно, что появились такие флешмобы (#Янебоюсьсказати, #Metoo), и женщины начали об этом говорить. Потому что обвинение жертвы – очень опасно.

Когда вы обвиняете жертву (в соцсетях часто можно прочитать «сама виновата, сама захотела»), это же читают/слышат и наши дети. Ребенок понимает, что, если с ним что-то произойдет, то «я сам виноват/сама виновата». Дети начинают бояться обращаться к взрослым, если с ними что-то случается, ибо чувствуют свою вину. И неважно, что произошло - сексуальное насилие, избили, буллинг в школе, дети не придут к родителям.

Эти же обвинения слышат/читают и сами насильники. Они тоже понимают, что общество всегда обвиняет жертву. То есть, их убеждают в том, что жертва насилия «сама этого хотела». Таким способом мы формируем культуру насилия, поощряем насильников и, по сути, являемся соучастниками преступлений. Поэтому флешмобы, публичные признания женщин, очень полезны для общества. Они дают голос жертве.

Если говорить об обвинении жертвы, связано ли это как-то с тем, что, ввиду сексуальной дремучести, украинки не вполне понимают свои права?   

Думаю, женщина просто боится дополнительных обвинений в социуме. Можно справиться с изнасилованием, но невозможно пережить ситуацию, когда масса людей тебе говорят: «Ты сама виновата в том, что произошло». Поэтому девушки, женщины и молчат. Но важно помнить: у жертвы никогда нет выбора. Никто и никогда не хочет быть ограбленным, изнасилованным или избитым. Выбор всегда делает преступник: воровать или не воровать, грабить или не грабить, насиловать или нет – это его решение на 100 %.

Не так давно в нескольких городах Украины прошли акции в поддержку семейных ценностей. Лозунги «гендер=гомосексуализм», «против легализации однополых браков», «стоп урокам сексуальной грамотности в школах» - вызвали двоякое восприятие в обществе. Как вы думаете, когда наше общество будет готово воспринимать секс как культурное явление и прекратит мыслить советскими стереотипами?

То, что сейчас происходит в Украине, меня, честно говоря, пугает. Потому что даже 10 лет назад к сексуальному образованию относились более трезво, понимали, что это нужно.

Я очень надеюсь, что мы все равно придем к европейским ценностям (это точно не про популяризацию гомосексуальности, это про равные права людей). Но понимаю, что школьной программы сексуального образования в ближайшие годы в Украине точно не будет. Поэтому важно объяснять обществу, что такое сексуально образование, почему это важно. Ведь это не про то, как заниматься сексом и в каких позах. Это про умение защитить себя, в том числе, и от сексуального насилия.

Многие не знают, что в тех же Швеции, Германии, Нидерландах, сексуальное образование в школах есть уже 50-70 лет. И это дает очень крутые результаты! Когда сексуальное образование только вводилось в европейских школах, начало сексуальной жизни подростков фиксировалось в 13-15 лет (как у нас сейчас). На сегодняшний день, к примеру, в Швеции средний возраст вступления в сексуальную жизнь - 17-19 лет. Кроме того, в Швеции около 99% молодежи занимаются сексом с презервативом. Распространение инфекций половым путем - очень маленький процент. А показатель подростковой беременности в Швеции самый низкий в мире – всего 4 беременности на тысячу подростков. Для сравнения, в Украине официальная цифра - 44 беременности на тысячу подростков, но специалисты говорят, что в реальности - больше ста. То есть более 10% девочек беременеют в возрасте до 18 лет. И заканчивается это или рождением ребенка, или абортом.

Сексуальное образование выполняет сдерживающую роль. Мы даем детям информацию, они больше знают и понимают – что после секса можно забеременеть, что незащищенный половой акт чреват заболеванием, что через оральный секс тоже можно заразиться… Важно, чтобы тема секса не была запретной и табуированной. Ведь запретный плод – сладок.

А как научить детей толерантному отношению к людям с другой ориентацией?

Это очень большой и сложный вопрос. Я лично стараюсь не говорить с подростками на тему сексуальной ориентации, если они не спрашивают, или если меня об этом не попросили родители. Хотя, бывает, что родители просят: «Расскажите нашим детям, что гомосексуальная ориентация – это нормально». Это встречается, если в школе есть девочка или мальчик, которые позиционируют себя как гей или лесбиянка. Тогда родителям важно, чтобы их детей не травили, не занимались буллингом, нормально к этому подростку относились. У меня в практике есть такие случаи, и это замечательно, что существуют такие осознанные родители.

Читайте такжеБыть собой: кто и почему вышел на «Марш равенства» в Киеве

Я постоянно акцентирую внимание взрослых на том, что, почему-то, когда мы объясняем детям что-то об отношениях мужчины и женщины, мы всегда начинаем с любви - мужчина и женщина полюбили друг друга – и только потом переходим к сексу. А, вот, когда мы говорим о людях с гомосексуальной ориентацией, то почему-то сразу начинаем с секса. Почему мы акцентируем внимание именно на сексе? Более логично сказать: да, чаще женщина влюбляется в мужчину, а мужчина в женщину, но есть часть мужчин, которые влюбляются в мужчин, а часть женщин – в женщин. То есть, важно говорить не с точки зрения секса, а с точки зрения эмоций и любви. Тогда, уверена, к гомосексуальности будет формироваться нормальное отношение.

Виктория Гордиенко