В среднем украинцы тратят на просмотр «клубнички» почти 10 минут / Фото УНИАН

Виртуальный секс вне закона

Секс хорошо продается, это ни для кого не секрет. Как не секрет и то, что проституция в Украине находится вне закона. Но почему в немилость к законодателям попадает еще и порнография, на «борьбу» с которой Украина ежегодно бессмысленно тратит кучу бюджетных средств? УНИАН попытался разобраться в проблеме.

В среднем украинцы тратят на просмотр «клубнички» почти 10 минут / Фото УНИАН

Порнография – одна из крупнейших индустрий мира. Треть мирового интернет-трафика – это порно. В Украине по запросу «порно» Google выдает больше 240 млн результатов, а по запросу «porno Ukraine» - более 56 млн страниц. При чем, это контент, доступный любому украинцу для просмотра или скачивания совершенно бесплатно!

Однако ханжество и двойные стандарты украинского политического сообщества, в большинстве своем, приверженцев «традиционных ценностей», зашкаливают. С одной стороны, наблюдая за баталиями вокруг сексуального образования детей или очередного прайда представителей ЛГБТ-сообщества, кажется, что секс для украинцев какая-то табуированная тема. С другой стороны, согласно отчету известного порносайта PornHub за прошлый год, Украина по уровню трафика занимает на нем 27 место. Стоит ли удивляться, что пару месяцев назад только ленивый не сравнил логотип этого порноресурса с новым логотипом Украины «Ukraine NOW UA», увидев в них «поразительное» сходство…

В PornHub, кстати, подсчитали, что в среднем украинцы тратят на просмотр «клубнички» почти 10 минут, 20% украинских пользователей – женщины (в мире в среднем такой показатель составляет 26%), а среди популярных направлений граждане Украины выбирают «анал», «хентай», «порно со зрелыми», «лесбийское порно». Впрочем, не чужда украинцам и порнография, связанная с компьютерными играми, японское и русское порно, оральный секс.

Любопытно также, что, согласно информации веб-приложения Google Trends, лидерами по просмотру порно в интернете в июле текущего года стали жители Луганской, а также – традиционно «консервативных» в сексуальных вопросах Черновицкой, Хмельницкой и даже Тернопольской областей. То есть, и сторонники «духовных скреп» на луганщине, и показательно религиозное население тернопольщины отнюдь не брезгуют просмотром «клубнички».

Двойные стандарты в этом вопросе проявляет и государство.

Читайте такжеЛьвовские 50 оттенков серого: киевлянка организовала в центре Львова БДСМ-студию

Так, в апреле текущего года Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания позволил ретранслировать известный эротический телеканал Blue Hustler в сетях операторов платного телевидения по ночам, поскольку он, по мнению регулятора, отвечает требованиям Европейской конвенции о трансграничном телевидении и законодательству Украины. То есть, государство признает, что в видео, в котором голые люди имитируют занятие сексом, нет ничего крамольного. В конце концов, не в средние века живем. Однако девушки, вебкам-модели, которые просто демонстрируют свои прелести через разные веб-каналы для получения выгоды, по мнению того же государства, почему-то уже нарушают украинское законодательство. В полицейских сводках, которыми кишит информпространство, это приравнивается к проституции и называется «выполнением желаний клиентов интимного характера». О «победах» над «преступницами» Нацполиция отчитывается регулярно, вызывая волны саркастического юмора в социальных сетях.

Модель – порно-актриса - «ночная бабочка»?

Сами девушки довольно часто не видят в такой работе ничего криминального и даже считают такую деятельность видом модельного бизнеса. Ведь как такового полового акта не происходит, «клиент» к «веб-модели» даже не прикасается. Более того, в такого рода «взаимоотношениях» исключено насилие. «Допустим, мне начнут грубить, тогда я могу просто выключить связь», - говорят вебкам-модели.

«Я знаю девушку, которая работает в вебке, когда ее муж куда-то уходит… Для нее это не аморальная проституция, ведь физического интимного контакта нет», – рассказывает директор «Всеукраинской Лиги «Легалайф»» (организация занимается благотворительной деятельностью, направленной на поддержку и улучшение качества жизни секс-работников Украины) Наталья Исаева.

Стоит ли бороться с порнографией? / Фото УНИАН

По ее словам, причины, по которым девушки идут работать в виртуальную секс-индустрию, могут быть самыми разными. Кто-то идет за славой и похвалой, кто-то – за похвалой и деньгами. «Кому-то хотелось быть актрисой, но с актерством не сложилось, решают самореализоваться в веб-каминге», – добавляет она.

При этом, мнение о том, что веб-каминг – прямой путь к секс-работе с физическими интимными контактами или же к съемкам в порнографии, Наталья считает ошибочным. Убеждена, что все очень индивидуально. Есть те, кто трудится и в порно, и в веб-каминге, чтобы зарабатывать больше. Но хватает и тех, кто просто ведет интимные разговоры по телефону.

Читайте такжеВ Харькове мужчина устроил бордель под видом салона эротического массажа

К сожалению, в правоохранительных органах на этот счет придерживаются другого мнения, поскольку, к вебкам-моделям применяют не только административную ответственность за занятие проституцией, а и уголовную.

В первом случае, вебкам-модели грозит штраф – максимум, 255 гривен. Во втором случае девушкам инкриминируют ст. 301 Уголовного кодекса Украины (ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов). И за это полагается совсем другое наказание – от трех до семи лет лишения свободы. Плюс, конфискация порнографических предметов, кино- и видеопродукции, материальных носителей компьютерных программ, методов их изготовления, распространения и демонстрации.

И вот здесь возникает вопрос: как так получается, что вебкам-модель демонстрировала свои прелести онлайн, в буквальном смысле – стримила, а у правоохранителей, откуда ни возьмись, появилась запись «порно»?

«Полиция нравов»

По словам адвоката Павла Богомазова, онлайн-трансляция действительно может считаться распространением порно-продукции, но для того, чтобы это доказать, необходима видеозапись, на которой будет запечатлена именно подозреваемая особа. «В таких делах обязательно необходима фиксация видео на носитель. Нет записи – нет предмета дела», - подчеркивает он.

Поэтому ответ на вышеупомянутый вопрос прост - записи делают сами полицейские.

Стоит ли бороться с порнографией? / Фото УНИАН

В стране, где годами «висят» нераскрытыми десятки громких убийств, ежедневно происходят попытки рейдерских захватов имущества и творится настоящий хаос на улицах крупных городов, где у правоохранителей «не хватает ресурсов» на борьбу с массовыми незаконными парковками, в двух департаментах Национальной полиции Украины, которые занимаются расследованием преступлений, связанных с порнографией (Департамент борьбы с преступлениями, связанными с торговлей людьми и Департамент киберполиции) работает более… 750 человек! Конечно, утверждать, что все они лично, в течение года, полный рабочий день только и делают, что прочесывают интернет в поиске порнографических материалов, нельзя. Но факт остается фактом – Единый государственный реестр судебных решений кишит «приговорами» в отношении молодых девиц, которых оперативники регулярно «вычисляют». Вот уж истинная угроза нацбезопансости!

Читайте такжеБолгарин пытался переправить трех секс-работниц из Украины в Испанию

Помимо того, что «преступлениями века» в интернете занимается огромное количество полицейских (которым стоило бы заняться делами поважнее), в уголовных производствах о незаконном распространении порнографических материалов или предметов порнографического характера назначается еще и судебная культуроведческая экспертиза. Она должна дать ответы на вопросы, является ли записанное правоохранителями видео порнографией. Но учитывая, что в законе «О защите общественной морали» порнография определяется как «вульгарно-натуралистическая, циничная, непристойная фиксация половых актов, самоцельная, специальная демонстрация гениталий, антиэтичных сцен полового акта, сексуальных извращений, зарисовок с натуры, которые не соответствуют моральным критериям, оскорбляют честь и достоинство человека, побуждая негодные инстинкты», подвести под это определение можно все, что угодно (даже обнаженный торс народного депутата Олега Ляшко и, тем более, регулярные публичные попытки им целовать различных животных).

Зачастую, такую экспертизу проводят судебные эксперты экспертной службы МВД. Но, если есть необходимость (к примеру, в каком-то случае не совсем ясно, речь идет о порно, или все-таки об эротике), к проведению экспертизы привлекаются судебные эксперты в определенной сфере знаний. Сама по себе экспертиза может занимать от одной недели до нескольких месяцев и стоит немалых средств – которые платит порноэкспертам богатое государство Украина.

К слову, раньше этим занималась Национальная экспертная комиссия по вопросам защиты общественной морали. Ежегодно получая миллионы гривен финансирования из государственного бюджета, этот госорган мало того, что ежедневно выдавал на-гора резолюции «относится к порнографии», так еще и постоянно вызывал недовольство другими действиями – то рекомендовал сайты, которыми «можно» пользоваться «маленьким украинцам», то требовал от Интернет Ассоциации Украины «предотвратить нарушение законодательства (норм общественной морали) в Интернет-пространстве (речь шла об использовании нецензурной лексики в YouTube), то запрещал культовый мультфильм «Симпсоны»… К счастью, эта бессмысленная ханжеская организация прекратила свое существование в марте 2015 года.

Общественно опасная деятельность?

«Сейчас в полиции активизировались, потому что закончился второй квартал года, необходимо показать выполнение работы по противодействию торговле людьми. И, как правило, в Украине вебкаминг чаще всего «подводят» под уголовную статью о распространении порнографии», - отмечает Наталья Исаева.

Впрочем, по ее словам, вебкам-модели, при наличии хорошего адвоката, могут выиграть любое такое дело в суде. «Ведь, девушка может даже не догадываться, что ее стрим записывают. В таком случае адвокат ссылается на то, что вебкам-модель, транслируя интимные части тела в интернете, не знает, что происходит на другом конце «провода» и не может проверить, записывают ее, или нет», - добавляет она.

Другое дело, когда правоохранители «шьют» еще сутенерство или втягивание лица в проституцию. По словам Исаевой, полицейские на этом неплохо спекулируют. К примеру, когда секс-работники просто живут вместе для безопасности, чтобы было выгоднее делить расходы на квартиру, правоохранители могут расценивать это как сутенерство (организацию борделя). Если же у таких вебкам-моделей имеется даже полупрофессиональная видеоаппаратура для съемок (чем качественнее картинка, тем больше можно заработать), то это могут трактовать как наличие порно-студии, то есть, «содержание мест разврата».

Стоит ли бороться с порнографией? / Фото УНИАН

При этом, полицейские не брезгуют тем, чтобы самим поживиться с виртуального секса. И речь вовсе не о бесплатном просмотре «клубнички» - которым они, по факту, занимаются по долгу службы за счет налогоплательщиков (им же нужно сначала заплатить за доступ к стриму, и они проводят такие проплаты не из своего кармана), а о «крышевании» этого бизнеса. К примеру, два года назад, в декабре 2016 года, следователи прокуратуры и сотрудники СБУ уличили двоих сотрудников Департамента по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми Главного управления Нацполиции в Киеве в получении такого вида нелегальных доходов. В ходе расследования выяснилось, что полицейские требовали ежемесячную плату от организатора онлайн-порностудии за непривлечение его к уголовной ответственности и беспрепятственную работу вебкаминга.

Как бы там ни было, в прошлом году было открыто более 1500 (!) «порнографических» уголовных производств. В первой половине текущего года – уже более 1000! Правда, отдельной статистики конкретно по вебкамингу не существует. Как не существует и адекватного объяснения, в чем состоит общественная опасность виртуального секса или выкладывания в сеть откровенных видео.

Один из аргументов против порно – непосредственное участие детей в создании такого видео. Действительно, только этим летом в сводках правоохранителей фигурировало несколько жутких историй, в которых родители заставляли своих детей принимать участие в съемках.

В то же время, сами секс-работники убеждены, что участие в вебкаминге несовершеннолетних (в качестве модели или клиента) должно наказываться. И наказываться жестко. «Мы категорически против втягивания в такую деятельность несовершеннолетних и против торговли людьми, когда секс-услуги оказывают по принуждению», - подчеркивает Наталья Исаева.

Впрочем, по ее словам, участие в секс-индустрии несовершеннолетних, в том числе, «заслуга» государства: «На обеспечение интернатов, откуда, как правило, дети попадают в этот бизнес, денег выделяют крайне мало».

Стоит ли бороться с порнографией? / Фото УНИАН

Кроме того, часто в качестве аргумента против виртуального секса приводится ситуация, когда дети в принципе могут увидеть «это». Но в этом контексте давайте будем откровенными: если дети захотят, они «это» все равно увидят, более того, по статистике, которой располагают психологи и соцальные педагоги, большая часть украинских детей знакомятся с «этим» на переменах в школах или во дворах до 8-9 лет. Такова реальность: все, что есть в интернете, так или иначе может быть доступно для кого угодно. И тут проблема не в наличии такого контента (в Европе, США и даже в России он вполне легален), а в родительском контроле того, какой контент потребляют их чада – и как родители сумели подготовить к соотвествующим картинкам и видео своих детей. В конце концов, до появления Всемирной Сети дети также получали соответствующую информацию – из порнооткрыток, откуда-то добытых эротических журналов и игральных карт с изображением обнаженных женщин.

Можно, конечно, пойти по пути Уганды, где недавно Федеральная комиссия по связи поручила провайдерам блокировать ссылки на порносайты (в «черном списке» насчитывается около трех десятков ресурсов со взрослым контентом). Но, как показывает ее же опыт – хотя в 2014 году государство ужесточило закон о борьбе с порнографией, а в 2016 году даже было приобретено специальное оборудование для блокировок – победить порнографию или хотя бы снизить ее популярность у населения Уганде не удалось.

Читайте такжеЖурналисты рассказали о секс-туризме в Украине: кто и сколько на этом зарабатывает (видео)

Порнография существовала давно и, похоже, будет существовать. И делать вид, что государство с этим борется, глупо. Разумнее было бы контролировать этот бизнес, не отдавая его в руки криминала и коррупированных правоохранителей, и позволив вебкам-моделям и секс-работникам в сфере порно вести нормальную деятельность в нормальных условиях. Так давно сделали успешные страны, и неплохо на этом зарабатывают: в США легальный рынок порно превышает 40 миллиардов долларов, облагаемых налогами, а в соседней с нами Венгрии масштабы этого бизнеса оцениваются в 1% ВВП всего государства. И здесь бессмысленно язвить на предмет того, что порно – не лучший способ поднимать экономику. Это так. Но оно ведь все равно есть, и с ним бессмысленно бороться – почему бы не прекратить эту «борьбу» симулировать?

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter