Россия в Международном суде ООН отвергла обвинения в дискриминации татар в Крыму

14:29, 07 марта 2017

Гаага. 7 марта. УНИАН. Российская сторона в Международном суде ООН отвергает обвинения в дискриминации и нарушении прав национальных меньшинств в Крыму.

Как передает собственный корреспондент УНИАН, представитель российского МИД Григорий Лукянец заявил во время выступления, что никакой дискриминации татар в Крыму нет.

«Украина просит суд применить временные меры, чтобы защитить основные права населения Крыма от дискриминации, но текст запроса содержит такие определения, как «агрессия», «оккупация» или «незаконный референдум». Более того, многие годы Украина демонстрировала дискриминацию крымских татар в Крыму и продолжает дискриминацию на подконтрольной территории... Этот запрос не имеет ничего общего с защитой прав человека, это о статусе Крыма, который не имеет ничего общего с этим делом», - заявил Лукянец.

Он заверяет суд, что «Россия прилагает значительные усилия, чтобы продвигать вперед гармоничное развитие всех этнических групп в Крыму, что контрастирует с тем, какой была ситуация до 2014 года».

«Украина дискриминировала татар десятилетиями. Россия прилагает значительные усилия, чтобы поддерживать крымских татар и украинское сообщество и продвигать их культуру в Крыму, несмотря на сложную финансовую ситуацию. Такие усилия никогда не были осуществлены на этой территории», - заявил Лукянец.

По словам представителя РФ, «лидеры крымских татар и украинской общины в Крыму четко не соглашаются с обвинениями в дискриминации».

Лукянец отметил, что «ни один закон РФ не дискриминирует крымских татар или украинцев». «Украина также не предоставила доказательств выступлений, в которых присутствует ненависть. Украина не смогла предоставить ни одного доказательства, документа либо заявления, которые поддерживают обвинения в запугивании на этнической почве», - добавил он.

Говоря о запрете Меджлиса крымскотатарского народа, Лукянец заявил, что эта организация никогда не действовала в рамках украинского законодательства, а Украина никогда не признавала Меджлис как представительный орган татар». «Украинская власть приняла все эти решения после того, как изменился статус Крыма. Со временем Меджлис стал все больше зависеть от метода насилия в достижении своей цели», - утверждает представитель МИД РФ.

«Решение запретить Меджлис было реакцией на акты насилия и не имеет ничего общего с национальностью его членов», - заявил он.

Другой представитель российской стороны Матиас Форто (Mathias Forteau) убеждает суд, что в плане уголовного преследования с украинцами и татарами не ведут себя по-другому, чем с другими. «Дела, о которых говорила Украина, являются делами об экстремизме и терроризме. Правила относительно сепаратизма и экстремизма применяются ко всем, Украина не объяснила, почему с татарами и украинцами должны вести себя по-другому», - убеждает он.

Касаясь языкового и культурного вопроса, Форто сказал, что количество школ, в которых ученики могут получить образование на своем языке, увеличилось, а не уменьшилось с 2014 года, как и количество средств массовой информации. «Ситуация в целом улучшилась», - утверждает Форто.

Как сообщал УНИАН, в Международном суде ООН продолжается второй день рассмотрения дела «Украина против России», в рамках которого в первую очередь рассматривается запрос Киева на введение временных мер для России, которые должны защитить права украинских граждан на обычную жизнь. Запрос рассматривается как неотложный вопрос.

Как сообщал УНИАН, сегодня в Международном суде ООН продолжается второй день рассмотрения дела «Украина против России», в рамках которого в первую очередь рассматривается запрос Киева на введение временных мер для России, которые должны защитить права украинских граждан на обычную жизнь. Запрос рассматривается как неотложный вопрос.

В понедельник от украинской стороны выступили представители, которые подробно обосновали справедливость и необходимость таких мер.

Сегодня, 7 марта, свои аргументы излагает российская сторона. Ранее представители РФ уже отвергли обвинения Киева, заявив об отсутствии оснований для введения временных мер.