Иллюстрация REUTERS

Врачи о тестах на коронавирус: "ПЦР упорно показывает отрицательный результат у части пациентов с типичной клинической картиной"

Верить статистике МОЗ о количестве инфицированных COVID-19 не приходится. Особенно после заявления известного инфекциониста Ольги Голубовской о том, что каждый третий результат ПЦР может быть ложным. УНИАН расспросил медиков, почему ошибаются лаборатории и можно ли как-то решить проблему.

Иллюстрация REUTERS

В страховых компаниях рассказывают, что к ним все чаще обращаются украинцы, которые хотят провести тест на коронавирус. Но ни экспресс-тесты, ни ПЦР-диагностика (полимеразная цепная реакция) не дают стопроцентно точной информации о том, больны вы COVID-19 или нет. Как рассказывает завкафедры инфекционных болезней Национального Медицинского Университета имени Богомольца, профессор, доктор медицинских наук Ольга Голубовская, каждый третий результат ПЦР может быть ложным. И надо ли объяснять, какими проблемами может обернуться для больного потеря времени на тесты? Обратная сторона проблемы – ложнопозитивный анализ. Переболевший «короной», фактически здоровый человек, может находиться на самоизоляции больше месяца просто из-за неправильной диагностики. 

О том, почему лаборатории могут давать неточные данные, и как решить проблему УНИАН поговорил с украинскими медиками. 

«У нас «международные протоколы», мнение специалистов никому не надо»

О том, что украинская официальная статистика не отражает действительность, говорят с самого начала эпидемии COVID-19. Подозрение, в первую очередь, падает не на лаборатории, а на врачей или чиновников, которые манипулируют данными. А специалисты рассказывают, что сомнения в правдивости украинских медицинских данных были и до коронавируса. 

«Из всех эпидемий самая опасная, проблемная и массовая - внутрибольничные инфекции. По данным МОЗ у нас примерно 3,5 тысячи таких случаев ежегодно. По оценочным данным ВОЗ – 1 миллион. И, минимум, 50 тысяч украинцев умирает от внутрибольничных инфекций. Вот вам и официальные данные. Со статистикой по коронавирусу могут играть, как угодно. Скоро начнутся выборы в местные советы, все будут этим заниматься», - считает руководитель Национальной экспертной группы по инфекционному контролю, кандидат медицинских наук, эпидемиолог Андрей Александрин

Но и без намеренных искажений статистика по COVID-19 может быть неточной. Распространенное мнение, что, чем больше тестов, тем реалистичней картина, не аксиома. Еще весной врачи рассказывали УНИАН, как у больного экспресс-тест давал негативный результат, и только ПЦР-диагностика выявила вирус. Потом о подозрительных результатах тестирования заговорили больные. 

Иллюстрация REUTERS

«Я болел с 29 апреля по 10 июня. Неделю были кашель, насморк и температура - 38,6. Никаких особых симптомов, вроде потери обоняния, не было. Если бы не ПЦР, я бы не понял, что болен коронавирусом. Наконец, температура спала, я чувствовал себя совершенно здоровым. Сдал тест – позитивный. Через неделю то же самое. И, что интересно, я заболел одновременно со своим дедушкой. Но его выписали из больницы, а я сидел дома. Я на здоровье не жалуюсь, бежал в Киеве полумарофон, а, получается, что иммунитет слабей, чем у 78-летнего», - рассказывает Андрей, который лечился в городе Глухов в Сумской области. 

Ближайшая частная лаборатория, которая могла бы сделать альтернативный тест, в Харькове или Киеве. Перепроверить данные практически невозможно, и врачи говорили мужчине: «Мы не будем ради одного вас отправлять машину в другой город». Лаборатория категорически отказывалась признавать возможность ложнопозитивного диагноза: «У нас все идеально! Не мешайте работать». Да, и медики по словам Андрея, проблемы не видели: «Такие правила. Сидите. Ждите».  

Истории украинцев, которые без симптомов провели в вынужденной изоляции дома 40-50 дней – не редкость. Врачи, обсуждая этот вопрос в соцсетях, пишут, что следует уходить от того, чтобы считать критерием выздоровления амбулаторного пациента два негативных анализа подряд. 

«Но у нас «международные протоколы», мнение специалистов никому не надо. Вот, когда напишет ВОЗ, тогда проблема и исчезнет», - говорит Ольга Голубовская.

Иллюстрация REUTERS

«Приблизительно у 30% больных ПЦР-тест может быть отрицательным»

Впрочем, гораздо опасней, когда тест – ложнонегативный. 

«Уже в первые недели поступления больных мы увидели, что у части пациентов с типичной клинической картиной и эпидемиологическими данными ПЦР упорно показывала отрицательный результат. Появляющиеся впоследствии публикации показывали, что при высокой специфичности ПЦР, ее чувствительность составляет, по разным данным, от 63 до 78%. Это означает, что приблизительно у 30% больных ПЦР может быть отрицательной. Но лечение COVID-19 сложное, тяжелое и, самое главное, любые методы терапии должны быть своевременные. Ибо может быть уже поздно», - отмечает Голубовская. 

Почему же ПЦР может обманывать? Во-первых, на точность влияет место, откуда брали материалы для исследований: из ротоглотки вероятность получения позитивного результата ниже, чем из носа. 

«Мы не можем ввести прямо в легкие тампон или иглу (точнее, можем, но пациентам это не понравится). Делаем проще, и сознательно снижаем уровень достоверности. Проведу такую параллель: все знают, что такое артериальное давление, но мало кто задумывается о точности таких измерений. Для точности надо взять иглу, вставить в аорту, подсоединить к манометру… Мы же используем более простой, но менее достоверный способ, - рассказывает врач-инфекционист Юрий Жигарев. – Это не только украинская проблема. Наши лаборатории проектируются так же, как в Германии, Швейцарии, любой другой стране. Оборудование мы не выпускаем, используем европейское. Но есть украинский менталитет. Среднестатистический американский медработник – биоробот. Его научили тому, что прежде, чем подойти к пациенту, надо три раза вымыть руки разными растворам. Двадцать лет он работает, двадцать лет так и делает. У нас - вымыл раз, а потом настроения нет, надо спешить, или не ту кнопку нажал, не тот срок выдержал и т.д.».

Врач-эпидемиолог Людмила Мухарская говорит, что проблема может быть в другом: «Не думаю в лабораториях делают ошибки. Это рутинная работа, ею занимаются давно - методика одинакова для всех инфекций. Но семейные врачи могут не иметь опыта отбора проб, а это важно. Помимо этого, имеет большое значение своевременная правильная доставка материала до лаборатории. Есть методики, если их не соблюдать, могут быть ложнонегативные диагнозы, реже ложнопозитивные. Нюансов много».

Иллюстрация REUTERS

«В очереди стояли все, даже те, у кого температура»

В разговоре с УНИАН Голубовская подчеркивала: «При множестве инфекций, ПЦР предпочтительней, но сейчас, по разным причинам, мы не получаем достоверный результат. Мой посыл: врачи должны опираться на клинико-рентгенологические данные».

Также она считает, что увеличение количества тестирований может привести к тому, что пациенты будут посещать лаборатории исключительно для проведения ненужного теста. У нас это - риск заражения COVID-19.

К примеру, харьковчанка Екатерина, переболевшая коронавирусом, описывает медучреждения, как зону повышенной опасности: «Я пошла сдавать повторный тест.  В очереди стояли все, даже те, у кого температура. Стояли все одной «большой семьей» и ждали. То есть, система работает по-дурацки. Пока я не обращалась к врачам, я была на самоизоляции. Как только к ним обратилась, стало необходимым ходить по улице среди людей».

Андрей Александрин добавляет, что надо менять подход к тестированию и начинать готовиться ко второй волне эпидемии.

«Государство должно определить группы риска и работать с ними. Тестировать их, выявлять, оказывать медпомощь. Так мы уменьшим уровень смертности, снизим нагрузку на больницы. Уже сейчас есть отделения, в которых больные лежат в коридорах», - говорит он.

По его словам, осенью следует ожидать худшего варианта развития событий. «Но пока многое делается «для галочки». Медики, как болели, так и болеют – средства защиты не качественные, - говорит Александрин. -  В самих лечебных заведениях ничего не изменилось. В реанимации не появилась качественная механическая вентиляция, а на входах - скрининг. Не исчезли очереди. Я не могу винить медиков, у меня претензии к чиновникам, которые делают вид, что все под контролем».

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter