В Украине не существует посмертного донорства / фото Frances Roberts/Alamy

Посмертное донорство в Украине: новая надежда

Тысячи украинцев нуждаются в пересадке органов и помочь им в этом могло бы посмертное донорство. К сожалению, в нашей стране такие операции не проводятся, а воспользоваться такой возможностью за рубежом удается далеко не всем нуждающимся. Новая команда МОЗ декларирует решимость исправить это положение дел и запустить трансплантацию в Украине уже в следующем году.

В Украине не существует посмертного донорства / фото Frances Roberts/Alamy

За годы независимости в нашей стране было пересажено всего шесть сердец, хотя тысячи украинцев нуждаются в них ежедневно. Поскольку в Украине не существует посмертного донорства, люди едут оперироваться за границу. Но, к сожалению, цены на такие операции очень «кусаются». К примеру, сердце стоит 90-95 тысяч долларов (в зависимости от клиники), легкие – 130-140 тысяч, комплекс сердце-легкие – 150-155 тысяч долларов.

Покрывать стоимость таких операций помогает государственная программа «Лечение граждан Украины за рубежом». Но попасть в нее удается лишь небольшому проценту нуждающихся в трансплантации (в прошлом году лишь 278 пациентов). Во-первых, потому, что не всегда больные даже знают о такой возможности и пытаются искать средства для операций самостоятельно, обращаются в благотворительные фонды и т.д. Во-вторых, финансирование программы все-таки ограничено (в 2018 году из госбюджета было выделено немногим более 653 млн гривен).

Кроме того, в вопросах успешной трансплантации деньги – это еще все. Украинцы не могут поехать на операцию в любую страну. К примеру, в Испании такие операции делают только испанцам. И, в целом, в Европе или Америке действуют жесткие квоты относительно трансплантации для иностранцев. Так, часть европейских стран объединились в организацию «Евротрансплант», в рамках которой создана база органов, и подыскивается, кому лучше этот орган подходит. Но происходит этот поиск только в пределах стран организации. А Украина в нее не входит.

В этой связи, по упомянутой госпрограмме, украинцев сегодня отправляют на операции только в две страны – Беларусь и Индию. В Беларуси пересаживают почки детям и сердца для взрослых. В Индии – детское сердце и легкое, комплекс сердце-легкое. Но и здесь не все так просто.

Новой команде Минздрава необходимо срочно включаться в тему и немедленно выяснить несколько вопросов / фото УНИАН

Заложники системы

Украинец Сергей Ганзя как раз нуждается в операции по трансплантации легких. Более десяти лет назад мужчина дважды переболел пневмонией с чередой осложнений, а в начале прошлого года у него случилось два пневмоторакса (разрыв легких). Попав в государственную программу, весной текущего года Сергей улетел на операцию по пересадке органа в индийскую клинику «Фортис» в городе Ченнай. Но трансплантация ему не проведена до сих пор. Более того, Сергей узнал, что последнюю операцию по пересадке органа украинцу в индийской клинике проводили… в октябре 2018 года.

Глава общественной организации «Национальное движение «За трансплантацию»» Юрий Андреев отмечает, что новой команде Минздрава необходимо срочно включаться в тему и немедленно выяснить несколько вопросов. Во-первых, находятся ли украинские пациенты, которые ожидают трансплантации в Индии, в реестре получателей органов. Во-вторых, сколько пересадок провели иностранцам в течение 2018-2019 годов, возможно ли осуществить пересадку украинском пациенту, если будет обнаружен подходящий орган. В-третьих, возможно ли включить украинских пациентов, которые уже находятся в Индии, в общую очередь на пересадку органов.

«В июне в Индии умер подросток – Назар Балык. Он год ждал трансплантацию и его сердце не выдержало. Сто тысяч долларов, которые государство заплатило клинике, потратили не на трансплантацию, а на лечение, реанимацию и тому подобное. И парня не спасли. Мама едва собрала средства, чтобы гроб с телом сына прилетел в Украину», – сетует Андреев.

По его словам, сейчас в Индии ждут операций девять украинцев. И деньги, которые государство перечислило клинике на трансплантацию, как и в случае с Назаром Балыком, тратятся лишь на поддерживающее лечение. «Возможно, кто-то из пациентов со мной не согласится, но не вижу смысла оплачивать дальнейшее лечение в индийских клиниках, пока не будет решен вопрос тех, кто уже находится там. И пока не будет, в целом, понимания ситуации», – говорит он.

Схожего мнения придерживается глава «Всеукраинской платформы донорства «iDonor»» Ирина Заславец: «Не приходится надеяться, что в Индии все образуется. Ведь трансплантаций для наших граждан там не было уже долгое время. И пока не получили помощь люди, за которых уже заплачено, вопрос дальнейшей отправки наших граждан на операции у Индию не имеет смысла».

Недавно Сергей Ганзя связался с УНИАН и рассказал, что вся команда индийского трансплантолога Комаракши Балакришнана (именно к нему на операции прилетают украинцы), перешла из «Фортиса» в другой госпиталь. Украинские пациенты не могут последовать за ним просто так, поэтому остаются в госпитале, в котором просто нет трансплантологов. Ждать операции в таких условиях точно не приходится. Он и другие пациенты уже обратились к украинскому консулу за помощью. А тот – связался с нашим Минздравом. «Теперь нужно, чтобы Минздрав обратился в «Фортис», чтобы перевести средства за наши операции в другую клинику», – говорит Ганзя. 

По словам замминистра здравоохранения Михаила Загрийчука, ведомство отслеживает сложившуюся в индийском госпитале ситуацию: «Мы также отправили письмо-обращение в Минздрав Беларуси с вопросом, могли бы они брать украинцев на трансплантацию легких».

По мнению Ирины Заславец, часть пациентов из Индии действительно сможет полететь в Беларусь, хотя для многих перелеты небезопасны. Однако следует брать во внимание тот факт, что «в любой стране в приоритете свои граждане»: «И пока Украина не начнет делать операции у себя, наши люди будут «заложниками ситуации» в других странах».

Юрий Андреев убежден, что, без развития системы трансплантации в Украине, Беларусь станет следующей государством, в котором украинцы будут ждать операций годами. «За два года Украина направила туда на трансплантацию почки около трехсот человек! Однако в Беларуси действует квота на пересадки для иностранцев (около пятидесяти трансплантаций в год). И, кроме украинцев, там лечатся граждане других государств. То есть, мы обеспечили белорусам очередь иностранцев лет на десять. Дождутся ли все украинцы операции?» – подчеркивает он.

Запуск трансплантации в Минздраве планируют внедрять на пилотном примере / фото pixabay.com

Новая надежда

На программу «лечение за рубежом» (а, прежде всего, речь идет именно о трансплантации) Кабмин заложил на 2020 год около одного миллиарда гривен. Но в новой команде министерства обращают внимание, что за эти деньги в Украине можно было бы спасти гораздо больше людей. «Например, цена операции по пересадке почки в Беларуси – 65 тысяч долларов, из которой себестоимость операции составляет только 10 тысяч. Белорусы за эти деньги трансплантируют одну почку нашему гражданину и две-три своим гражданам», –  говорит замминистра здравоохранения Михаил Загрийчук.

Поэтому в последнее время ведомство активизировало свою работу по развитию трансплантации в Украине.

В первую очередь, взялись за нормативно-правовое регулирование и подготовили изменения в принятый в мае 2018 года закон о трансплантации.

Напомним, этот закон, фактически, завязавший всю трансплантацию на ЕГИСТ (Единая государственная информационная система трансплантации) начал действовать с первого января текущего года. Однако условия для введения его положений в действие созданы не были. Как результат, даже семейная трансплантация на какое-то время оказалась «вне закона» - законодателям потребовалось два месяца для того, чтобы отсрочить положение об использовании ЕГИСТ до первого января 2020 года.

«Сейчас функционального ЕГИСТ тоже нет. Поэтому опять есть риски блокировки семейной трансплантации уже с первого января 2020 года», –  подчеркивает Ирина Заславец.

Чтобы избежать повторения печального опыта, рабочей группой по трансплантации при Минздраве были разработаны изменения в закон. Во-первых, предлагается начать тестирование ЕГИСТ с первого апреля 2020 года. Но его полноценный запуск отложить до 2021 года. Во-вторых, рекомендуется отказаться от идеи создать отдельный центральный орган исполнительной власти, который бы занимался вопросами трансплантации. Вместо этого, часть регуляторных функций вывести из закона на уровень более гибких подзаконных актов. Соответствующий законопроект был зарегистрирован в парламенте на прошлой неделе, 15 ноября. 

Запуск трансплантации в Минздраве планируют внедрять на пилотном примере так называемого Киевского трансплантационного округа. Уже несколько недель заместитель министра здравоохранения Михаил Загрийчук специально встречается с киевскими медиками, чтобы предметно рассказать им о планах и действиях министерства. УНИАН смог поприсутствовать на одной из таких встреч.

Итак, уже определены три центра трансплантации – Институт им. Шалимова, Институт им. Амосова и Институт сердца. Здесь планируют проводить операции по пересадке органов. Также Минздрав собирается отменить утвержденный перечень клиник, которые являются базами для забора органов. «Поскольку каждая больница, где есть реанимация – это потенциальная база появления органа для трансплантации», – говорит Загрийчук.

Замминистра призывает медиков не держать пациентов в реанимациях на аппаратах жизнеобеспечения, если по медицинским показателям понятно, что человека к жизни не вернуть, а вводить в практику ставить диагноз «смерть мозга». «Моральное и юридическое право рассматривать пациентов, как потенциальных доноров, мы имеем только после установления диагноза «смерь мозга»», – объясняет Загрийчук.

А, поскольку оборудования для диагностики смерти мозга в медучреждениях пока не хватает, в министерстве задумали создавать специальные выездные бригады врачей, которые смогут совместно устанавливать диагноз. 

В Минздраве признают, что тема пересадки органов остается поводом для политических манипуляций и распространения мифов о намеренном убийстве людей «на органы» в обществе. Для решения данной проблемы Михаил Загрийчук призывает медработников популяризировать донорство среди населения: «Мы, врачи, понимаем, что нельзя забрать почку у человека в гараже, а в соседнем гараже ее пересадить. Это невозможно. Но большая часть общества считает это возможным, и самостоятельно МОЗ не сможет изменить такой подход. Нужно объединяться».

Один из примеров такого объединения – попытка заручиться поддержкой в вопросе популяризации донорства органов Всеукраинского совета церквей.

Глава общественной организации «Национальное движение «За трансплантацию»» Юрий Андреев считает, что Минздрав также должен обратить внимание на неосведомленность СМИ в теме трансплантации. «При всем уважении к журналистам, в последние годы в СМИ появляются кричащие заголовки о том, что где-то детей воруют на органы и тому подобное… Все это вредит развитию трансплантации в нашей стране», – объясняет он.

На прошлой неделе организация Юрия Андреева направила в Институт журналистики письмо с предложением совместно внедрить курс с разъяснением этой темы для будущих журналистов. Также для министерства здравоохранения они передали перечень мероприятий, которые планируют организовать и провести для популяризации донорства: «Было бы неплохо, если бы Минздрав создавал социальные ролики о донорстве. Есть много хороших примеров у поляков, итальянцев, испанцев».

«И, кстати, в странах с развитой трансплантацией очень часто это развитие начиналось с заявлений первых лиц государства о готовности быть донором», – добавляет Андреев.

По данным МОЗ, Украина отстает от стран, развитых в сфере трансплантологии, на два десятка лет. И это при наличии в стране талантливейших специалистов, способных проводить необходимые операции. Ежегодно в трансплантации нуждаются тысячи украинцев. Многие уминают, так и не дождавшись шанса на жизнь. Давно пора исправить эту печальную статистику.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter