Четверг,
19 января 2017

Наши сообщества

The Guardian: Почему я оптимистично настроен в отношении 2017 года

Если мы быстро адаптируемся к реальности нового мирового порядка, то сможем продолжить бороться за права человека и социальную справедливость.

Иллюстрация / REUTERS
Иллюстрация / REUTERS

Об этом пишет Пол Мейсон в статье "Почему я оптимистично настроен в отношении 2017 года", опубликованной на сайте газеты The Guardian.

В эти рождественские каникулы должен наступить момент осознания, для всех, кто погрузился в предположения, подкрепляющие неформальное политическое мышление. "Брексит" состоится. Глобализация развалится. Свобода передвижения, как безусловное право в ЕС, закончится. Сейчас стоит, по меньшей мере, отложить понятие о Западе как поборнике, и иногда контроллере, прав человека во всем мире.

Вовсе не пессимизм заставляет меня писать это, а оптимизм. Оптимизм в отношении того, что, если мы достаточно быстро адаптируем наше мышление к новой реальности, то можем продолжить борьбу за социальную справедливость и права человека, от имени поколения, которое хмуро уставилось в свои смартфоны за рождественским столом. Но это большое "если". В эти каникулы, я гарантирую, вы будете слышать, как старшие родственники неоднократно будут повторять "никогда не". "Британия никогда не оставит ЕС". "Дональд Трамп никогда не вступит в должность". "Фашизм никогда не вернется в Германию и Австрию". Потому что отрицание – первая стадия горя, эти фразы простительны для людей, которые с трудом прошли через "брексит" до второго дня Рождества – но не более того. Когда происходят события, меняющие мир, рефлекс отрицания очень силен, потому что большинство разумных людей определяют свои принципы согласно существующим фактам.

Аналитики о худшем мировом сценарии-2017: США развяжут торговую войну с Китаем, Италия выйдет из ЕС, а Россия выберет новую цель

Например, европейские институты, которые гарантируют свободу передвижения, стали олицетворением принципа, которого придерживаются многие, что границы должны быть максимально открытыми. Неважно, что свобода передвижения в пределах Европы была возможна только при условии установки ​​трехметрового забора из колючей проволоки между Марокко и испанским анклавом в Мелилья. Казалось, что крупица "свободы" воплощает общий принцип.

В будущем нам придется отделить наши принципы от учреждений, которые когда-то их воплощали.

Точно так же, как в случае с менее четко определенным принципом европеизма. До 40 лет я не бывал в США. К тому времени, я путешествовал по всей Европе пешком, воздушным, железнодорожным и автомобильным транспортом. Я был убежден, что это неисчерпаемая культурная площадка, место, откуда происходят все мои ценности, в то время как большая часть США была просто "глубинкой". Молодео поколение, которое проводит холостяцкие вечеринки в Риге, детские праздники в Disney World во Флориде и "свободный год" в Таиланде будет менее европеистским, чем мое. Но их глобализм был построен на предположении, что Париж или Берлин – это места для путешествия на выходные, в которые можно попасть, просто показав паспорт дружелюбному пограничнику. Такое мышление тоже придется изменить. Чтобы "брексит" не погрузил нас в катастрофу с ВВП, прогнозируемую казначейством, мы должны добиваться двух целей: во-первых, минимизировать наш разрыв с единым рынком ЕС; и, если это не удается, максимизировать его без сожалений.

Илююстрация / REUTERS
Илююстрация / REUTERS

Для тех, кого охватил инстинкт отрицания, сама цель – свести к минимуму разрыв – представляется легкой, но не средства ее достижения. Средства, с помощью которых мы можем достичь "мягкого брексита" - жесткие, эгоистичные переговоры, которые ставят на первое место британские национальные интересы. Если мы не сможем - потому что Европа – это хаос, управляемый элитой, отрицающей свои собственные неудачи – логично было бы проводить полную реорганизацию нашей торговли, производственной базы и отношения к глобализации. Даже такие, как я, кто борется за самый безболезненный "брексит" должны подумать о том, что может быть с социальной справедливостью после "жесткого" ["брексита"].

Что касается глобальной системы власти, выбор кандидатов Трампа показывает, что он намерен разрушить ее. Впервые в поколении, Вашингтон не будет сдерживать часть израильских правых, склонных к самой жестокой риторике о палестинцах. Впервые в поколении, правозащитникам в России придется посмотреть на государственный департамент и ЦРУ как на своего рода неофициальный канал с Владимиром Путиным и ФСБ, а не как на своих союзников.

В основе всех этих изменений лежит тот факт, что глобальная система превращается в игру с отрицательной суммой. На протяжении более трех поколений, это была игра с положительной суммой. В этом разница между "The Great British Bake Off" (пекарское шоу в Британии) и игрой "передай посылку". В GBBO, даже несмотря на то, что побеждает один человек, в конце всегда больше тортов, чем в начале. В "передай посылку", все, кроме победителя, проигрывают, а то, что в посылке всегда разочаровывает. Глобализация была игрой с положительной суммой, даже если для бывшего индустриального населения на западе, она едва была положительной. Она продолжалась так долго, что люди начали думать, что экономика в духе "передай посылку" стала невозможной. Мы вот-вот поймем, что это заблуждение. Вы можете все еще бороться за социальную справедливость, перераспределение материальных благ и прав человека в мире с отрицательной суммой - но вы не можете делать это, цепляясь за "принципы", которые вы считали общими, но это оказалось неправдой.

Так как свободного передвижения как абсолютного права не будет, как только мы выйдем из ЕС, я бы изменил миграционную политику, чтобы обеспечить максимальную социальную справедливость для двух видов людей: тех, кто уже живет здесь, в том числе трех миллионов граждан ЕС; и беженцев, чье право требовать здесь убежища, должно быть абсолютным.

В глобализированном мире, "конкурентоспособность" означала гонку ко дну: низкая заработная плата и государство с сокращенным благосостоянием. В мире с отрицательной суммой, это означает борьбу за хорошо оплачиваемую работу, для которой требуется высокая квалификация, работу в Великобритании, а не в другой стране. Оружие должно быть активной промышленной политикой, налоговые льготы, высокие расходы на социальное обеспечение и бесплатное высшее образование, оплачиваемые за счет государства.

Мы государство с ядерным оружием, нашим основным союзником в течение более чем 70 лет были США, теперь ими управляет беспорядочный клептократ, который морально обязан Кремлю. Это должно побудить нас переосмыслить все наиболее масштабно. По меньшей мере, четыре года, в дипломатии Британия должна действовать самостоятельно. Мы должны прекратить поддерживать иллюзию того, что у нас есть власть, чтобы сохранить сирийскую революцию, сдерживать Израиль в его следующем нападении на Газу, или принудить Абделя Фаттаха Ас-Сиси выпустить журналистов из тюрьмы. Конечно, мы должны продолжать попытки, но без обещаний успеха.

Эти отрезвляющие факты поставят движение левых и движение в защиту климата перед трудным выбором, так же, как это произошло с либеральным центром. Как сказал Черчилль Конгрессу США на второй день Рождества в 1941 году, все, что мы можем сделать, - это "обнажить меч за свободу и откинуть ножны".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости мира

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение