Вторник,
06 декабря 2016

Наши сообщества

МнениеБесславная тишина резонансных дел

Близится конец октября, а вместе с ним – годовщина громкого «покушения» на экс-генерального прокурора Виктора Шокина. Как колотило силовиков на брифингах год назад! Военный прокурор подозревал тепловизор, спикеры от ГПУ и СБУ рассказывали, какие лучшие силы брошены на расследование этого дерзкого преступления…

Но, по чуть-чуть, тема как-то стихла. Военный прокурор отрекся от тепловизора. Генпрокуратура на журналистские запросы о ходе дела отсылает в СБУ – там, мол, расследуют. А СБУ, выясняя подробности «покушения» уже год, результат обнародовать не спешит (хотя, как-то, по секрету, наш источник в ведомстве рассказывал, что стреляли не из тепловизора, а из пистолета, - но то было, конечно, не под запись). А вот когда журналисты обращаются по делу Шокина с официальными информационными запросами, ответы приходят из серии: «Спокойно, мы работаем». Деталей нет.

Вообще-то, тема «резонансов» от нашей спецслужбы, а также медийного сопровождения ее деятельности и информирования общественности о соответствующих результатах – предмет для отдельного исследования. В стране, втянутой в гибридную войну, с высочайшим общественным запросом на борьбу с коррупцией и очищение власти, от последней баррикады государственности – коей, по идее, и является Служба безопасности Украины – ждут закрытых дел. Ответов на вопросы: «кто виноват?» и «что дальше?». Казалось бы, в своих внешних коммуникациях, украинская спецслужба и стремится идти по этому пути – и на начальном этапе громких дел и важных операций представители СБУ публично рапортуют обо всех этих резонансных событиях… но, в последствии, забывают о том, что так громко объявили, и ничего о результатах этих «громких дел» узнать, зачастую, нельзя.

Но «позже» быстро приходило, а обещанных сообщений все не поступало

Так, к годовщине покушения на Шокина вспомнились и другие дела, определенные «особо резонансными» самой же СБУ в те времена, когда еще уполномоченные ею лица на плановых и экстренных брифингах регулярно информировали общественность о результатах работы спецслужбы. Впрочем, и тогда «особый резонанс» информационно был урезан. Шла ли речь о находке «добровольческого» арсенала в центре столицы, о трагическом обезвреживании «руководителя ДРГ» с перестрелкой и жертвами в многоквартирном киевском доме, о спецоперации с 500 спецназовцами для задержания одного подозреваемого, о первом в истории независимой Украины покушении на генпрокурора, - каждый раз, уклоняясь от ответов на уточняющие вопросы журналистов из-за «отсутствия разрешения следователя» и «тайны следствия», спикеры СБУ клятвенно обещали: мы обязательно сообщим об этом позже…

…Но «позже» быстро приходило, а обещанных сообщений все не поступало.

Помните, как силовики объявили о задержании «французского террориста» на польской границе, который «попал в поле зрения СБУ» еще в декабре 2015 года, об организации поставок ему оружия из АТО, о международных связях, об угрозах для Евро-2016? А дальше? Расследовали, доказали, судили, передали во Францию, отпустили, извинились? Неизвестно.

Еще одна головная боль всех новостийщиков, работающих по направлению силовых структур – сайт нашей спецслужбы. 

Как «поделили» СБУ с ГПУ с одной стороны и САП и НАБУ с другой дело замминистра здравоохранения Василишина с его взятками из урологического центра, после того, как главы этих уважаемых ведомств вынесли данную дискуссию в СМИ? А дело вышгородского мэра Момота? Как продвигаются (и продвигаются ли) эти истории? Есть ли свежие новости по супер-резонансной «черной бухгалтерии» Партии регионов?

Что с порученной к расследованию СБУ недавней «разборкой» между сотрудниками НАБУ и ГПУ, какова ситуация с потерей секретной флешки и другими, связанными моментами, о которых говорила вся страна несколько месяцев назад?

Еще одна головная боль всех новостийщиков, работающих по направлению силовых структур – сайт нашей спецслужбы. Целенаправленно искать что-либо в новостях на сайте СБУ – сложно. Вперемешку с сообщениями о шпионах и контрабанде на линии разграничения в зоне АТО, сплошным потоком, без датировки самого события, щедро «насыпаны» и сельские взятки, и десять граммов измельченного метилдиоксиметамфетамина, и подпольные казино, и скрытые камеры в гостиничных номерах курортного городка, и кусты каннабиса…

Самое печальное во всей этой истории то, что даже примеры успешной работы спецслужбы не доходят до логического завершения в украинском информационном пространстве. 

Зато вы не найдете там того, что будоражило – ну, очень масштабно и глобально – ранее. Так, на запрос слова «Шокин» поиск отвечает: «Запись не найдена». Такой же ответ на запрос слов: «Краснов», «Корбан» или «Мужчиль». А на слово «Аваков», вероятное убийство которого СБУ, согласно ее же предыдущим рапортам, предупредила еще 11 сентября 2015 года, поиск выдает одно – ироничную «благодарность» пресс-центра Службы безопасности министру внутренних дел за «напоминание о прямых служебных обязанностях СБУ».

Так где же результаты? То есть, на слуху масса резонансных событий – в генпрокурора стреляют, на министра покушаются, арсеналы оружия находят то тут, то там, диверсанты засели по квартирам, взяточники – просто везде… Но чем конкретно все это заканчивается?

Самое печальное во всей этой истории то, что даже примеры успешной работы спецслужбы не доходят до логического завершения в украинском информационном пространстве. Например, дело о картинах, украденных из музеев в Нидерландах. Еще 14 апреля глава СБУ на специальном брифинге с демонстрацией самих полотен рассказал, что спецслужбе удалось найти 4 из 24 похищенных картин. Но продолжение истории так и не последовало. Лишь на сайте голландского музея, которому вернули полотна, с неделю назад появилась новость с благодарностью украинской стороне за возвращение художественных ценностей. В Украине о факте возврата никто из официальных лиц говорить не стал – хотя, учитывая специфику украино-голландских отношений (в вопросе ратификации СА с ЕС), пожалуй, стоило бы.

Я, конечно, не верю, что для СБУ в таких ситуациях главное – пиар на зрелищных силовых операциях, а не результат расследования. Но для СМИ почему-то всегда спешат громко озвучить первое и забывают о втором. Даже если почитать новости сайта СБУ, получается, что все их результаты: обнаружили, разоблачили, задержали, перекрыли, блокировали, изъяли. Причем, где возможно, это «изъятое» и «блокированное» является «масштабным» и «рекордным». И так – каждый день. А, скажите, - в каких объемах доходят эти «масштабности» и «рекорды» до суда и насколько этим «изъятым» и «блокированным» пополняется бюджет?

Конечно, информационного спама, пиара и болезненных недосказанностей ото всех правоохранительных органов много, и СБУ здесь отнюдь не является исключением. Но именно от спецслужбы, особенно, в трудные времена, мы ждем прозрачной, четкой и ясной картины происходящего.

***

Из архива УНИАН: «Следствие по делу по факту покушения на генерального прокурора значительно продвинулось, однако его материалы пока являются секретными. Об этом на брифинге заявил руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук. «Дело находится в производстве следователей СБУ. Мы в последнее время собрали дополнительную доказательную базу, следствие существенно продвинулось. Но, к сожалению, не могу говорить о деталях, поскольку не имею разрешения следователя», - сказал он. Также он добавил, что не может даже сказать, есть ли конкретные подозреваемые в этом деле. Дата: 23 февраля 2016 года».

Елена Милосердова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости общества

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение