Воскресенье,
11 декабря 2016

Наши сообщества

СМИ рассказали, как в колониях Днепропетровщины пресекают "порочные страсти" осужденных

Уголовный кодекс Украины советского периода обязывал - понятно, насильно - лечить граждан, подверженных «порочной страсти», проявляющейся, в том числе, и в местах лишения свободы. «Гуманный» УК 2001 года отдал это нелегкое дело исключительно на откуп сотрудникам пенитенциарной службы. И, похоже, справляться им со страстями своих воспитанников очень непросто.

flickr.com/Raffaella
За пять месяцев нынешнего года в исправительных учреждениях области было изъято при попытках передачи 147,5 грамма наркотиков / flickr.com/Raffaella

Об этом пишет "Зоря".

Как подметил недавно главный специалист управления Государственной пенитенциарной службы в Днепропетровской области подполковник внутренней службы Ярослав Костюченко, «человек слаб, и порочная страсть заставляет его даже в местах лишения свободы искать, как бы эту страсть удовлетворить".

Учитывая, что 60% подследственных  и осужденных, «томящихся за решеткой» в областных исправительных учреждениях, попали туда за преступления, прямо или косвенно связанные со «страстями»,  можно представить, какой масштаб принимает это «удовлетворение» и противодействие ему.

Речь идет о наркотиках, которые продолжают употреблять подопечные исправительных учреждений, готовящих своих воспитанников к выходу на свободу с чистой совестью и по возможности без порочных страстей и даже вредных привычек. Продолжают употреблять – несмотря на засовы и решетки, а также и то обстоятельство, что к каждому заключенному, и особенно замеченному в пагубной страсти, применяются меры воспитательного воздействия, согласно специальной программе дифференцированного подхода к каждому воспитаннику.

Как рассказывает Ярослав Костюченко, за пять месяцев нынешнего года в исправительных учреждениях области было изъято при попытках передачи 147,5 грамма наркотиков. И это достаточно большое количество, учитывая, что, как правило, за один раз передаются от 0,5 до 2 граммов. Поток наркотиков в днепропетровские колонии, регулярно спотыкающийся о бдительность днепропетровских пенитенциариев (Ярослав Костюченко считает, что за решетку попадает приблизительно такое же количество зелья, какое задерживается), просачивается в камеры с самыми разными предметами и вещами. Это и сгущенное молоко, и варенье, и йогурты (нередко наркотики прячут в жидких сладостях, предварительно поместив их в презервативы), и конфеты, и картошка, и редиска, и крупы, и прочие продукты, которые можно передавать ежедневно, так как количество передач с некоторых пор не ограничено.

Между тем, наше гуманное законодательство не предусматривает уголовной и даже административной ответственности за попытку передачи наркотиков с воли в исправительные учреждения.

«В течение одной недели сотрудники отделения надзора и безопасности Желтоводской исправительной колонии два раза обнаруживали наркотики, передаваемые женщиной. Всякий раз вызывались сотрудники полиции, которые доставляли ее в отделение, и скоро отпускали, так никаких формальных претензий, с точки зрения законодательства, предъявить ей было нельзя», - говорит Ярослав Костюченко. Не подлежат ответственности и так называемые «метатели», которые перебрасывают грузы с наркотиками через стены колоний. Метнуть посылочку с зельем через 15-метровую зону охраны с  4-метровой стеной не так-то просто, однако на помощь приходят подручные средства. Например, рогатки (катапульты еще не замечены).

Как говорит Ярослав Костюченко, лидером по числу перебросов является Днепропетровское учреждение исполнения наказаний (бывший СИЗО), где фиксируется еженедельно в среднем по 2 случая. По словам Ярослава Костюченко, доходит до крутых разборок. 1 марта сотрудники охраны Желтоводской колонии заметили под стенами учреждения машину с выключенными фарами. Охранник с собакой и заместитель начальника охраны (без оружия) выдвинулись в ее сторону, но встретили такой прием, что были вынуждены вызвать охрану с оружием. Дошло до того, что сотрудников охраны злоумышленники попытались было разоружить и отступили только тогда, когда пенитенциарии дали в воздух из пистолета и автомата несколько предупредительных выстрелов. Инцидент, похоже, остался только в воспоминаниях обеих сторон.

Фейгин: Россия хочет изолировать Сенцова, чтобы добиться признания

Материалы, касающиеся передачи наркотиков в исправительные учреждения, в том числе путем метания через стены, не трансформируются в уголовные дела. Единственное, что можно вменить метателям, - хулиганство. Между тем, в наши тюрьмы попадают не только наркотики, но и алкоголь, мобильные телефоны. За пять месяцев при попытках передач было изъято 86 литров алкоголя и 414 мобильных телефонов. Телефоны тоже попадают за решетку самыми ухищренными способами. Однажды «мобилку» обнаружили в ведре со смальцем. Нередко они попадают в места не столь отдаленные сразу же со своими владельцами.

«Их прячут в полостях тела», - корректно выразился Ярослав Костюченко о «схронах», помогающим покрыть мобильной связью места не столь отдаленные. Кстати, телефонные «разводы» по поводу родственников, попавших в ДТП или еще какую-нибудь передрягу, и предполагающие, что разбуженные ночью испуганные люди кинуть выручать своих чад с помощью перечислений денег, чаще всего ведутся именно из камер.

Путин помиловал незаконно осужденных в РФ Солошенко и Афанасьева

По словам Ярослава Костюченко, один из осужденных с помощью мобильной связи регулировал наркотрафик из Средней Азии в Украину. Другой - наторговал сахара на несколько миллионов гривень. Кстати, днепропетровские заключенные, похоже, уже полным ходом перешли на электронные деньги. По словам Ярослава Костюченко, в последнее время в колониях очень редко изымаются денежные купюры.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости общества

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение