Вторник,
06 декабря 2016

Наши сообщества

Бесправные заложники

Из Крыма и Донбасса на подконтрольные Украине территории за неполных два года выехало больше миллиона человек. Но есть те, кто не смог этого сделать по объективным причинам – заключенные, отбывавшие на момент начала войны наказания в колониях, тюрьмах и СИЗО.

енакиево колония №52 / panaceja.ucoz.ru
Заключенные - наиболее бесправные жертвы оккупации / panaceja.ucoz.ru

В аннексированном Крыму и в оккупированных районах Донецкой и Луганской области проживает немало граждан Украины, которые, в силу разных причин, не смогли выехать в другие регионы страны. Наиболее бесправными из них остаются заключенные, отбывающие наказание в учреждениях Государственной пенитенциарной службы (ГПтС).

Так, по официальной информации ГПтС, в Донецкой области на неподконтрольной Украине территории расположено 14 учреждений, в Луганской – 15, а в аннексированном Крыму – 5. Наиболее актуальные данные о количестве таких граждан Украины датируются 1 ноября 2014 года. Согласно этой информации, на эту дату в Донецкой области в учреждениях ГПтС оставалось 9 511 человек, в Луганской – 6 426 человек, а в аннексированном Крыму – 3 295 человек.

«Русские» по принуждению

Сразу после аннексии украинского полуострова весной 2014 года вместе с другими возникшими после проведения в Крыму псевдореферендума о «присоединении» к России проблемами Украина попыталась решить вопрос узников колоний и тюрем и забрать заключенных на материк. В том числе, аргументируя оккупантам такую необходимость тем фактом, что больше половины отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях Крыма граждан – жители других регионов Украины, которые вряд ли хотели вместе с полуостровом стать частью «русского мира». Эту идею поддержали как родители таких заключенных, так и правозащитники.

Родственники стали опасаться, что их детей могут заставить принять российское гражданство, что позволит переводить их из крымских учреждений ГПтС в учреждения на территории РФ. «И как ездить на свидания в другую страну?», - возмущались они.

керчь тюрьма / kerch.com.ru
Правозащитники обеспокоены нарушениями прав заключенных в оккупацией / kerch.com.ru

Правозащитники же были обеспокоены возможными нарушениями прав заключенных относительно принудительного получения гражданства, а также высокой вероятностью переквалификации статей, по которым ряд осужденных отбывали наказание, с украинского законодательства на российское, что могло бы грозить им увеличением сроков. Кроме того, опасения вызывал и тот факт, что российская пенитенциарная система намного жестче украинской. В то время как в Украине контроль над состоянием заключенных ведут адвокаты и журналисты, а наркозависимые получают заместительную терапию, российская система таких возможностей осужденным не предоставляет.

Весной 2014 года в ГПтС подсчитали, что для эвакуации крымских узников может понадобится не менее 3 суток, десятки автозаков и 30 спецвагонов поездов. И, естественно, деньги – около 200 тысяч гривень. Кроме того, Украина планировала применить к заключенным в Крыму закон об амнистии, и часть крымских узников (около 400 человек) могли бы воспользоваться этим шансом, чтобы покинуть полуостров.

Оккупантам нет дела до прав заключенных

Впрочем, для реализации задуманного и обеспечения безопасности конвоев необходимо было получить «добро» самопровозглашенной оккупационной власти Крыма. Но, как и следовало ожидать, судьбой заключенных эти люди интересовались в последнюю очередь. «Фактически происходит ситуация массового нарушения прав граждан, которые незаконно находятся под стражей, и это нарушение совершается компетентными органами оккупационных войск и оккупационных властей на территории Украины», - заявлял тогда министр юстиции Украины Павел Петренко.

Вместе с тем Министерство юстиции Украины начало переговоры с Россией о переводе заключенных из Крыма на материковую часть Украины. А к лету 2014 года переговоры о судьбе крымских заключенных перешли на другой уровень: договориться о процедуре эвакуации должна была трехсторонняя мониторинговая миссия при участии украинского и российского омбудсменов и комиссара Совета Европы по правам человека.

Но только через полгода, в феврале 2015-го, офис российского уполномоченного по правам человека сообщил Украине, что в экстрадиции нуждаются только 22 заключенных в Крыму из более 3 тысяч.

Более того, опасения родственников и правозащитников подтвердились: по информации Федеральной службы исполнения наказаний РФ, более 1200 заключенных якобы изъявили желание стать гражданами РФ, а 745 из них даже получили российские паспорта, остальные – отбывают сроки по приговорам, которые были «приведены в соответствие с российским законодательством».

ombudsman.gov.ua
Украина столкнулась с правовой коллизией относительно передачи заключенных / ombudsman.gov.ua

Тогда же омбудсмен РФ Элла Панфилова сообщила, что только 18 крымских заключенных заявили о желании сохранить украинское гражданство, а 22 продолжают требовать экстрадиции в Украину. Вместе с тем, по словам правозащитницы Елены Повидайчик, крымские узники «совсем бесправны», а желающих переехать на материк – намного больше. «Просто они боятся писать заявления, что хотели бы перевестись. Я еще в позапрошлом году рассказывала об одном заключенном в Крыму, который просил такой помощи. Но, после «обработки» российскими сотрудниками колонии, попросил уже написанное им соответствующее заявление аннулировать», - рассказала она.

Слова правозащитницы подтверждает и тот факт, что летом 2014 года количество обращений в адрес украинского омбудсмена от граждан Украины, содержащихся в пенитенциарных учреждениях Крыма, с жалобами на дискриминацию по признаку гражданской принадлежности, а также на жестокое обращение за отказ от гражданства РФ, исчислялось сотнями. Теперь же полностью сошло на нет.

Коллизии «гибридной войны»

Россия настаивает, что может передать заключенных Украине, используя нормы Европейской конвенции о передаче осужденных лиц. Однако Конвенция предполагает, что такое перемещение не может произойти в рамках одного государства. А, согласно международным нормам, Крым является временно оккупированной территорией Украины.

Собственно, с эвакуацией крымских заключенных дело не сдвинулось с места до сегодняшнего дня – Россия и Украина не могут договориться о форме передачи узников.

Причина кроется в коллизиях «гибридной войны». Россия настаивает, что может передать заключенных Украине, используя нормы Европейской конвенции о передаче осужденных лиц. Однако Конвенция предполагает, что такое перемещение не может произойти в рамках одного государства. А, согласно международным нормам, Крым является временно оккупированной территорией Украины. Поэтому офис украинского омбудсмена составил проект меморандума омбудсменов Украины и России о применении в решении этого вопроса особого механизма, так называемой практики ad hoc. Это предложение было озвучено Украиной еще летом 2015 года, а проект меморандума был направлен уполномоченному по правам человека в РФ. «Но на сегодняшний день никакого ответа получено не было», - отмечают в офисе омбудсмена Украины.

49 «счастливчиков»

Что же касается Донбасса, в ноябре 2014 года президент Украины Петр Порошенко подписал указ «О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях», которым, среди прочего, поручил Министерству юстиции принять срочные меры для перемещения органов и учреждений ГПтС, заключенных и взятых под стражу, а также внести предложения относительно амнистии для отбывающих наказание за преступления небольшой и средней тяжести. Однако с выполнением поручения возникли трудности: постоянные обстрелы не позволяли сформировать более-менее безопасные конвои.

Условные успехи наметились только после подписания вторых Минских соглашений в феврале 2015 года. На одной из встреч трехсторонней контактной группы оказывать помощь в переводе заключенных с территорий, контролируемых боевиками, согласились ОБСЕ и Международный комитет Красного Креста. По словам представителя от Украины на этой встрече, уполномоченной президента по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях Ирины Геращенко, эвакуироваться и отбывать остаток срока наказания в украинских тюрьмах изъявили желание около 1 тысячи человек.

енакиево колония №52 / panaceja.ucoz.ru
Из Енакиевской колонии удалось вывезти группу заключенных / panaceja.ucoz.ru

Однако за весь прошлый год удалось провести всего три перемещения заключенных с территорий, контролируемых боевиками ДНР. По информации офиса уполномоченного Верховной Рады по правам человека, всего с оккупированных территорий удалось вывезти 49 человек. В июле и августе 2015 года Украина забрала 29 осужденных из Донецкого СИЗО, а в декабре 2015 года еще 20 из Енакиевской исправительной колонии №52.

Большая часть эвакуированных – неграждане Украины, которые должны быть экстрадированы в рамках выполнения Украиной международных обязательств, а также те, кто находился в СИЗО либо для проведения судебно-психиатрической экспертизы, либо попали в изолятор «транзитом» в другие пенитенциарные учреждения, но «застряли» там с началом боевых действий, либо ожидали пересмотра судом первой инстанции своих дел после апелляции.

Из заключения – в рабство

Что же касается остальных узников Донбасса, то никто в Украине не может ни назвать точное количество заключенных, ни рассказать, каким образом они выживают в условиях войны. Если какая-либо информация и просачивается, то только через родственников и правозащитников. «Никто не назовет и точной статистики, сколько человек сейчас содержится в учреждениях пенитенциарной системы на неподконтрольных территориях и сколько хотели бы перевестись в Украину», - говорит Елена Повидайчик.

Официально, по состоянию на 23 декабря 2015 года, в ГПтС было зарегистрировано 282 соответствующих заявления. Однако, по словам правозащитницы, осужденные просто боятся писать обращения на перевод. «За такие вещи их могут наказать – заставить принудительно работать на боевиков, а в худшем случае даже расстрелять», - отмечает она.

Никто в Украине не может ни назвать точное количество заключенных, ни рассказать, каким образом они выживают в условиях войны. Если какая-либо информация и просачивается, то только через родственников и правозащитников

енакиево колония №52 / panaceja.ucoz.ru
Никто не может сказать, как люди выживают в оккупированных тюрьмах / panaceja.ucoz.ru

Правозащитница отмечает, что с момента начала боевых действий от заключенных поступала самая разная информация. Кого-то боевики освобождали просто так, в качестве «награды» за поддержку непризнанных республик. «Некоторые из таких звонили после освобождения и с гордостью говорили, что присоединились к ДНР и ЛНР. Некоторые, освободившись, обращались к правозащитникам с просьбой помочь им пройти блокпосты и выйти на украинскую территорию. Приходили на блокпосты и те, кто вынужден был уйти из колоний, когда их разбомбили», - рассказала она.

Те же, кто остается в заключении, существуют в ужасных условиях. «В самом Донецке в СИЗО ситуация получше в том смысле, что у кого-то из заключенных на неподконтрольных территориях есть родственники, которые хоть немного, хоть маленькими партиями, но передают им передачи. В колониях же ситуация гораздо хуже, люди голодают. Там нет ни света, ни тепла, ни воды», - говорит правозащитница.

Осужденные по «законам» ДНР и ЛНР

Кроме того, изоляторы пополняются теми, кого осудил не украинский суд, а «суд» боевиков. «Среди них есть как военные украинской армии, так и местные гражданские, которые, по «законам» ДНР и ЛНР получали и по 10 лет», - отмечает она.

Эту информацию подтверждает депутат Северодонецкого городского совета Сергей Шахов. «На сегодняшний день нет никакого решения центральной власти относительно тех людей, которые, по сути, являются заложниками боевиков, которых в последние два года сажали в тюрьмы на оккупированных территориях по «законам» ДНР и ЛНР на 15-20 лет за то, что они, к примеру, поднимали флаг Украины на проукраинских митингах еще до начала АТО. И нет никакой статистики, сколько таких людей, которые сидят в подвалах и в СИЗО за свою проукраинскую позицию», - отметил он.

По его мнению, к решению проблем заключенных на неподконтрольных территориях необходимо привлекать международные организации, «потому что люди страдают, умирают, а мы даже не знаем, сколько их».

УНИАН
Геращенко говорит, что 1 тысяча заключенных хочет сидеть на подконтрольной территории / УНИАН

Вместе с тем, по словам Ирины Геращенко, проблема как раз и состоит в том, что в прошлом году и структуры ООН, и «Врачи без границ», и миссии ОБСЕ, и миссии Международного комитета красного креста смогли пообщаться с задержанными только в подконтрольных Украине пенитенциарных учреждениях, в том числе, на линии разграничения. «На оккупированных территориях ни одного допуска в тюрьмы не было», - подчеркнула она.

Международное сообщество бессильно?

По словам же пресс-спикера Международного комитета красного креста Маттиаса Вайнрайха, в течение 2015 года МККК провел 100 миссий, представители Красного креста побывали в 36 местах заключения и посетили более 600 заключенных. «Лишь 4 из них находились на территориях, которые не контролирует украинское правительство», - сообщил он.

Было это, к слову, год назад, в январе 2015 года. «На сегодняшний день у нас нет доступа к местам заключения на неподконтрольной украинскому правительству территории, мы не знаем ситуации в этих местах. Но мы постоянно находимся в диалоге, общаемся с ответственными на неподконтрольной стороне, говорим, почему нам важно посетить заключенных, предлагаем свою помощь и просим о доступе», - рассказал Вайнрайх.

Получится ли договориться – большой вопрос. Ведь если раньше боевики не гнушались помощью гуманитарных миссий, принимая помощь не только из «гумконвоев» РФ, и не препятствовали доставке медикаментов и продуктов питания, в том числе в места заключения, то сегодня ситуация изменилась. С тем же МККК переговоры все затягиваются и затягиваются. А «Врачи без границ» и вовсе запрещены как в ДНР, так и в ЛНР, с осени прошлого года.

Как бы там ни было, после окончания конфликта кто-то обязательно должен будет ответить за все, что произошло с заложниками – заключенными, которые мало того, что вынужденно оказались в оккупации, но и не были эвакуированы, когда это было возможно. Причем, ответчиками станут не только украинские чиновники, не сумевшие вовремя организовать перемещение заключенных, и боевики, препятствующие этому. Не стоит исключать, что ситуация с узниками, оказавшимися в оккупации, станет еще одним томом в международном уголовном деле против России.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение