Воскресенье,
04 декабря 2016

Наши сообщества

Гнилая система

История с задержанием СБУ россиянки Анастасии Леоновой, всплывшая на прошлой неделе, вскрывает проблему наличия в Украине политических заключенных и отсутствия обещанных системных реформ в правоохранительных органах и судах Украины. 

strichka.com
Леонову задержали 10 декабря 2015 года / strichka.com

Анастасию Леонову задержали 10 декабря прошлого года, судя по всему, в рамках операции СБУ по обезвреживанию диверсионно-разведывательной группы, готовящей теракты в украинских городах, которую якобы возглавлял Олег Мужчиль с позывным «Лесник». Как известно, в ночь на 10 декабря, во время штурма квартиры, в которой находились подозреваемые, погиб один из бойцов спецподразделения «Альфа» Андрей Кузьменко и, собственно, сам «Лесник».

Задержать без доказательств

Согласно материалам дела, Леонову как раз подозревают в сотрудничестве с «Лесником». В частности, «в совершении уголовных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 258-3 (участие в террористической группе), ч. 3 ст. 15, ч. 2 ст. 258 (покушение на террористический акт) УК Украины».

Впрочем, по словам адвоката Леоновой Виктора Губского, его подзащитная вину «категорически отрицает и заявляет, что не участвовала ни в каких террористических группировках». По его словам, девушка действительно была знакома с «Лесником» и общалась с ним через Интернет. Это знакомство подтверждает и мама Анастасии – Ольга Леонова. По ее словам, с «Лесником» дочку связывало обещание помочь с украинским гражданством, которое девушка хотела получить.

Объективных же доказательство того, что Анастасия могла быть причастна к преступлениям, в которых ее подозревают, следствие, по словам адвоката, не предоставляло. «В то же самое время были арестованы некие лица, мне неизвестные, но, по словам следственной группы, также входившие в состав, якобы организованной мной террористической организации. В ходе обыска по моему месту проживания оружия или каких бы то ни было взрывчатых веществ обнаружено не было, как и материалов, пригодных для изготовления самодельных взрывных устройств, и литературы экстремистского толка. Бредовость предъявленных мне обвинений ставит меня в тупик», - написала Анастасия Леонова в одном из своих писем на волю.

Одно из писем Леоновой / facebook.com/anastasia.leonova.
Одно из писем Леоновой / facebook.com/anastasia.leonova.

Ее задержание также было проведено с нарушением некоторых процедур. В частности, по словам Губского, уведомление о подозрении по ч.3 ст.258 ей было оглашено после десяти вечера, что противоречит УПК, а сам текст был написан на украинском языке, который Леонова плохо понимает. К тому же, задержана она была недалеко от центра Киева, а не в одной из квартир на Оболони, как утверждала СБУ.

Вместе с тем, ни суд первой инстанции, ни Апелляционный суд не приняли это во внимание, избрав Леоновой меру пресечения в виде содержания под стражей в СИЗО – сначала в изоляторе СБУ, потом была переведена в Лукьяновское. «Мне непонятно, на каком основании Настю содержали в условиях временного содержания, в изоляторе СБУ, 21 день. Лиц, которым избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, в изоляторе временного можно держать не более 10 дней», - констатировал Виктор Губский.

В любом случае, срок содержания под стражей Анастасии Леоновой истекает 8 февраля. К этому времени следствие должно представить дополнительные материалы по делу. Виктор Губский уже обжаловал арест девушки, правда, безуспешно, но намерен продолжать это делать во всех инстанциях, вплоть до Страсбургского суда.

В СИЗО может оказаться каждый

Несмотря на то, что задержание произошло месяц назад, история Анастасии Леоновой всплыла только на прошлой неделе. В социальных сетях вокруг ее ситуации вспыхнул нешуточный скандал, разделивший спорщиков на два условных лагеря. Одни пользователи встали на сторону СБУ: мол, если россиянка задержана, то, вполне может быть, небезосновательно – вдруг она шпионка? Если же подозрения не подтвердятся – ничего страшного, все равно действия силовиков – правильные. Лучше, мол, перебдеть, чем недобдеть.

Другая часть пользователей заговорила о сезоне охоты на активистов, принимавших участие в Евромайдане, Революции достоинства или чем-либо помогающих в АТО, но, главное, критикующих действующую власть. Мол, у силовиков даже имеется некий потенциальный список таких «неблагонадежных» граждан. И, чтобы оказаться в СИЗО, им достаточно просто оказаться в неправильном месте в неправильное время: к примеру, прогуляться столицей факельным шествием в честь дня рождения Степана Бандеры или явиться на митинг под СИЗО. Малейшее правонарушение – и человек сам оказывается под следствием.

По словам военного-добровольца Максима Музыки, немного знакомого с Анастасией Леоновой, она не производит впечатления террористки-экстремистки. «Ее забавляло, что она – россиянка – общается с «правосеками» и «азовцами», то есть, радикалами-экстремистами по мнению ненавистного ей путинского режима. Агрессии или злобы в ней я не заметил», - отметил он.

По его мнению, вполне вероятно, в пользу того, что Анастасия – не российская шпионка, может играть несколько фактов. Так, за месяц содержания девушки в СИЗО, ее судьбой активно интересовался лишь адвокат, предоставленный государством, и мама. «Если бы она была агентом ФСБ, с первого же дня был бы у нее крутой адвокат и информационная кампания «Свободу Насте», - считает Музыка.

Кроме того, будь она агентом ФСБ, разве не стали бы украинские высокие чины в очередь за «звездами», в честь такой победы – улова «крупной рыбы»? «Если бы она была агентом ФСБ, были бы уже найдены и озвучены доказательства. Хотя бы ее адвокату», - отмечает он.

Фото УНИАН
Музыка: В СИЗО может оказаться любой человек / Фото УНИАН

Как бы там ни было, военный-доброволец не исключает, что «все может быть», и доказательства вины Леоновой (если таковые имеются), действительно, могут быть озвучены в ближайшее время. Однако, в любом случае, к истории следует привлекать общественное внимание и говорить о ней, чтобы как можно быстрее узнать истину.

По его мнению, в СИЗО может оказаться любой человек, даже он сам. А на защиту так никто и не встанет, мол, «он всегда мутным казался… Органам виднее…».

Избирательный подход

Следует обратить внимание и на другую проблему. Нередки случаи, когда правоохранители действуют молниеносно, задерживая подозреваемых. Но выбор меры пресечения таковым (особенно, после смены власти и заявлений о проведении «решительных реформ») вызывает все больше вопросов. Одним из наиболее показательных случаев можно назвать нашумевшую историю винницкого активиста Юрия Павленко (псевдоним – «Хорт»).

В декабре 2014 года, когда часть митингующих под зданием местной облгосадминистрации прорвалась внутрь помещения, из одного из кабинетов был вынесен портрет президента Украины Петра Порошенко, который Юрий Павленко благополучно порвал. А уже в течение нескольких дней был арестован по подозрению в организации беспорядков и надругательство над государственными символами. За совершение этого преступления ему грозит от пяти до восьми лет заключения.

Дело тянется в судах уже более года. И все это время активист находится в СИЗО, несмотря на то, что его готовы взять на поруки народные депутаты.

6 января 2016 года Винницкий городской суд в очередной раз принял решение оставить Юрия Павленко под стражей еще на 60 дней. Прокуратура оправдывает выбор максимальной меры пресечения тем, что считает действия активиста «тяжким преступлением».

В «Комитете освобождения политзаключенных» отмечают, что правоохранители относятся к активисту предвзято, и объясняют, что «тяжесть» его преступления может быть связана с тем, что активный участник Евромайдана, по его окончанию, возглавил организацию «Народный трибунал», которая занималась вопросами люстрации и борьбы с коррупцией в регионе. Таким образом, судят его те, кто вполне мог попасть под эту люстрацию.

Павленко / vlasno.info
Дело Павленко тянется в судах уже более года / vlasno.info

Любопытно, что к сотням других участников того декабрьского митинга, после которого Павленко был задержан, таких претензий у правоохранителей нет. Как нет их тогда, когда подозреваемые – одиозные и известные публике личности. Вот у обывателя и возникают вопросы: почему суд отказывается взять под стражу «бриллиантового прокурора» Александра Корнийца, или почему мера пресечения экс-регионалу Александру Ефремову – залог и домашний арест? Неужели подозрение в получение взятки в размере около 3 млн гривен или подозрение в превышении служебных полномочий и фальсификации процедуры принятия «диктаторских законов» 16 января 2014 года, спровоцировавших эскалацию во время Евромайдана – менее «тяжкие», нежели «организация беспорядков»? К тому же, в деле Ефремова прокуратура и вовсе умыла руки: в ноябре, когда с экс-регионала сняли электронный браслет слежения, в ответ на возмущение общества этим фактом, в ГПУ пояснили, что расследование закончили, а тот факт, что суд не избрал новой меры пресечения и не начал рассмотрение дела – не их проблемы…

Отпустить нельзя судить?

Таким образом, многие злоумышленники и вовсе остаются безнаказанными. К примеру, на днях Константиновский городской суд Донецкой области вынес решение о невиновности экс-мэра города Дебальцево Владимира Проценко, который обвинялся в организации незаконного референдума о создании ДНР 11 мая 2014 года. Так, будучи градоначальником Дебальцево, он вынес на рассмотрение внеочередной сессии горсовета вопрос о выделении помещений для проведения фейкового волеизъявления.

«Но сейчас он свою вину не признал, и суд с этим согласился. Согласно решению суда от 22 декабря 2015 года, в действиях Проценко отсутствует состав уголовного преступления, - отмечает народный депутат от Блока Петра Порошенко Ольга Червакова. - И это - несмотря на имеющиеся в милиции данные, что Проценко не только способствовал, но и организовывал проведение референдума, а также принимал участие в создании так называемой Дебальцевский народной дружины. А эксперты СБУ признали, что Проценко не просто ставил на голосование вопросы, а еще и публично призвал депутатов голосовать «за».

Дебальцево / vlada.io
Экс-мэра Дебальцево признали невиновным в организации референдума "ДНР" / vlada.io

Собственно, члены Антикоррупционной платформы БПП просят Высшую квалификационную комиссию судей провести проверку на предмет нарушения закона судьей, который не увидел в действиях Проценко состава преступления. Впрочем, даже если такая проверка состоится и нарушения будут найдены, судье грозит лишь привлечение к дисциплинарной ответственности.

«Беспредел в стране - это не отсутствие закона, а то, что на него плюют те, кто должен гарантировать справедливое правосудие. Пока мы дождемся судебной реформы, продажные судьи поотмывают всех орков и сепаратистов», - считает Ольга Червакова.

«С одной стороны – это позор всей силовой вертикали, с другой – а разве могло быть иначе, если Ефремов, Добкин, Кернес и прочие предатели не наказаны?», - поддерживает коллегу по фракции Егор Фирсов.

Без вины виноватые

Вместе с тем, по данным «Комитета освобождения политзаключенных», на сегодняшний день за решеткой находится 64 человека, в делах которых имеется политическая составляющая. И большая их часть попали под следствие при президенте Порошенко. Впрочем, некоторые узники остались ему «по наследству» от Януковича. Один из таких – бывший проректор по экономике и перспективному развитию Национального авиационного университета (НАУ) Юрий Симоненко, который якобы был заказчиком покушения на бывшего проректора НАУ, экс-регионала, преданного соратника беглого экс-министра образования Дмитрия Табачника Максима Луцкого. Он находится в СИЗО почти семь лет, хотя вина его не доказана. Более того, открыто уголовное дело о том, что дело против Симоненко – сфальсифицировано.

Напомним, в 2009 году машина Луцкого была обстреляна на территории университета. «Заказчиком» покушения был назван Юрий Симоненко. По версии следствия, между проректорами Луцким и Симоненко начались конфликты, в результате которых Луцкий добился увольнения противника. А Симоненко, в свою очередь, якобы решил отомстить: нашел через посредника киллера и передал посреднику 100 тыс. гривен.

Любопытно, что ни свидетелей передачи этих денег, ни самих денег, правоохранители так и не нашли. А «киллер» на одном из заседаний суда вообще заявил, что «покушение» ему заказали люди из окружения Максима Луцкого и с его ведома.

Впрочем, несмотря на это, судебным заседаниям по этому делу конца-края не было видно. «Я воспринимаю это как пытку судом», - заявлял Симоненко журналистам в марте прошлого года.

Но только в конце 2015 года столичная прокуратура открыла уголовное производство по факту фальсификации материалов уголовного дела о покушении на жизнь экс-проректора Максима Луцкого. Сам же Луцкий все это время пребывал на свободе и был уволен из университета по итогам аудита, установившего, что проректор причастен к махинациям с землей и квартирами на территории НАУ, с распределением должностей и приобретением самолетов по завышенным ценам, только летом 2015 года. В ноябре – восстановлен в должности и снова уволен. Хочется надеяться, что правоохранители будут расследовать его преступления лучше и быстрее, нежели дело о «покушении».

…Это только на первый взгляд кажется, что задержание и длительное содержание в СИЗО российской активистки Анастасии Леоновой, или оправдание судом экс-мэра Дебальцево Владимира Проценко, обвиняемого в сепаратизме, или мера пресечения «содержание под стражей» для винницкого активиста Юрия Павленко, - разрозненные, не связанные друг с другом события. На деле же, эти и другие инциденты – звенья одной цепи, свидетельствующие, что нынешняя власть, декларируя структурные реформы судебной и правоохранительной систем, лишь немного «причесала» силовые структуры. Их «нутро» осталось таким же, как и во времена Януковича. И такое положение вещей, похоже, всех устраивает.

Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение