Четверг,
19 января 2017

Наши сообщества

Работа не волк: как в 2016-м работали депутаты воюющей страны

После "мощного" ночного рывка с принятием государственного бюджета-2017, украинский парламент настолько устал, что отсрочил появление депутатов в сессионном зале до 17 января. УНИАН узнавал, заработали ли парламентарии такие длинные каникулы своим трудом в течение года.

Зал заседаний Верховной Рады Украины / Иллюстрация REUTERS
Зал заседаний Верховной Рады Украины / Иллюстрация REUTERS

Во время ночных бюджетных бдений на последней пленарной неделе 2016-го года, Верховная Рада, среди прочего, проголосовала за изменение Календарного плана пятой сессии парламента. Это означает, что формально депутаты должны начать работать в новом году с 3 января, а по факту начнут не раньше 17-го. Пленарную неделю 10-13 января парламентарии заменили на «работу с избирателями». Но вряд ли у избирателей есть сомнения, что большинство народных избранников проведут эти дни в заграничных округах.

По сути, такое решение Рады не удивительно. Откуда взяться рвению к трудовой деятельности во время зимних праздников, если на протяжении всего года таким рвением и не пахло? Показательный факт – на последнем в этом году пленарном заседании до конца рабочего дня в сессионном зале оставалось, едва ли, два десятка парламентариев. Собственно, именно так депутаты работали не только в этом году, а в принципе на протяжении всего созыва (два года восьмому созыву парламента «стукнуло» совсем недавно - 27 ноября).

По данным всеукраинской общественной организации «Комитет избирателей Украины» (КИУ), в Верховной Раде VIII созыва за два года работы было зарегистрировано намного больше законопроектов, чем в предыдущих созывах – около 4,6 тысяч. Но, как известно, количество вовсе не означает качество. «4600 законопроектов в течение двух лет – это нереальная цифра. В таком случае парламент должен рассматривать 37 законопроектов каждый пленарный день, по 12 минут на один законопроект. В парламентах предыдущих созывов – несколько иная картина. К примеру, за 4 года работы ВР ІІІ созыва было зарегистрировано 3600 законопроектов, а в VII созыве за год и 10 месяцев было зарегистрировано 3900 законопроектов…», – рассказывает гендиректор КИУ Алексей Кошель.

По сути, проблема в том, что из всей уймы зарегистрированных и даже рассматриваемых законопроектов, реальными законами становится всего лишь около 10%. Так, согласно исследованию КИУ, в 2016 году из 1,5 тысяч законопроектов, которые дошли до сессионного зала, только 160 стали законами. Большинство из них – 85 – депутатские, 23 – президентские и 53 – правительственные. А большая часть принятых в этом году законов – это внесение изменений в уже существующие документы.

Чтобы изменить существующее положение вещей, парламентариям, пожалуй, стоило бы увеличить количество пленарных заседаний. Однако на практике депутатский корпус действует иначе – сокращая количество пленарных дней в Календарном плане.

Халтурщики и популисты

Впрочем, столь малое число принятых законопроектов зависит не только от количества пленарных заседаний. К примеру, согласно данным аналитиков КИУ, третью часть зарегистрированных парламентариями законопроектов просто невозможно реализовать. Причина – на выполнение депутатских «хотелок» просто нет денег.

Согласно данным аналитиков КИУ, третью часть зарегистрированных парламентариями законопроектов просто невозможно реализовать / Фото УНИАН
Согласно данным аналитиков КИУ, третью часть зарегистрированных парламентариями законопроектов просто невозможно реализовать / Фото УНИАН

Дело в том, что каждый законопроект проходит утверждение в Министерстве финансов и получает соответствующее экспертное заключение. За два года работы нынешнего парламентского созыва Минфин провел экспертизу более 4,5 тысяч законопроектов. И более 1,5 тысяч из них были признаны невозможными к реализации. Все потому, что, зачастую, такие законопроекты насыщены популистическими предложениями тех или иных партий. Собственно, в исследовании Комитета избирателей Украины говорится, что больше всего «грешил» таким Оппозиционный блок – 53% популистских идей в поданных законопроектах. А меньше всего популизма – по 29% - оказалось в проектах законов, которые регистрировались «Народным фронтом» и «Самопомощью».

По мнению политического эксперта Тараса Чорновила, псевдоэффективность законодательной работы парламента можно объяснить и наличием в Верховной Раде мажоритарщиков. «Поскольку региональная пресса тщательно анализирует работу своих депутатов-мажоритарщиков (именно мажоритарщики любят «грешить» законодательным спамом), те хотят показать хороший результат. Как правило, у законопроектов, которые регистрируют такие депутаты, наиболее низкий показатель принятия», – говорит он.

Справедливости ради стоит отметить, что плохо принимаются большинство законопроектов, в которых автором выступает один человек. Именно поэтому в КИУ считают, что право законодательной инициативы для отдельно взятых парламентариев в том виде, в котором это существует сегодня, следовало бы ограничить. «Необходимо усложнить механизм законодательной работы, чтобы субъектом законодательной инициативы был не конкретный народный депутат, а группа нардепов, не меньше, чем наименьшая фракция Верховной Рады, чтобы не продуцировать законопроекты ради собственного пиара», – отмечает гендиректор КИУ Алексей Кошель. Для парламента восьмого созыва такая группа составляла бы 19 человек.

Недуг политического популизма действующих парламентариев проявляется и в плохой привычке не выполнять обещанное. Согласно исследованию КИУ, за два года своей каденции народные депутаты, в общей сложности, выполнили менее 50% предвыборных обещаний. И такое положение вещей сложилось, в том числе, из-за того, что значительная часть посулов с самого начала была нереальной для выполнения.

По словам Тараса Чорновила, помимо тотального популизма, главная проблема сегодняшнего парламента – полная безответственность. «Абсолютное безразличие, надменность и элементарное хамство – портрет этого созыва. Это сегодня больше всего разрушает работу парламента. У нас многие законопроекты, которые нужно принимать, преимущественно, проваливаются, оттягиваются или голосуются по несколько раз, потому что в зале просто не хватает рук», – говорит он.

Бывший депутат считает, что в предыдущих созывах безответственность нивелировалась страхом перед избирателями, перед своими политическими лидерами или, в конце концов, перед спонсорами. Нынешние парламентарии этих страхов лишены. В результате, работают около 150 народных избранников, еще около 100 работают периодически. «Все остальные –балласт, который не выполняет свои обязанности и просто саботируют законодательный процесс», – резюмирует эксперт.

«Кнопкодавство» и прогулы

Прогулы и «кнопкодавство» - наиболее давние проблемы украинского парламента, решения которым не видно. Нынешний созыв, два года назад обещавший качественно иную работу, сегодня мало чем отличается от своих предшественников.

В 2016-м году зафиксировано 68 фактов голосования в Раде
В 2016-м году зафиксировано 68 фактов голосования в Раде «за себя и того парня» / facebook.com/chesno.movement

Так, в 2016-м году представители общественного движения «Честно» зафиксировали 68 фактов голосования «за себя и того парня» (на 3 случая меньше, чем в прошлом году, но динамика слишком медленная).  «Думаю, что Верховная Рада дозрела ввести соответствующие изменения в законодательство, как это было когда-то сделано в Польше, где за фальсификацию, выявленную человеком с властными полномочиями, предусмотрена уголовная ответственность. Ввести это, и «кнопкодавство» можно полностью побороть», - считает экс-народный депутат Тарас Чорновил.

Но смогут ли парламентарии нынешнего созыва принять такие изменения? Пока даже регулярность посещения ими своих рабочих мест говорит об обратном. Так, согласно информации общественного движения «Честно», в 2016 году на всех пленарных заседаниях присутствовали только 13 народных депутатов. А двое – внефракционные Сергей Клюев (сейчас в бегах) и Андрей Билецкий - за целый год ни разу не появились на работе. 

Большинство народных избранников филонят не только посещение сессионного зала, но и работу в комитетах. По данным аналитиков Гражданской сети «Опора», за два года только 14 народных депутатов не пропустили ни одного заседания своих комитетов. По словам эксперта «Опоры» Анатолия Бондарчука, ни разу на заседаниях комитетов не были замечены депутат от «Воли народа» Вячеслав Богуслаев (комитет по вопросам нацбезопасности и обороны), сопредседатель фракции «Оппозиционный блок» Юрий Бойко (комитет по делам ветеранов, участников боевых действий, участников антитеррористической операции и людей с инвалидностью) и депутат из «Возрождения» Александр Пресман (комитет по вопросам бюджета).

Всего единожды в парламентском комитете по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления можно было лицезреть депутата из «Оппоблока» Михаила Добкина, а в комитете по вопросам правовой политики и правосудия – внефракционного Константина Жеваго. Один раз почтил своим присутствием комитет Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны внефракционный Андрей Билецкий, который, к тому же, является заместителем главы этого комитета.

Активнее всего, по словам аналитика «Опоры», парламентарии посещают заседания комитета по вопросам науки и образования, комитета по вопросам свободы слова и информации и комитета по вопросам регламента и организации работы ВР. Самая низкая посещаемость парламентариев на заседаниях комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, комитета по правам человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений и комитета по вопросам правовой политики и правосудия.

Любопытная статистика, если учесть, что Верховная Рада восьмого созыва – парламент воюющей страны, в которой больше миллиона внутренних беженцев, продолжается «борьба с коррупцией» и до сих пор не доведены до ума реформы правоохранительной и судебной систем…

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение