Суббота,
03 декабря 2016

Наши сообщества

Черная весна для Европы

Об опасности повторения парижских терактов в других крупных городах Европы говорилось не раз. 22 марта выбор террористов пал на Брюссель. УНИАН выяснял причины всплеска насилия в самом сердце Европы и его последствия для Украины.

REUTERS
REUTERS

Взрывы в аэропорту и метрополитене Брюсселя, в результате которых погибли более трех десятков человек, а количество пострадавших исчисляется сотнями, буквально потрясли Старый Свет. И продемонстрировали, что стопроцентную безопасность невозможно обеспечить даже в центре Европы, в двух шагах от штаб-квартиры НАТО.

Глобальная проблема состоит в том, что терроризм – явление, которое сопровождает человечество на протяжении всего его исторического развития. С годами терроризм просто трансформируется, в нем появляются новые «актеры». «Если раньше, условно говоря, теракты совершали левые марксисты, то сейчас - религиозные радикалы и, соответственно, религиозный фундаментализм и мессианский терроризм осуществляется с большим рвением. Он не имеет конечной цели, это террор ради террора. Эта ситуация намного сложнее и это фактически отличает нынешний этап террористической деятельности с предыдущим, а во всем остальном - ничего нового под солнцем», - рассказывает директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос.

В этой связи, если речь идет о борьбе с террористами, то можно говорить лишь о минимизации террористических угроз. Но исключить теракты полностью вряд ли возможно. Во-первых, потому, что от принятия решений об осуществлении теракта до его реализации проходит очень мало времени. Во-вторых, потому, что, терроризм видоизменяется быстрее, чем системы безопасности, направленные на противостояние ему.

В частности, по словам Семиволоса, конкретно в инциденте 22 марта ситуацию можно было если не предотвратить полностью, то хотя бы минимизировать риски. «За несколько дней до терактов спецслужбы в Брюсселе проводили операцию по задержанию подозреваемого в совершении терактов в Париже. В такой ситуации аналитики должны были провести оценку уровня опасности и поднять уровень угрозы, которой следовало бы готовиться, но этого не было сделано», - отмечает он. 

REUTERS
REUTERS

Действительно, не знать о подготовке терактов местные спецслужбы не могли. С высокой долей вероятности, регулярные задержания подозреваемых в терроризме или пособничестве террористам, свидетельствуют, что у правоохранителей были и данные допросов, и соответствующие агентурные данные.

Как бы там ни было, эксперт уверен, что, на сегодня, существует два метода противодействия терактам. Первый – усиление мер безопасности, которые осложняют жизнь, в первую очередь, рядовым гражданам. Вместе с тем, такие меры, ограничивая доступ к каким-то публичным мероприятиям, лишь до определенной степени создают проблемы террористам. Второй – агентурная работа спецслужб внутри террористических организаций. Но, к сожалению, и она далеко не всегда может быть успешна, учитывая природу религиозных террористических религиозных движений и несмотря на всю сложность проведения подобных операций.

ИГИЛ против Старого Света

Сегодняшнее лицо мирового терроризма – организация «Исламское государство», которая взяла на себя ответственность за целую череду террористических актов в мире. По мнению экспертов, это связано с тем, что таким образом ИГИЛ завоевывает свое «место под солнцем». «Так «Исламское государство» демонстрирует, что они самые мощные, сильные и лучшие, привлекая, таким образом, новых членов в свои ряды, - отмечает политолог-международник Тарас Чорновил. – Проявляя же особую активность в Европе ИГИЛ выставляет на показ фактор персональной мести всему Западному миру за события в Ираке и Сирии, а также неприятие востоком западных ценностей и противопоставление этим ценностям страха».

По мнению экс-генконсула Украины в Стамбуле и Эдинбурге Богдана Яременко, терроризм становится более популярной формой донесения определенных месседжей и борьбы, в том числе политической, различных групп. В частности, по его словам, в основе терроризма лежит неравномерность распределения богатств и развития различных территорий.

В свою очередь политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев отмечает, что ИГИЛ сейчас – поскольку на «халифат» наступают, его территорию сжимают и «игиловцы» продолжают отступать – вместо отдельного террористического государства формирует террористическое подполье в Европе.

REUTERS
REUTERS

«Тяжело давать оценку работе бельгийских спецслужб, но буквально за пару дней до серии терактов, в Брюсселе была успешно проведена операция по задержанию одного из виновников и организаторов теракта в Париже. Скорее всего, он был не просто террористом, но за ним стояла целая террористическая сеть», - констатирует содиректор программ внешней политики и международной безопасности центра Разумкова Алексей Мельник.

По его словам, теоретически, теракт 22 марта в Брюсселе мог быть подготовлен именно Салахом Абдесламом, а уже другие лица просто исполнили ту же спланированную операцию. В целом, случившееся свидетельствует, что проблема гораздо глубже и шире. «Не исключено, что в Европе есть десятки или сотни подобных террористических ячеек. И все это говорит о серьезности проблемы, о том, что нужны серьезные ресурсы, инвестиции в систему безопасности для того, чтобы минимизировать эту угрозу», - убежден эксперт.

Мир нуждается в соблюдении правил и принципов

Вместе с тем, по мнению Мельника, не стоит делать поспешных выводов об отсутствии дееспособной системы безопасности, способной противостоять террористической угрозе в Европе. Дело в том, что изменения в сфере безопасности происходят постоянно. И вряд ли сегодня можно говорить, что ситуация сейчас значительно хуже, чем она была двадцать или пятьдесят лет назад. Но, тем не менее, каждый из таких терактов, как в Париже или Брюсселе, заставляет задуматься: насколько эффективно работают спецслужбы, и что, в первую очередь, нужно для того, чтобы максимально уменьшить вероятность подобных инцидентов.

«Здесь, по крайней мере, на уровне риторики, есть понимание того, что инвестиции в европейскую безопасность были недостаточными. И нужно ожидать, что в ближайшее время действительно будут выработаны какие-то решения касательно увеличения финансирования спецслужб, улучшение системы координации и системы обмена разведданными. То есть, это очевидная необходимость и, наверное, наиболее ожидаемое решение», - уверен Мельник.

Собственно, в связи с новыми угрозами не следует исключать и определенной трансформации системы коллективной безопасности НАТО. «Я думаю, что на саммите НАТО в Варшаве летом этого года мы получим ответы на ряд вопросов: какие будут изменения в системе коллективной безопасности (это касается, в первую очередь, вопросов военной безопасности). Хотя, наверное, будет более комплексно осуществлен подход, в том числе, и по безопасности по отношению к террористическим угрозам и кибербезопасности. Но НАТО создавался для противодействия военным угрозам. И вряд ли Альянс станет основным инструментом для борьбы с террористическими угрозами. Это, в первую очередь, задача национальных спецслужб, полицейских служб и налаживание координации как в многостороннем, так и в двухстороннем форматах», - говорит он.

REUTERS
REUTERS

Таким образом, Алексей Мельник убежден, что сегодня мир не нуждается в новой системе коллективной безопасности, а нуждается в том, чтобы ключевые игроки, в первую очередь, Россия соблюдали те правила, которые уже были установлены и показали свою эффективность на протяжении многих десятилетий «холодной войны» и после ее окончания. «То есть, речь идет о соблюдении основных правил и принципов. Поскольку эти теракты, в том числе, связаны и с разрушением существующей системы безопасности, основанной на международных договоренностях, а также с падением уровня доверия между странами», - считает он.

Страх вместо свободы

В свою очередь, Вадим Карасев убежден, что террористические атаки на столицу Бельгии не просто не случайны, а несут в себе определенный посыл – удар по Европейскому проекту и по Атлантическому сообществу как таковым. Другими словами, после терактов в Брюсселе у обывателя возникнут естественные вопросы: если уже Брюссель и Париж становятся небезопасными городами, то что говорить о других, более «мелких»? «Это может нанести существенный удар по привлекательности Европы и усилить антииммигрантские настроения внутри ЕС. И этим не преминут воспользоваться популистские и ультраправые партии», - считает политолог.

С таким мнением соглашается и Тарас Чорновил, по словам которого нагнетание паники, связанной с возможными повторениями терактов в других городах Европы, спровоцирует и рост евроскептицизма, вплоть до разрушения шенгенской зоны.

REUTERS
REUTERS

Политический эксперт, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик также считает, что целью подобных терактов является желание напугать европейцев и заставить их выполнить определенные шаги. «Я не исключаю, что теракты в Брюсселе являются определенным видом гибридной войны, направленной Россией против ЕС», - отмечает он.

Грубо говоря, чтобы Европа стала более сговорчивой по другим вопросам. И, кстати, об этом сразу после терактов в унисон заговорили российские высокопоставленные лица.

Не следует также исключать, что после кровавых событий в Брюсселе ЕС может затормозить или отложить вопрос безвизового режима для Украины и начать большую программу по сворачиванию программ либерализации визового режима для третьих стран. Кроме того, в Украине, как государстве, стремящемуся присоединиться к европейскому сообществу, террористическая угроза сохраняется, и она достаточно высока. Мы пока не входим в когорту стран, против которых воюют исламисты. А те, кто способен создавать террористическую угрозу на территории Украины, пока не являются террористами-смертниками. Однако, следует остерегаться террористических угроз, которые, в частности, исходят от пророссийских диверсионных групп…

Константин Гончаров, Татьяна Стежар

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение