Воскресенье,
11 декабря 2016

Наши сообщества

Джошуа Бадах: Малый бизнес никто не слышит, поэтому он уходит в тень

Ключевой эксперт европейского проекта Forbiz по улучшению бизнес-среды в Украине Джошуа Бадах рассказал в интервью УНИАН, почему необходимо делать ставку на малый и средний бизнес, какие есть преграды для его развития и, как может помочь переход на евростандарты.

Джошуа Бадах / УНИАН
Джошуа Бадах / УНИАН

Уже больше года в Украине работает Офис эффективного регулирования (BRDO), созданный при Министерстве экономического развития и торговли в партнерстве с западными донорами, целью которого является улучшение регулирования в стране для улучшения бизнес-среды и поднятия Украины в рейтинге Doing Business. Эксперты офиса занимаются инвентаризацией действующих регуляторных актов, их оценкой и разработкой предложений по их улучшению.

Организация была создана при поддержке Всемирного банка и правительства Канады, однако позже инициатива перешла к Евросоюзу, который взял финансирование на себя, а также расширил функции офиса, создав в апреле текущего года проект Forbiz, цель которого улучшение бизнес-среды с упором на развитие малого и среднего бизнеса, а также коммуникации как внутри правительства, так и с депутатским корпусом, предпринимателями и общественностью.

УНИАН поговорил с одним из ключевых экспертов проекта Forbiz Джошуа Бадахом, который до приезда в Украину помогал реформировать экономики Грузии, Таджикистана, Армении и других стран с переходной экономикой.

Скажите, почему одной из ключевых целей была выбрана поддержка малого и среднего бизнеса?

Одним из наших приоритетов деятельности является разработка стратегий для улучшения возможностей развития малого и среднего бизнеса (МСБ), поскольку и Европейский союз, и правительство видят, что МСБ является основой экономического развития любой страны.

Если вспомнить финансовый кризис 2008 года, то европейскую экономику от краха спас как раз малый и средний бизнес. Поэтому сегодня все понимают, что МСБ нужно поддерживать и развивать. Это также позволит развить средний класс, что немаловажно.

Еще одной из целей нашего проекта является усиление коммуникации, то есть вовлечение общественности и бизнес-кругов в процесс улучшения регуляторной сферы наравне с правительством, что позволит решать такие проблемы, которые не всегда замечают власти. Не потому что правительство плохое, а потому что часто есть вопросы, например, регионального уровня, которые более эффективно решаются именно на местах.

Мы тесно сотрудничаем с Государственной регуляторной службой и рядом профильных министерств для создания систематизированного подхода к регулированию. Ведь сегодня, к сожалению, нередки ситуации, когда каждое ведомство в этом направлении делает что-то свое, без коммуникации с остальными.                 

У нас в этом вопросе серьезная поддержка как Минэкономразвития, так и правительства. Они понимают, что нужно систематизировать подход и создать межведомственную координацию, поэтому оказывают нам существенную поддержку.

Для этого правительство помогло нам создать специальные рабочие группы, которые занимаются пересмотром регуляторной базы и в дальнейшем будут разрабатывать новые регуляторные решения. Данный процесс будет публично открытым. Мы считаем, что это должно улучшить координацию, чтобы, скажем, Министерство аграрной политики и продовольствия знало, что делает Министерство инфраструктуры. Ведь, как показывает практика, в Украине действия одного ведомства могут как позитивно, так и негативно влиять на работу другого.

Также у нас планируются поездки в регионы, чтобы на местном уровне собрать информацию, какие нужды у малого и среднего бизнеса. Кроме того, мы хотим понять, какое отношение у регионального бизнеса к нашим инициативам, разработанным в Киеве. Это такой себе беспрерывный обмен информацией будет между властью, бизнесом и обществом.

Кто входит в указанные рабочие группы?

Представители министерств, эксперты BRDO и проекта Forbiz, а также представители Регуляторной службы, общественных организаций и бизнес-ассоциаций.

Что, по вашему мнению, сегодня является основными преградами для развития малого и среднего бизнеса? Это сложности открытия собственного дела, или его ведения, или налоговая политика?

Это комбинация разных проблем. Например, в одной сфере может быть сложно войти на рынок. В другой сфере легко начать бизнес, но потом начинаются необоснованные проверки. Также система налогообложения непонятная и отсутствует приемлемая и доступная финансовая система, которая была бы ориентирована на малый и средний бизнес.

Сегодня же в процессе децентрализации идет передача полномочий в регионы, поэтому очень важно, чтобы там было понимание, как они могут влиять на улучшение сферы предпринимательства. Потому что теперь Киев будет давать только рамочные условия, а как конкретно помогать бизнесу будет решаться на местах. И если там не будет понимания, как это делать, то бизнес даже при очень хорошей государственной политике не сможет нормально развиваться.

Джошуа Бадах / УНИАН
Джошуа Бадах / УНИАН

Именно поэтому мы планируем выезды в регионы, как раз для того, чтобы узнать у местного бизнеса, какие проблемы они видят в законодательстве и регуляторной сфере, какие изменения они ожидают. Это даст нам лучшее понимание того, что делается, и что нужно делать. Также региональные консультации помогут бизнес-среде понять, что их мнение важно и будет принято во внимание при разработке нормативных актов. Мы надеемся, что они включатся в этот процесс, и не будут пассивным обществом, которое сидит и ждет, пока кто-то что-то им даст. Им необходимо создавать общественные организации, ассоциации и заниматься белым лоббизмом своих интересов. В этом мы опосредованно готовы им помочь.

В Украине существуют ассоциации крупного бизнеса, а также зарубежных компаний, а вот с малым проблемы. У них нет организованных форм влияния на власть, представительства в парламенте.

Объединений малого бизнеса нет, абсолютно верно, поэтому его никто не слышит, и он просто уходит в тень. Если бы этому бизнесу дали хорошие возможности для развития, увеличились бы налоговые поступления, предприниматели участвовали активнее в экономическом и политическом процессах.

Сегодня малый бизнес имеет хорошие перспективы выхода на западные рынки, это может стать толчком для привлечения инвестиций и увеличении экспорта украинских продуктов.

Поэтому развитие МСБ очень важно для развития страны, а его не будет, если люди будут задавлены сложным законодательством, непонятными процедурами, постоянными проверками. И еще при этом их никто не будет слушать.

Сегодня в Украине главные источники налоговых поступлений среди бизнеса – сплошь крупные компании. Как с этим обстоят дела в Европе?

Абсолютно обратная ситуация. Например, в Германии известные крупные предприятия, такие как BMW, Daimler-Benzи и другие составляют 0,2% экономики, а 98% - малый и средний бизнес, они платят налоги и поддерживают экономику. Сегодня это нормальная европейская и, я бы сказал, мировая система экономического развития, база любой хорошей работающей экономики.

В Украине малый и средний бизнес тоже спас экономику от гибели в 2014-2015 годах, если смотреть статистику, но этот бизнес находится в тени.   Предприниматели боятся, они не знают, что платить и куда платить.

Правила меняются чуть ли не каждый день, их никто не обсуждает с бизнесом. Они даже боятся о себе заявить, как о бизнесе, потому что сразу придут сегодня одно проверить, завтра - второе, а послезавтра – третье, или вообще закроют.  Вот, как и когда в таких условиях бизнесу работать?

Украине нужно менять механизм проверок. Во всем мире есть проверки, но они должны быть прозрачными и понятными. В Европе задача проверяющих не наказать, а научить правильно работать при соблюдении обязательных стандартов ведения деятельности. Они приходят и, если видят нарушения, выдают предупреждение, которое обязывает устранить нарушения в указанный срок. Ты исправил – все нормально. Для них самое главное, чтобы бизнес развивался и платил налоги.

В регионах это должны понимать еще лучше. Ведь бизнес не только платит налоги, но и создает там рабочие места. Власти на местах должны быть союзником бизнеса, а не оппонентом.

Если мы заговорили о проверках, то хотелось бы услышать ваше мнение о недавно принятом законе о продлении моратории на 2017 год на проведение плановых проверок малого и среднего бизнеса. Это эффективное решение?

Это хороший шаг, но это не системный подход. Потому что мораторий на год, а что потом?

Предполагается, что за этот период проверяющие органы будут реформированы.

Вот именно, предполагается, но что для этого делается? Представьте себе, что я бизнесмен, и мне дают год прожить, а потом будет расстрел. Как я могу развивать свой бизнес, с планом только на год вперед. Я инвестирую средства, меня на год оставили в покое, а потом что?

Джошуа Бадах / УНИАН
Джошуа Бадах / УНИАН

Это не системный, а популистский подход. Мы же выступаем за то, чтобы сделать понятной систему проверок. Чтобы бизнес знал, какие проверки и когда будут проводиться. А не чтобы год никто не проверял, а потом мнение властей поменялось и на предпринимателей набросятся все контролирующие органы.

Вопрос в том, хватит ли года для изменения ситуации с госрегулированием? Достаточно ли быстро, исходя из ваших наблюдений, происходят изменения и внедряются ваши предложения правительством?

Я бы сказал, настолько быстро, насколько это возможно. Но проблема в том, что в госорганах существует дефицит квалифицированных кадров. Это мешает инициативам успешно проходить все стадии утверждения в правительстве.

Также существуют узкие места, например, в Верховной Раде. Правительство может разработать прекрасный законопроект, но потом нужно его провести через парламент.

Для этого нужно работать с депутатами. Вы не собираетесь привлекать их в ваши рабочие группы, как минимум представителей профильных комитетов?

Сегодня мы налаживаем межведомственную координацию в правительстве, как только это начнет работать, мы будем подключать других участников. Сейчас же создание межведомственных рабочих групп должно дать толчок для улучшения эффективности принятия скоординированных решений.

А сейчас такого понимания и координации между министерствами в принятии решений нет?

Трудно сказать, потому что это все не систематизировано. С одним министерством может быть хорошая координация, а с другим – плохая.

Но ведь решения все равно принимает Кабмин коллегиально на своем заседании, с ними все ознакомляются.

Конечно, но иногда о предложении узнают слишком поздно, чтобы что-то изменить. Документ уже подготовлен и представлен одним министерством, а другие органы не были введены в его разработку.

Вот этой координации между ведомствами еще нет, и наша задача – показать, что коллегиальная разработка регулирующих документов дает позитивный эффект. Именно так работают правительства во всем мире, и наше правительство это тоже понимает.

Расскажите в каких секторах ведется работа по улучшению регуляции и как их выбирали?

Секторы определило правительство, как самые важные для развития экономики Украины. Это строительство, сельское хозяйство, ІТ, международная торговля, транспорт, надзор и контроль, энергетика.

Есть ли в указанных сферах какие-то общие проблемы, или для каждого они специфические?

Глобально проблемы похожи, но в каждом секторе есть своя специфика.

Например, на рынке транспорта есть проблемы в регулировании междугородних перевозок, или услуг такси. Как всем известно, автобусный парк в ужасном состоянии, а разрешения на перевозки выдаются в определенный город в конкретное время. Эту систему нужно улучшать, чтобы перевозчики могли выбирать, куда возить пассажиров и в какое время, при этом установив требования по качеству транспорта. То есть должны быть проверки состояния транспорта, но сделать более гибкими разрешения на перевозки относительно выбора места назначения и времени. Сделать свободный рынок перевозок.

В сфере строительства необходимо улучшить практику выдачи разрешений. Сегодня выдача разрешений имеет очень большую коррупционную составляющую. Сделав ее более прозрачной, мы дадим толчок развитию строительства, при этом обезопасим себя от незаконной или сомнительной застройки.

Над каждой из этих сфер мы работаем с соответствующими министерствами в рабочих группах, обеспечивая обмен информацией о том, какие есть проблемы, и что может сделать министерство для их решения. Иногда мы предлагаем конкретные варианты решений, помогаем разрабатывать нормативно-правовые акты с учетом международных стандартов и обязательств в этом плане Украины.

А кто определял проблемы?

Мы совместно с Офисом эффективного регулирования, ведомствами, общественными организациями, ассоциациями.

Вы назвали сферу строительства, но ведь на этом рынке действуют крупные компании-застройщики, где же здесь место малого и среднего бизнеса?

Это сейчас, но если провести на этом рынке либерализацию, то на рынок смогут выйти не только олигархи, но и компании среднего размера, которые строят небольшие здания или занимаются ремонтом жилого фонда.

Мировой опыт показывает, что на рынке строительства могут успешно работать и компании среднего размера. Просто в Украине так сложилась ситуация, что из-за сложной регуляторной среды лишь крупные компании могут себе позволить заниматься строительством. Издержки настолько растянуты во времени, что средний бизнес не может себе этого позволить, ждать полгода-год разрешения на строительство. Это одна из задач, стоящих перед нами, чтобы те сферы, которые сегодня недоступны для МСБ, открыть.

А что вы предлагаете улучшать в сельском хозяйстве?

Сельское хозяйство – это тоже болезненный вопрос. Например, сфера сбора орехов…

Те самые «налоговые белочки», которые зарабатывали на поборах с экспортеров орехов?

Абсолютно верно. Такие злоупотребления возможны, потому что эта сфера теневая и не организована, при этом имеет большой потенциал. Просто нужно собрать этих предпринимателей в ассоциацию и совместно с ними создать нормальные правила функционирования рынка, чтобы это не был теневой бизнес, а нормально работающая часть экономики.

Таких небольших сфер, имеющих хороший потенциал роста при правильном регулировании в сельском хозяйстве множество. Например, собирание ягод. Этот рынок дает доход, но находится зачастую тоже в тени.

Поэтому для таких предпринимателей нужно разработать нормальные правила работы, открыть рынки для экспорта, помимо уже имеющихся, чтобы они могли получать больше дохода, работая официально и платя налоги. Мы работаем как раз над тем, чтобы их правильно регулировать, и при этом не зарегулировать.

На следующий год одним из приоритетов правительство обозначило поддержку фермерства, предусмотрев 10 млрд грн господдержки. Скажите, насколько эффективно выделять из бюджета такую сумму, при этом у нас продолжает действовать мораторий на продажу сельхозземель?

Я всегда поддерживал открытие рынка земли в Украине как можно скорее. Без этого очень многие проблемы в сельском хозяйстве неразрешимы. Как может, например, фермер получить ссуду у банка, под какой залог, под свой телевизор? Во всем мире дают ссуды под залог земли. Если же она не принадлежит фермеру, как ему финансировать производство?

Тем более, что аграрный сектор очень важен для экономики Украины. Если бы он составлял 0,5% ВВП, тогда можно было оставить его на позже, но аграрный сектор такой важный и имеет такие перспективы развития. Понятно, что вопрос сложный политически, но его нужно решать.

Поддержка фермерства – хорошее решение, но должно быть подкреплено открытием рынка земли.

А насколько важно улучшать бизнес-среду для малого и среднего бизнеса в Украине с точки зрения евроинтеграции?

Многие думают, что подписание Украиной соглашения об ассоциации будет касаться только тех компаний, которые экспортируют продукцию, а это не так. Ассоциация обязывает гармонизировать всю законодательную базу в Украине с европейскими нормами.

Представьте себе небольшое предприятие, которое занимается забоем скота где-нибудь в Житомире. Человек никогда экспортом не занимался, а поставлял мясо исключительно на местный рынок. Но в течение 10 лет он все равно должен внедрить у себя на производстве евростандарты.

Джошуа Бадах / УНИАН
Джошуа Бадах / УНИАН

Поэтому важно информировать общественность о том, что Соглашение об ассоциации гораздо шире, чем сфера экспорта. Украина имеет 10 лет на гармонизацию законодательства, и чем раньше начнется этот процесс, тем он легче пройдет.

Если на девятом году кто-то проснется и поймет, что остался год на доведение законодательства и стандартов в производстве до европейских норм – это будет очень болезненный процесс, и результаты могут быть отрицательными. Ведь, когда делаешь что-то быстро, можно сделать некачественно.

Одной из целей наших поездок в регионы будет, в том числе, донесение информации о том, что важно уже сегодня начинать внедрение европейских стандартов.

А как вы собираетесь донести до бизнеса необходимость таких изменений. Если он не работает на экспорт, зачем ему нести дополнительные затраты на приведение своего дела до евростандартов?

Для украинских производителей это будет означать открытие доступа на мировые рынки. Если вы производите продукцию по европейским стандартам, для вас автоматически открываются не только рынок Европы, но и рынки всего мира.

Например, не так давно Россия ввела эмбарго на польские яблоки. Сначала это было проблемой, потому что огромный рынок закрылся. Первые 2-3 месяца польские производители не знали, что делать, потом они быстро переориентировались на Южную Африку и Азию. Почему у них это получилось сделать быстро? Потому что они производили по европейским стандартам. Теперь им российский рынок не нужен, даже если Россия откроет его вновь, они могут сказать: «До свидания, нам не нужен ваш рынок».

Или другой пример – грузинское вино, которое тоже запретили ввозить в Россию. Тогда грузинские производители перестроились на мировой стандарт качества продукции, привезли голландских специалистов, которые им сделали красивые винные бутылки, и теперь они по всему миру продают свое вино.

Вот эта гибкость продукции, сделанной по европейским стандартам, даст украинскому бизнесу возможности для выхода на мировые рынки. Например, в Германии скажут, что не нуждаются больше в украинских орехах, тогда можно быстро переориентироваться на латинскую Америку, Китай или другие страны.

Да, это трудный процесс, есть определенные затраты, но результат потрясающий, потому что сегодня все восточноевропейские страны, которые перестроились на европейские стандарты, уже могут продавать продукцию по всему миру. Этот эффект очень заметен в Польше, Прибалтике. Они перестали зависеть от одного рынка.

Возможность выхода на другие рынки поможет Украине стать экономически независимой от России или любой другой страны.

Также не стоит забывать, что европейские стандарты позволят повысить качество продукции. Даже если продукция будет выпускаться не на экспорт, ее можно будет дорого продать и в Украине. Потому что это будет уже конкуренция с импортными товарами. Зачем украинскому покупателю платить больше за какой-то импортный продукт, если в Украине он сделан по той же технологии и стоит при этом в два раза дешевле.

Нередко наши политики заявляют, что нельзя слепо следовать советам западных партнеров, поскольку мы находимся не в одинаковых позициях в сравнении с тем, как дела обстояли в европейских странах во время проведения там масштабных реформ. Насколько ваши рекомендации для Украины отличаются от тех, что вы давали другим восточноевропейским странам?

Вы знаете, во всех странах, где я работал, говорили, что они не такие, они особенные. Но как-то реформы получались. Поэтому я не верю в то, что какая-то страна может быть не такой, или иметь не такую ментальность, чтобы продвигаться на пути реформ.

Конечно у каждой страны есть своя специфика, своя фундаментальная экономика, но нужно учитывать и накопленный годами мировой и европейский опыт в улучшении регуляторной сферы. Все страны Европы пользуются хорошими примерами соседей, никто не изобретает велосипед, а адаптируют и модифицируют под свои потребности опыт других. Это нормально. Украине тоже пришло время стать нормальной европейской страной и передавать свой опыт другим не боясь брать успешные примеры извне.                  

Европейская и мировая история показывает, что успешное развитие предпринимательства зависит от хорошего регулирования, от прозрачного налогообложения, умного финансирования и предпринимательского духа, а он у украинцев есть. Поэтому, когда я смотрю на Украину, я вижу огромный потенциал.

К сожалению, ваша страна чуть-чуть опоздала с изменениями, по сравнению с другими постсоветскими странами Восточной Европы. Зато ей не нужно наступать на те же грабли, что и им. Путь реформ, если захотеть, может быть гораздо менее болезненным. Ведь можно брать хорошие примеры того, что было уже сделано, а не идти в сторону, чтобы потом возвращаться.

И я вижу у украинского правительства желание что-то менять. Может не всегда все получается, и результат не всегда очевиден и мгновенно не проявляется, но главное, что есть желание продвинуть страну вперед, а это очень важно. Поэтому у меня есть надежда, что Украина станет еще одним хорошим примером успешных реформ.

Дмитрий Сидоренко 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение